06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОСЛЕДНИЙ РЕЙС К БОСФОРУ

Пасякин Владимир
Опубликовано 01:01 01 Февраля 2001г.
Даже на фоне уже привычных, к сожалению, наших нынешних потрясений трагедия, случившаяся в минувшую пятницу в Черном море, поражает своей нелепостью. В 100 милях от Севастополя на траверзе мыса Сарыч всего за несколько минут затонуло шедшее из Стамбула в Евпаторию украинское пассажирское судно "Память "Меркурия". Из находившихся на борту 51 пассажиров и членов экипажа спастись удалось лишь 32.

Отчего "Память "Меркурия" в погоду, по зимним временам почти тихую (волнение моря всего около 2 баллов), затонуло так быстро, словно получило торпеду в борт? Почему никто в районе оживленнейшего мореплавания не услышал сигнала бедствия с тонущего теплохода и тревога на берегу поднялась только спустя двое суток, когда на спасательных плотах люди уже умирали от переохлаждения? Ответы на эти вопросы теперь ищет прокуратура. Видимо, поэтому рассказы членов экипажа, которым, скорее всего, предстоит нести уголовную ответственность, и уцелевших пассажиров так отличаются в весьма существенных деталях.
По словам третьего помощника капитана Виталия Бондаря, авария произошла столь быстро, что никто ничего не успел понять. Около 20 часов был резкий толчок, и судно сильно накренилось на правый борт и уже не выправилось. Свободные от вахты члены команды и пассажиры ужинали. Со столов в кают-компании и из шкафов посыпалась посуда, погас свет. Тем не менее, считает Бондарь, экипаж сохранил самообладание и действовал профессионально. Моряки сумели вывести пассажиров на верхнюю палубу, надеть на них спасательные жилеты, сбросить на воду три спасательных плота. В УКВ-диапазоне был подан сигнал бедствия. Такой же сигнал якобы прозвучал и по системе глобальной космической связи (только ничего этого на берегу не услышали). Паники, утверждает он, не было.
Совсем иначе рассказали нам о происходившем тем вечером на "Памяти "Меркурия" пассажиры - главным образом "челноки", возвращавшиеся домой с товаром с турецких рынков. Одна из них, Эльвира Приколаб из Донецка, с ужасом вспоминает:
- В кромешной тьме все с криком метались по накренившейся палубе. Куда бежать, что делать? Кто-то хватал свой товар, пытаясь спасти и его, ведь на последние деньги покупали все это, в долги влезли. Куда там... Самим бы уцелеть. Никто никаких спасательных жилетов не раздавал. Сами искали их по каютам. В моей, четырехместной, жилетов оказалось всего два. Надувные плоты летели за борт, и волны их тут же относили в сторону. В темную воду люди прыгали наудачу, надеясь доплыть до плотов.
Эльвира, у которой в Донецке остались 10-месячная дочь и муж, в шоке не только от пережитого в море. Перед рейсом в Стамбул семья заняла по знакомым 1000 долларов, чтобы купить кое-какого товара. Сумма, которую теперь надо как-то возвращать, для них совершенно неподъемная. Что делать - она не знает.
Продолжает ее рассказ пассажир Виктор Корж, студент первого курса Босфорского университета:
- Я оказался на ближнем плоту, до которого сумел доплыть. Нас набилось на него, рассчитанного на десятерых, 24 человека. Все в мокрой одежде, волны поминутно захлестывали. А на плоту не то что двинуться нельзя, даже пошевелить онемевшими от холода руками и ногами невозможно. Первую ночь никто не спал - боялись насмерть замерзнуть. Чтобы облегчить полупритопленный плот, поначалу хотели даже выбросить за борт запасы продовольствия и пресной воды. Думали, что нас ищут, что вот-вот спасут, без еды обойдемся. С рассветом обнаружили неподалеку пустой плот с нашего теплохода. Принялись грести к нему. Догнали только к вечеру. 11 человек тотчас перебрались на него. Один к этому времени умер от переохлаждения. Как пережили вторую ночь - страшно и вспоминать.
Это была ночь на воскресенье. Их еще и не собирались искать. Тревогу подняли только около 16 часов, когда ожидание "Памяти "Меркурия" в Евпатории подозрительно затянулось. Поразительно, но в одной из структур, куда первым делом обратился за помощью Александр Степаненко, директор фирмы "Сата", которой принадлежал теплоход, тут же предложили прежде заплатить за горючее, необходимое для поисков.
- Если бы не Черноморский флот России, который бескорыстно отправил свою авиацию к месту катастрофы, вообще неизвестно, чем бы все это закончилось, - говорит сегодня директор.
Что же все-таки погубило "Память "Меркурия"? Перегруз? Экипаж уверяет, что его не было. Может быть, прав начальник морской спасательной службы Минтранса России Владимир Карев, считающий, что теплоход, построенный в 1964 году, подлежал списанию еще десять лет назад. По его оценке, на таком не то что в море - по реке ходить опасно. Эксперты в Украине к тому же уверены: капитан грубо нарушил правила мореплавания. Учитывая солидный возраст и техническое состояние, "Память "Меркурия" должен был тихо чапать в порт приписки вдоль румынских и болгарских берегов. А он пошел самым коротким путем напрямик через море.
Злая усмешка судьбы: бывшее гидрографическое судно Черноморского флота названо в честь геройского брига "Меркурий", памятник которому высится на Матросском бульваре Севастополя. Под командой капитан-лейтенанта Казарского тот "Меркурий" не спустил флага перед двумя турецкими линейными кораблями, до последнего отбивался от них своей слабосильной артиллерией. Дело было у Босфора. Как раз в тех местах, куда уходил "Память "Меркурия" в свой последний рейс за турецкими шмотками.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников