07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СКАНДАЛЬНЫЙ МЕЗАЛЬЯНС

Боханов Александр
Опубликовано 01:01 01 Февраля 2001г.
В издательстве "АСТ-ПРЕСС" выходит книга известного историка Александра Боханова "Романовы. Сердечные тайны". Отрывок, посвященный младшему брату Николая II, мы публикуем сегодня.

Младший сын императора Александра III появился на свет осенью 1878 года, когда его отец не занимал еще царского престола. Он пятый ребенок в семье Александра Александровича и Марии Федоровны.
Михаил вырос физически крепким, добросердечным, веселого нрава человеком.
Смерть супруга привязала императрицу Марию Федоровну к младшим детям, она стала о них заботиться и переживать, как не переживала и не заботилась в пору их детства. "Иго материнской заботы" сказалось на судьбе Михаила Александровича, которого мать беззаветно любила. Ему уже давно перевалило за двадцать лет, уже служил в гвардии, командовал подразделением, а матушка все еще считала его "маленьким" и готова была не отпускать его без контроля ни на шаг.
В июне 1899 года случилось большое несчастье. В далеком Абастумане скончался великий князь Георгий Александрович, брат монарха, наследник престола, третий сын Марии Федоровны и Александра III. Это печальное событие принципиально изменило общественное положение Михаила Александровича. Из младшего брата он превратился в престолонаследника.
Хотя царь Николай II к тому времени состоял уже почти пять лет в браке, имел троих детей, но все - девочки. Корона же должна была наследоваться лицом мужского пола. И самым близким из династии по степени родства с монархом являлся Михаил. Эта новая роль свалилась на него совершенно неожиданно, когда ему был почти двадцать один год. Он не думал, что это надолго, он собирался лишь временно исполнять свои высокие обязанности - помогать брату Ники. Правда, помощь эта сводилась главным образом к династическо-представительским обязанностям.
Николай II и Мария Федоровна не питали иллюзий насчет государственных способностей Михаила: мать считала Михаила не только "легковерным", но и "легкомысленным". Она долго не могла успокоиться после того, как ее Миша - "наследник престола!" - отправившись в январе 1901 года в Англию с официальной миссией на похороны королевы Виктории, умудрился "прозевать" саму процедуру погребения в Виндзоре, так как очень увлекся прогулкой по Лондону.
Вдовствующую императрицу чрезвычайно заботило семейное будущее младшего сына. Считая его и в двадцать пять лет все еще "маленьким", она тем не менее постоянно думала о возможной невесте. Общественный ранг Михаила Александровича сам собой подразумевал, что будущий брак должен быть равнородным. Но здесь-то и таилась главная сложность.
После почти десятилетнего ожидания 30 июля 1904 года у царя и царицы родился сын, названный Алексеем. Теперь, как злословили в высшем свете, "Михаил Александрович получил отставку". Сам "отставленный" не только не грустил по этому поводу, но даже наоборот, был преисполнен искренней радости. Интерес его теперь фокусировался совсем в другой области: он решил жениться. Он влюблялся в жизни не раз, но лишь дважды его чувства затмевали рассудок. Впервые такое случилось в 1905 году, когда он вознамерился жениться на фрейлине Александре Коссиковской. Но эта история благополучно разрешилась: Михаил был отправлен за границу, а Коссиковскую попросили оставить столицу.
Вскоре после того как брат царя расстался с Коссиковской, на его жизненном пути встретилась новая "пассия". Это была дочь адвоката Наталья Сергеевна Шереметевская (1880 - 1952). Она родилась в дачном поселке Перово под Москвой, в 1902 году вышла замуж за представителя известной купеческой семьи Сергея Ивановича Мамонтова, от которого родила дочь Наталью. Брак этот оказался недолгим, в 1905 году она добилась развода. Связи отца в адвокатуре Москвы помогли без особых помех сладить разводное дело.
В том же году Наталья Сергеевна вышла замуж за поручика Владимира Владимировича Вульферта, служившего в лейб-гвардии Кирасирском полку. В том же гвардейском подразделении служил и великий князь Михаил Александрович, что предопределило неизбежность их встреч на полковых праздниках и вечерах.
В 1908 году у двадцативосьмилетней замужней красавицы и тридцатилетнего князя-холостяка начался флирт, очень быстро переросший в бурный роман. Сам поручик Вульферт относился к адюльтеру супруги довольно безразлично, но многие другие реагировали совсем иначе.
Влюбленные же жили в своем мире, в мире восторга и обожания. Для Михаила Наташа вообще стала смыслом существования. Когда они не виделись, а такое случалось нередко, то посылали друг другу бесконечное число телеграмм и любвеобильных посланий. "Моя дорогая, прекрасная Наташа, нет таких слов, которыми я мог бы поблагодарить тебя за все, что ты даешь мне. Не печалься, с помощью Господа Бога мы очень скоро встретимся. Пожалуйста, всегда верь мне и в мою самую нежную любовь к тебе, моя дорогая, самая дорогая звездочка, которую я никогда, никогда не брошу. Я обнимаю тебя и всю целую. Пожалуйста, поверь мне, я весь твой. Миша".
Вскоре выяснилось, что его возлюбленная в "интересном положении" и через несколько месяцев должна будет разрешиться от бремени. Он не сомневался, что это его ребенок. Пикантность ситуации состояла в том, что будущая мать была замужем, а стало быть, и ребенок юридически никакого отношения к нему иметь не будет. Наташа рыдала, Михаил ее успокаивал, как мог. Он готов был признать свое отцовство, но для этого надо было Наташе получить развод. Оставался один путь: обратиться к брату-царю и просить его содействия.
Михаил прекрасно понимал, что стоит ему лишь заикнуться о намерении жениться на Наташе, как он тут же получит твердый и решительный отказ во всех своих просьбах. Поэтому он решил лишь просить о разводе, с целью "принять участие в воспитании своего ребенка". Николай II испытывал нежные родственные чувства к своему брату, любил его за честность, прямоту, веселый нрав. Однако император не был настольно наивным, чтобы не понимать, что как только "дама сердца" окажется свободной, то угроза мезальянса станет вполне реальной.
Будучи по природе своей человеком искренним, преисполненным чувством долга, царь полагал, что, если Миша даст "честное слово" не идти под венец с разводкой, то этого будет достаточно. Михаил Александрович такое слово дал, и царь успокоился. Расторжение брака оформили быстро и без лишнего шума. Бывший муж Вульферт в виде отступного получил кругленькую сумму в 200 тыс. рублей.
24 июля 1910 года Наталья Шереметевская родила в Москве сына, который получил имя Георгий. Николай II оказал милость: мальчику было позволено носить отчество "Михайлович", пожалованы дворянские права, а матери и сыну присвоена фамилия "Брасовы" - по названию имения в Орловской губернии, принадлежавшего Михаилу Александровичу.
Однако царским родственникам не была по душе маячившая перспектива женитьбы Михаила на Брасовой. Ясно было, что в России незаконное венчание не состоится. Здесь ситуация была под полным контролем властей. Однако влюбленные постоянно ездили за границу, где находились подолгу. За границу был командирован жандармский генерал А.В. Герасимов, получивший полномочия предупредить русские православные духовные миссии о том, чтобы священники не совершали обряда венчания Великого князя Михаила.
Осенью 1912 года Михаил и Брасова в очередной раз отправились за границу. Административная машина была опять начеку. Однако в этот раз влюбленным удалось обыграть "недремлющее око" империи. В Вене в сербской православной церкви Святого Саввы 17 октября они обвенчались.
Скрыть брак брата царя не было никакой возможности. Пришлось ограничиться известными "мерами воздействия". Михаилу Александровичу воспретили въезд в Россию, уволили со службы, лишили званий, а над его имуществом учредили опеку. Первоначально Михаил с семьей поселился на юге Франции, затем они переехали в Англию, где арендовали большое поместье. Вскоре после начала первой мировой войны брат императора был прощен и вернулся в Россию. Сердечные отношения между ним и монархом восстановились. Брак его признали, сын в 1915 году получил титул графа.
2 марта 1917 года Николай II отрекся от престола в пользу своего брата Михаила. В соответствии с "буквой закона", Михаил, состоявший в морганатическом браке, венценосцем быть не мог. Но Николай II оказался в столь безвыходном положении, что было уже не до правовых нюансов. Ситуация же в стране сложилась такая острая, что о воцарении нового монарха уже не могло быть и речи. Михаил Александрович после обсуждения положения с некоторыми близкими людьми и общественными деятелями "братский дар" так и не принял, передав вопрос о форме правления на усмотрение Учредительного собрания. Так как Михаил царскую клятву не давал, то правителем не был ни одного часа, хотя иногда его называют таковым под именем Михаила II.
31 июля 1917 года Михаилу было дозволено повидаться с арестованным братом Николаем. Встречу организовал сам всесильный тогда правитель "свободной России" А.Ф. Керенский, который на ней и присутствовал. Михаила и Николая он не оставил ни на одно мгновение. Наверное, как всегда боялся, что без него братья тут же организуют "монархический заговор". Да и сама эта встреча длилась всего 10 минут. На просьбу Михаила повидаться с детьми Николая II фигляр-правитель ответил резким "нет". Михаил Александрович вышел после свидания со слезами на глазах, а на следующий день до него дошла весть, что семья брата отправлена в Сибирь.
Впереди Михаила ждали тяжелые испытания. В конце августа его вместе с супругой заключили под домашний арест. Захват власти в Петрограде большевиками первое время не отразился прямо на жизни брата поверженного царя. Сам Михаил в ноябре явился в Смольный к управляющему делами нового правительства - Совнаркома - В.Д. Бонч-Бруевичу и попросил "узаконить" его положение. Здесь ему была выдана справка о том, что он "может свободно проживать" как гражданин республики. Однако прошло несколько месяцев, и в конце февраля 1918 года "гражданина Романова" сослали в Пермь. Здесь он прожил почти три месяца.
Большую часть этого времени с ним находилась Наташа. Дети (сын и дочь от первого брака) остались у родственников, и Наталье Сергеевне приходилось отлучаться, чтобы обеспечить их безопасность. В конце концов с большим трудом ей удалось достать фальшивые документы и отправить сына Георгия с гувернанткой в Данию. 18 мая Брасова в очередной раз покинула Пермь, чтобы добиться разрешения на выезд с супругом за границу. Хлопоты ее оказались безрезультатными, она уже собиралась возвращаться к Михаилу, как вдруг получила сообщение, что ее супруг якобы был ночью "похищен неизвестными". Она прекрасно знала, что это ложь, так как Михаил и его секретарь Джонсон все время жили под постоянным контролем. В состоянии крайнего возбуждения, преодолев сопротивление, она просто прорвалась к начальнику петроградского ЧК М.С. Урицкому. Она требовала от того "объяснений". Красный бонза объяснения дал. Он обвинил саму Брасову в том, что это она организовала побег мужа и что "рабоче-крестьянская власть" разоблачит козни "врагов революции".
Брасову тут же арестовали и отправили в тюрьму, где она провела почти десять месяцев. Там она заболела, и ее перевезли в тюремную больницу, откуда ей удалось бежать. Через Киев и Одессу она добралась до Стамбула, а затем перебралась в Англию. Никакие подробности о судьбе Михаила ей не были известны. Она не знала, что в ночь с 12 на 13 июня 1918 года отряд местных большевиков осуществил давно намечаемую акцию, как они ее называли, "изъять из обращения" Михаила Александровича. Его вместе с секретарем англичанином Джонсоном вывезли в экипажах на окраину Перми, где и расстреляли. Тела убитых сожгли.
За границей Брасовой пришлось непросто. Она надеялась на помощь могущественных родственников мужа, особенно его кузена - английского короля Георга V. Но очень скоро поняла, что здесь рассчитывать не на что. Ей не только никто из европейской родни не собирался помогать, но с ней не желали даже встречаться. Чурались ее и русские родственники, те из Романовых, кому удалось вырваться из России. Даже Мария Федоровна, которая так любила Михаила, не сумела преодолеть антипатию, не могла забыть нанесенное ей оскорбление и ни разу не встретилась с "незаконными" невесткой и внуком.
Первые годы Наталья Сергеевна не испытывала сильных материальных затруднений. Сохранились кое-какие деньги на счетах в банках и драгоценности. Но у всего есть свой срок. Бриллианты кончились, наступило время бедности, а затем и полной нищеты. Но еще раньше ее настигло новое горе: не дожив двух дней до двадцати одного года в автомобильной аварии на юге Франции погиб ее сын Георгий. Случилось это летом 1931 года.
Последние годы своей жизни Брасова провела в Париже. Некогда томная красавица превратилась в страшную, полубезумную старуху, которая скандалила из-за каждого гроша с хозяевами третьеразрядных меблированных комнат, с бакалейщиками и мусорщиками. Ее горькая жизнь завершилась 26 января 1952 года на больничной койке в приюте для неимущих.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников