03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОПОРА, КАК И ПРЕЖДЕ, - ОГОРОД

Князев Владимир
Опубликовано 01:01 01 Февраля 2005г.
Говорят, деревня от монетизации льгот уж точно выиграет. Так ли? Я отправился в поселок Новые Горки в тот день, когда в областном центре Иваново пенсионеры с красными стягами собирались митинговать против льготной реформы. Здесь же, в Лежневском районе, в 50 километрах от города было непривычно тихо. Редкие прохожие с тазиками в руках спешили в общественную баню: суббота все-таки и эту "льготу" не отнять.

В поселке (это, конечно, не совсем деревня) сроду не митинговали. Давно закрыты молокозавод и предприятие по выпечке хлеба, торговый центр и дом быта. На некогда градообразующей текстильной фабрике осталось несколько десятков работников... Средняя школа и больница держатся из последних сил. В общем, Новые Горки являют типичный пример ивановской бедности. Каждый второй в поселке - либо безработный, либо пенсионер. Что же дала деревенским ветеранам монетизация льгот?
Анфиса Константиновна Мухина и Альбина Васильевна Гуляева по 40 лет отработали на текстильной фабрике. Елизавета Ивановна Баранова - столько же медсестрой в сельской больнице. Все трое - вдовы. Первая, ветеран труда, получает 200 рублей компенсации. Зато по этой категории имеет 50-процентную скидку за газ и за 30 киловатт электроэнергии. Две другие - труженики тыла, которым положены льготные выплаты по 300 рублей - и все. Они по-разному относятся к новому закону о замене льгот денежными выплатами. Например, Елизавета Ивановна как сельский медработник пользовалась (причем с послевоенного 1948 года) льготами на коммунальные услуги: не платила за отопление и частично - за электроэнергию. И была довольна. К тому же до недавнего времени могла бесплатно ездить в районный и областной центр.
- По новому закону, - рассказывает она, - с меня сняли льготы на коммунальные услуги, в пригородном автобусе я теперь должна брать билет. 300 рублей, которые мне выдали, хватает только на оплату отопления. А на что в город ездить, из каких доходов оплачивать электроэнергию? Из пенсии? Так она у меня ниже прожиточного минимума.
- Да нам хоть что-то досталось, - вступает в разговор Анфиса Мухина. - А вот Алексей Хорьков - сосед наш - и этого не получил. Говорит: потерял удостоверение к медали за доблестный труд во время войны. А в архивах никто рыться не хочет. Но мы-то помним, как он голодным мальчишкой пахал на быках колхозную землю, чтобы дать фронту хлеб. А когда, чтобы не умереть с голода, выкопал на соседнем участке два кило картошки, загремел за решетку, несмотря на малолетство. А сейчас ни радоваться, ни жаловаться резона особого нет: всю жизнь еле сводим концы с концами.
- Дали бы нормальную пенсию, тогда и никаких льгот не надо, - рассуждает Альбина Гуляева. - Разве что фронтовикам, которых уже по пальцам можно пересчитать. На все окрестные деревни насчитали 38 человек. Правда, они сейчас денежной добавкой довольны. Им как федеральным льготникам дали по тысяче-полторы. Да еще какой-то соцпакет - там тебе бесплатная электричка, путевка на курорт... Но и тут лучше бы деньгами. Фронтовики у нас в основном лежачие, вон супругам Дебовым, Зиминым - уже за 80 перевалило. Какие им санатории? А если кто на ногах, то куда от своих коров и огорода денется? Мы-то, деревенские старики, должны еще детям да внукам помочь. Некоторые из них сегодня живут даже хуже пенсионеров.
Так и есть. Поселковые бюджетники после нового года оказались в тяжелом положении. Вот дочь Альбины Гуляевой - учительница местной школы. Ставка у Ирины Николаевны - 1560 рублей. Даже вместе с подработкой у них все равно на двоих с дочерью-студенткой получается чуть больше двух тысяч. До января за отопление двухкомнатной квартиры учительница платила (с учетом льгот) 51 рубль. С января введена 100-процентная оплата коммунальных услуг. Теперь Ирина Николаевна только за отопление должна отдать почти 1200 рублей. А еще - электроэнергия, газ, телефон, вода. "На что же хлеб покупать?" - спрашивает она.
Этот же вопрос мучает воспитательницу местного детского комбината Марину Панову: "До введения нового закона мы не платили за отопление и жилплощадь. Теперь эту льготу убрали и дали компенсацию в 300 рублей. Но разве эта сумма может покрыть свалившиеся на нас расходы, если только отопление стоит больше тысячи рублей при зарплате в две тысячи? В итоге на прожитие остается 300-400 рублей".
Только вот селянам митинговать некогда. Они с надеждой ждут весны и уже начинают высаживать семена помидоров. "Огород спасал нас всегда, и сегодня на него вся надежда", - говорили мне не только вдовы, но и поселковые учительницы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников