09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗЕМЛЮ БЕРУТ В ОБОРОТ

Владимирова Елена
Опубликовано 01:01 01 Февраля 2001г.
Страна вступила в новое тысячелетие без такого основополагающего кодекса, как земельный. Но на днях судьбоносный земельный вопрос обсудил президиум Госсовета. Госдума приняла в первом чтении законопроект о введении в действие ранее "замороженной" 17 главы Гражданского кодекса. В соответствии с нею, собственники земельных участков (владельцы личных подсобных хозяйств, садовых наделов) могут досрочно, до принятия Земельного кодекса, получить законное право - продавать, дарить, завещать свои сотки, сдавать их в залог, аренду. Сторонники частной собственности на землю решили покончить с теневым ее оборотом, создать правовые основы для привлечения инвестиций в экономику. Эти события дали толчок новым спорам относительно судьбы "кормилицы".

МУЖИКУ НЕ ХОЛОДНО И НЕ ЖАРКО
Александр ПЕТРИКОВ, директор Всероссийского института аграрных проблем и информатики:
- Увы, думцы приняли некое половинчатое решение. Законными правами (продавать землю, дарить ее, завещать, сдавать в аренду) наделены владельцы шести соток, личных подсобных хозяйств. Но у подавляющего большинства крестьян еще Бог знает сколько времени не будет таких прав.
Даже окончательная и бесповоротная передача селянину в частную собственность участка, на котором расположено его личное подсобное хозяйство, едва ли стимулирует развитие производства. Когда мы говорим об ЛПХ, мы говорим о продовольственном обеспечении отдельной семьи, в лучшем случае - о работе частника на узкий местный рынок. А для ведения крупного товарного производства надо развивать частные корпорации. Тут потребуется и гораздо больше землицы, и узаконенные права всех крестьян на ее оборот.
Мне сдается, что таких прав у хлебопашца было гораздо больше в конце ХIХ века, чем в последующие времена. Ибо тогда были широко распространены аренда, прикупка земли, залог ее в банке, другие операции. Сокращались землевладения дворянские, зато росли крестьянские. Естественно, не у всех мужиков дела шли в гору. Я вообще не склонен идеализировать ХIХ век. Но затеянная тогда реформа, даже не доведенная до конца, тем не менее дала мощный толчок к росту производства.
А век ХХ наглядно продемонстрировал: не может быть рационального землепользования без частной собственности на землю. По законам развитых стран землевладелец несет перед обществом колоссальную ответственность за то, как он распоряжается своим наделом. Боже упаси, нарушить экологию, не соблюсти агротехнические, фитосанитарные и прочие нормы.
Наш институт давно ратует за регулируемый государством оборот сельскохозяйственных земель. Но при этом мы отдаем себе отчет в том, что земельный рынок не может быть "вольницей". Нужен ряд ограничений. Скажем, право покупать и продавать землю должно быть только у граждан России, а иностранцы могут брать ее в аренду. В каждом регионе нужна своя дифференциация норм наделения собственника угодьями. На Кубани, где на землю спрос очень большой и высока плотность населения, одна норма. На Вологодчине, где деревни обезлюдели, годится другая. Если частник допустит нецелевое использование сельхозугодий, некогда плодородное поле превратит в заросли бурьяна, у государства должно быть право изъять надел в свою пользу.
А КТО ПРОТИВ РЫНКА?
Владимир ПЛОТНИКОВ, председатель Комитета по аграрным вопросам Госдумы:
- Я - за цивилизованный земельный рынок. Но государству на нем должна быть отведена главенствующая роль. И действовать оно должно исключительно на основе грамотных законов. А их пока нет, как нет и методики оценки земли, кадастрового учета. Мы до сих пор даже не определили цену земли. В Саратове пашню в свое время выставляли на аукцион по девять долларов за гектар. Но никто все равно не позарился. Впрочем, крестьяне бы охотно купили, да у них нет денег. У новых русских капитал есть, но напрочь отсутствует желание заниматься производством сельхозпродукции. Прибыльно работать на земле у нас пока крайне трудно. И это знают все. Правда, нувориши могут сделать такую покупку для другой цели: перепродать и "наварить" прибыль. Но если земля будет выступать только в качестве товара, продовольственную проблему мы никогда не решим. Чтобы россияне не уповали на заморскую пшеницу, американские окорочка, землица должна принадлежать тем, кто на ней работает. Никто другой страну не накормит.
Помните, в каком правовом вакууме и в какой спешке приватизировалась промышленность? Бывало, что иностранные инвесторы через посредников мешками скупали акции крупных заводов. И где сейчас те заводы, преуспевают ли они? Когда говорят, что после введения частной собственности на землю земля станет по крайней мере лучше обрабатываться, АПК получит долгожданные инвестиции, не могу не задать встречный вопрос: почему тогда не очень успешно продвигаются дела в уже приватизированных отраслях экономики, отчего инвесторы не спешат вкладывать в них свои средства?
ЗАПРЯГАЕМ МЕДЛЕННО. И ЭТО ПРАВИЛЬНО
Рудольф ПРАУСТ, глава крестьянского хозяйства, председатель фермерской ассоциации Пыталовского района Псковской области.
- Медленно, по-муравьиному, но мы все же движемся вперед в решении земельного вопроса. А рвани на всех парах, греха бы не обобрались. Слишком большая у нас страна, очень разные в обществе взгляды на то, как распоряжаться главным национальным достоянием.
Газеты пишут: Дума "разморозила" 17-ю главу Гражданского кодекса. Вношу уточнение: пока нет. Законодатели лишь достали ее из "морозильной камеры", чтобы она потихонечку "оттаяла". А страна как безмолвствовала, так и безмолвствует. Даже те 16 миллионов россиян, которые имеют личные подсобные хозяйства, не больно-то радуются перспективе получить законное право продавать свои сотки, дарить, закладывать... Хотя эти 16 миллионов, по данным статистики, только в прошлом году произвели около 60 процентов всей сельхозпродукции.
Более того, отмалчиваются и фермеры, которых не менее 260 тысяч. Частник вкалывает и вроде не жаждет радикальных перемен. Он их даже боится. Многие из вольных землепашцев перерегистрировались во владельцев ЛПХ. До того задавили налоги, что хочешь не хочешь, а "перекрасишься". Лишь единицы действительно занимаются предпринимательством и не прочь расширить свои наделы, получить их в законную собственность.
Псковские граждане совершенно не боятся, что кто-нибудь скупит оптом всю окрестную землю. Ее тут в отличие от Кубани, Ленинградской, Московской областей - переизбыток. Даже на каждого новорожденного - гектара по три приходится. А надел фермера (или владельца ЛПХ - как угодно его называйте) - в среднем гектаров 13-14. И редко кто даже при всем желании их обрабатывает.
Между прочим, ровно такие же наделы - у большинства финских фермеров. И в таких же, как на российском северо-западе, климатических условиях, финские парни "облизывают" буквально каждую принадлежащую им сотку. Потому и получают прекрасные урожаи. В стране Суоми такие законы, что их землевладелец несет перед обществом колоссальную ответственность за состояние пашни, лугов.
Но и у них не сразу такое положение вещей сложилось. Сменилось несколько поколений после отделения Финляндии от России, прежде чем там сформировались и такой класс собственников, и такое законодательство. Видимо, и нам нужно время.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников