04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИНВАЛИДЫ, СТРОЙСЯ!

Образцова Людмила
Опубликовано 01:01 01 Февраля 2001г.
Мать солдата Алексея Р. пришла к нам в Союз комитетов солдатских матерей вся в слезах. И было отчего. Алексея из Оренбургской области призвали в погранвойска в ноябре 1999 года. Был вполне здоров. Но уже в январе заболел ангиной, потом воспалением легких, попал в госпиталь, где выяснилось, что болезнь дала осложнение на почки. Два месяца провел в краевой хабаровской больнице, затем юношу перевели в Подмосковье, в Главный военный госпиталь Федеральной пограничной службы. Состояние здоровья резко ухудшилось. Бросив работу, мать солдата приезжает в госпиталь и не отходит от больного сына. На ее вопрос о шансах на выздоровление парня военврач Лебедев безжалостно отрезал: не видите, что ли - ваш сын умирает!

После нашего вмешательства Алешу в крайне тяжелом состоянии перевели наконец в нефрологическое отделение больницы имени Боткина. Но и здесь возникли сложности: военные медики обещали обеспечить тяжелобольного солдата медицинскими препаратами, которых не хватает в больнице. Ведь Алексей пока не комиссован и как военнослужащего его должны лечить в военном госпитале. Обещать-то обещали, но каждый препарат матери приходится выбивать с боем. Сейчас Алексею стало чуть лучше. Ему предстоит пройти военно-врачебную комиссию - и его уволят из армии как больного. Юноша получит инвалидность и военную страховку, после чего ему придется лечиться в гражданских медицинских учреждениях. Где брать деньги на дорогостоящие лекарства, поездки в больницы? Как жить, если мать не может работать, ухаживая за больным сыном?
К сожалению, это общее правило. Военнослужащие по призыву после увольнения из Вооруженных Сил теряют право на лечение в военных медицинских учреждениях. А ведь ребятам, уволенным по болезни досрочно, впереди "светит" длительный "ремонт здоровья".
Москвич Сергей Б. прослужил всего месяц, как почувствовал себя очень плохо. Приехавшей на присягу сына Любови Николаевне пришлось бороться за жизнь Сергея. Его срочно госпитализировали, но болезнь прогрессировала, и солдата перевели в Москву в Главный военный госпиталь имени Бурденко. Здесь мать услышала страшный диагноз - лимфосаркома. И это в 18 с небольшим лет! В госпитале Сереже провели лечение и комиссовали. Теперь он - инвалид 1-й группы при маме, которая сама инвалид 3-й группы. А еще в семье есть сестра - подросток. На всех троих - две пенсии по инвалидности и такое страшное горе...
Женя Г. тяжело заболел, проходя службу на Севере. Он потерял обе почки, стал инвалидом 1-й группы. Вот уже четыре года живет в одном из московских госпиталей, где ему три раза в неделю проводят 4-часовую процедуру гемодиализа. Женя ждет операцию, но донорской почки пока нет, и никто не знает, сколько еще ему ждать операции и жить вне семьи. Женя не может ни учиться, ни работать, ни создать семью. Он вынужден жить в больничной палате и ждать, ждать... Мама Жени изредка приезжает навестить сына, откладывая деньги на такую поездку в течение всего года. На родине Евгения, в небольшом городке Пермской области, оборудования для проведения гемодиализа нет. За эти годы врачи только раз смогли отпустить Женю домой - на три дня. Больше нельзя, иначе - интоксикация организма и смерть. Парень "привязан" к аппарату гемодиализа, каждый сеанс которого на импортном оборудовании стоит около 200 долларов. Навещая Женю в госпитале, мы иногда застаем его во время проведения этой процедуры и, несмотря на ее тяжесть, радуемся, что он бесплатно получает дорогостоящую медицинскую помощь в хорошо оборудованном военном медицинском учреждении.
Но случай Жени - действительно счастливое (хотя вряд ли здесь уместно это слово) исключение. В Главном военном госпитале имени Бурденко проходят лечение несколько военнослужащих по призыву с онкологическим заболеванием крови. Все они были призваны на военную службу с категорией "годности". А что значит - "вполне здоров". Военнослужащий ракетных войск Максим М. из Тверской области заболел через 3 месяца после призыва. Сергей Х. из Саратовской до болезни прослужил в тех же войсках год. Миша К. служил в автобате в Ростовской области, заболел спустя полтора года. Пока они в хороших условиях получают квалифицированную помощь. Ребята мечтают вернуться домой, веря, что тут и стены помогают. Мы тоже надеемся и верим. Но их матери, как это ни противоестественно, со страхом ждут их возвращения и встречи с нашей "бесплатной" медициной. Они не понимают, почему их дети после увольнения с военной службы, где они потеряли здоровье, теряют и право на медицинскую помощь военных ведомств.
Побывав в десятках военных госпиталей, побеседовав с родителями, солдатские матери считают, что законодатели обязательно должны принять поправки к Закону РФ "О статусе военнослужащих": тем, кто потерял здоровье на военной службе, должна быть предоставлена возможность бесплатно лечиться у военных медиков.
Комитетам солдатских матерей постоянно приходится иметь дело с жалобами на состояние здоровья призывников и военнослужащих срочной службы. Из всех обращений процентов пятнадцать связаны с заболеваниями: жалобы на неправомерный призыв, на невнимательное отношение к здоровью новобранцев, на несвоевременную, а порой некачественную медицинскую помощь. В наше время и так значительная часть молодежи не может похвастаться крепким здоровьем. Особенно же горько, когда ребята, ушедшие в армию здоровыми, после военной службы возвращаются тяжело, а иногда, к ужасу родителей, неизлечимо больными.
В госпитале имени Бурденко опытный врач-гематолог объяснил, что тяжкий недуг, скорее всего, "спал" в них до призыва, возможно, на клеточном или генном уровне, но в условиях стресса (а военная служба практически всегда связана со стрессами), к несчастью, "проснулся". Вот если бы в процессе призыва каждому молодому человеку в полном объеме был сделан анализ крови на хорошем современном оборудовании, - может быть, какие-то отклонения от нормы и были бы выявлены. Мы знаем, что это оборудование очень дорого, оно не по карману всем лечебно-профилактическим учреждениям. Но если мы хотим иметь здоровую молодежь, полезно бы оснастить призывные комиссии хотя бы субъектов Федерации самыми современными анализаторами и перед отправкой к месту службы проверять на них абсолютно всех призывников. Нам скажут, что это - утопия и, как обычно, у государства нет средств. Но ведь не жалеют призывные комиссии государственных денег, когда призывника направляют по нескольку раз в больницу для подтверждения "непризывного" диагноза. (Не верят своим коллегам-врачам?)
На наш взгляд, настало время вывести медицинские комиссии из состава призывных и создать наделенные экспертными правами диагностические центры, оснащенные современным оборудованием, с высококлассными врачами-специалистами. Подобные центры могут работать на базе уже имеющихся медицинских учреждений. Услугами таких центров могли бы пользоваться и силовые ведомства для оценки состояния здоровья лиц, поступающих к ним на службу. Кроме того, такие центры можно было бы использовать для проведения медико-социальной экспертизы инвалидов. Вот где, на наш взгляд, экономия средств.
И еще проблема. Работая с письмами, приходящими в нашу организацию, часто приходится думать, как и где найти спонсоров, которые бы помогли призывникам, пострадавшим на военной службе? Печальный опыт общения с банками и богатыми фирмами научил нас не обращаться к ним с просьбой о помощи: не помогут. Чаще всего на просьбы о помощи откликаются те, кто не богат. Порой небольшие фирмы, служащие, рабочие, часто даже пенсионеры присылают отложенные на черный день крохи. Так и помогают обездоленным, действуя по принципу: сегодня помогу я, а завтра помогут моему сыну или внуку. Не облеченные властью люди делают то, что должно делать государство.
Комментарий военного обозревателя
Точка зрения авторов этого материала не вызывает никаких существенных возражений в Главном военно-медицинском управлении Министерства обороны РФ. Там признают, что было бы справедливым и правильным принимать в госпитали на лечение и комиссованных на "гражданку" солдат-срочников, получивших тяжелые заболевания на воинской службе. Но этот человеколюбивый порыв врачей, к сожалению, разбивается об особенно суровую нынешнюю армейскую реальность. А она такова. Одно только вступление в силу в 1998 году Закона "О статусе военнослужащих" сразу на 600 тысяч человек увеличило число граждан, имеющих право на получение бесплатной медицинской помощи в военно-медицинских учреждениях. Однако ни поликлиник, ни госпиталей, ни санаториев у Минобороны от этого больше не стало. Вот и получилось, что имеющимися силами военные врачи в состоянии обеспечить, к примеру, лишь 40 процентов пенсионеров своего ведомства и не более 25 процентов членов семей военнослужащих, имеющих это право уже по действующему закону.
Существенно поправить дело вряд ли удастся и в обозримой перспективе: все последние годы минимальные потребности военной медицины финансировались не более чем на 10-15 процентов.
Хотя простое человеческое сострадание, бывает, вынуждает врачей в погонах делать больше, чем их обязывает закон. Так, в Главном военно-медицинском управлении рассказали, что в их 5-м клиническом госпитале в Москве уже пятый год спасают от лейкемии солдата, давно уволенного со службы.
Очень жаль, но этот случай - исключение. Больше таких вот исключений Министерство обороны сделать пока не в состоянии. Необходимо обеспечить соответствующее финансирование военной медицины.
Сергей ИЩЕНКО.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников