10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТРУДНЫЙ ПУТЬ К СОГЛАСИЮ

Кудинов Олег
Опубликовано 01:01 01 Февраля 2003г.
Сегодня, пожалуй, нет ни одной геополитической теории, которая была бы воспринята столь буквально и серьезно, как идея об апокалиптическом противостоянии цивилизаций, в основном христианского и исламского миров... Впрочем, характер самой этой концепции подтолкнул многие страны и регионы к осознанию необходимости подготовки к будущим конфликтам...

Сверхвооруженность мирового сообщества давно уже вышла за рамки официальных норм. Вопреки духу и букве Договора о нераспространении ядерного оружия страны, состав населения которых отражает конфессиональную "картину" мира, обладают не только оружием массового поражения, но и средствами их доставки. То есть полноценным ядерным оружием. Не говоря уже о других видах оружия массового поражения. Так, кроме США, Западной Европы и православной России, среди ядерных держав можно выделить мусульманский Пакистан, буддийскую Индию, конфуцианский Китай, иудаистский Израиль и коммунистическую Северную Корею. Причем синтоистская Япония также может практически мгновенно развернуть полномасштабный ядерный потенциал в случае необходимости.
Таким образом, практически все ведущие державы мира оказались готовы к идеологическому и политологическому подарку - "столкновению цивилизаций". Трудно сказать, насколько реальны связанные с этим опасения. Появляются между тем тревожные симптомы. Во многих регионах планеты разворачиваются локальные театры боевых действий. Беда не обошла стороной и Россию. Но нет оснований утверждать и настаивать на том, что, например, "чеченский кризис" является цивилизационным конфликтом для России. В данном случае налицо - все признаки экстремистского сепаратизма. По идеологическим канонам ислама, как считают мусульманские муфтии России, конфликт в Чечне ничего общего с требованиями ислама не имеет. Как показывает опыт стран СНГ, практически ни одно вновь образованное независимое государство не прошло мимо этнических конфликтов или межрелигиозных разборок. И часто они приобретали кровавые масштабы. Приднестровье, Таджикистан, Грузия... Но не обошлось без исключения.
В свое время, обсуждая будущее постсоветского пространства, многие политологи и журналисты (грешен - и я в том числе) относили Казахстан к одной из самых проблемных зон, в которых как теоретически, так и практически неизбежны межконфессиональные и межэтнические противостояния. Более того, мы всерьез опасались, что будущие очаги распрей и конфликтов в Казахстане могут перекинуться и на территорию России, тревожа мусульман-россиян. Но, как говорится, заметив соринку в чужом глазу, мы не заметили бревна в своем собственном. Теперь, насколько мне известно, уже в Казахстане серьезно опасаются, что тот же затянувшийся чеченский конфликт может подорвать обстановку гражданского мира и дестабилизировать атмосферу общественного согласия в этой республике.
В таком тонком вопросе, как проблемы межнациональных и межконфессиональных отношений, у Казахстана есть чему, по-моему, и поучиться. Дело даже не только и не столько в жестко рациональной внутренней политике Нурсултана Назарбаева по превентивному умиротворению конфликтных ситуаций или потенциальных "очагов возгорания". Немалая часть миротворческого потенциала Казахстана - в самой личности Н. Назарбаева. Он редко использует религиозную или национальную риторику даже, казалось бы, в очень нужных "имиджевых" целях.
Все религии в Казахстане равны, закон о религиях более чем либерален, и в данном вопросе президент выступает как надконфессиональный глава светского государства, а не как гражданин, свободный в своем религиозном волеизъявлении - показном или искреннем. Надо сказать, что позиция руководства страны благотворно влияет и на весь политический истеблишмент Казахстана. На республиканском ТВ не увидишь сколь-нибудь высокопоставленное лицо, откровенно отдающее предпочтение той или иной религии в зависимости от этнической принадлежности.
Не знаю, насколько нам требуется поучиться у своего южного соседа, но обратить внимание на положительный опыт всегда не грех. Может статься, что именно Казахстан в лице его президента окажется посредником в межконфессиональном диалоге, если возникнет крайняя необходимость именно политического решения в наших конфликтных зонах, особенно на Северном Кавказе.
Эта республика, кстати, представляет своего рода буферную зону безопасности на наших южных рубежах. И, само собой разумеется, страна должна быть как минимум достаточно лояльной по отношению к тому, кого она вольно или невольно собой "прикрывает".
Разумеется, этот интерес к безопасности обоюден. Казахстан находится в довольно неустойчивом геополитическом пространстве, и ему как воздух необходимо наличие твердых и надежных гарантий безопасности его территориальной целостности. И нет оснований сомневаться, что, несмотря на некоторые наши ранние разногласия по этому вопросу, именно Россия может дать такие гарантии Казахстану, став его ближайшим стратегическим партнером или союзником.
К тесному сближению нас подвигают общие проблемы и тревоги. У России и Казахстана сходные опасности и угрозы - исламский экстремизм, наркотрафик, нелегальная миграция и проблемы цивилизованного вхождения в мировое сообщество. У нас практически единое информационное и энергетическое пространство, культурное и этническое многообразие двух народов, два харизматичных лидера, умеющих договариваться и сотрудничать, - что еще надо, чтобы спокойно встретить волны геополитических цунами?
Стратегическое партнерство между Россией и Казахстаном, основанное на прямом обмене опытом и на реальном сотрудничестве и взаимопомощи, является сегодня как никогда актуальным и современным. В конце концов, должен же кто-то опровергнуть теорию С.Хантингтона о "цивилизационных столкновениях". И почему это не сделать России с Казахстаном?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников