08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЖИВЕТ ТАКОЙ МАЛЬЧИК

НИКАКИХ НЯНЕК
Плавать и нырять Никита научился раньше, чем ходить. Еще он ездит на

НИКАКИХ НЯНЕК
Плавать и нырять Никита научился раньше, чем ходить. Еще он ездит на велосипеде, бегает кроссы, прыгает с вышки и трамплина. На даче у него есть вездеход. Им мальчишка лихо управляет, благо на педали там жать не нужно.
Если не смотреть на его походку, в остальном Никита такой же, как его одногодки, - веселый и подвижный. Но - очень дисциплинированный.
"О-о-бла-ка, белогривые ло-ша-а-ад-ки", - поет мобильник Ольги, мамы Никиты. Звонит сын. Сообщает, что вышел из школы. В сентябре Никита пошел в первый класс обычной гимназии. Добирается туда самостоятельно.
Ольга объясняет: "Я старшую дочь водила в школу до четвертого класса. С Никитой все по-другому. У нас сразу была установка - никаких нянек. Ему же никто не будет создавать особых условий. И сейчас очень важны именно оргмоменты: чтобы сын весь класс не тормозил, не отвлекался на уроках".
Никита справляется. Он вообще боец по натуре, причем очень жизнерадостный. Всех заряжает своей энергией - это даже учителя замечают.
"Когда сын еще крошечным в кувезе лежал, мне казалось: это я должна давать ему силы, чтобы он боролся с болезнью, - вспоминает Ольга. - А вышло наоборот. Когда я его в первый раз на руки взяла, у меня на душе легче стало. Он очень обаятельный. С рождения от него идет такой позитив! Наверное, это и давало силы. Хотя, поверьте, бывало всякое. Были моменты, когда я шла и чувствовала: еще шаг, и все - упаду".
СВОИМ ПУТЕМ
Ольга не любит вспоминать о том времени. ДЦП - страшное испытание. Причем в первую очередь для родителей. Сначала - почти год неопределенности. Ясно, что ребенок отстает в развитии от сверстников, но окончательного диагноза еще нет. Причем диагноз ставят в год, а лечение-то нужно начинать с рождения!
Другая сложность в том, что у каждого ребенка эта болезнь протекает по-своему. И часто у врачей свои подходы и методы лечения. Каждый говорит: "Ходите ко мне, я поставлю вашего ребенка на ноги". После нескольких месяцев процедур положительных сдвигов не происходит, и энтузиазм родителей иссякает. Они бросаются искать нового специалиста. Так может продолжаться до бесконечности.
Субботины поначалу тоже были послушными родителями. Доктора говорили: сыну нужен массаж - они делали его пять раз в неделю, хотя каждое прикосновение массажиста причиняло Никите боль. Растягивать непослушные мышцы приходилось через силу. Мальчик плакал постоянно. Плакал так, что хотелось все бросить - до того было жалко ребенка. Но особых результатов не было: к 11 месяцам Никита не научился переворачиваться на животик.
Знакомые посоветовали сделать пересадку стволовых клеток (тогда этот метод еще не признавался официальной медициной). Никите ее провели. Сказали сходить в церковь - Субботины сходили.
Когда испробовали все возможные методы, поняли наконец: надо идти своим путем.
"Для себя мы определили, что красивая походка - не самоцель, но Никита будет заниматься спортом, - вспоминает Ольга. - По-моему, зря приоритет в лечении ДЦП отдали медицине. Когда Никите было около двух лет, мы познакомились с Валентиной Бубновой. Она создала комплекс гимнастики для реабилитации ДЦП. Это единственная методика, которая идет от физкультуры, когда больным детям прорабатывают мышцы, как спортсменам.
Так в нашу жизнь вошел спорт. Движение дало жизнь".
- Может, спасает золотая середина: спорт в сочетании с медикаментозным лечением? - пытаюсь возразить я. Но Ольга категорична:
- Не существует золотой середины! Обычно ДЦП лечат медикаментами. И главное - больных детей оперируют (подрезают спастические узлы), заковывают в гипс. Они по полгода лежат неподвижно.
- Но для кого-то операция - единственный выход...
- Все равно спорт должен быть частью жизни. У нас же даже если ребенок с ДЦП попадает в спортзал и занимается на тренажерах, отношение к нему все равно как к больному. Это неправильно. Есть одно ограничение: если после сильных физических нагрузок начинаются судороги.
- А чрезмерная нагрузка на сердце?
- Если бы возникли действительно серьезные проблемы с сердцем, мы вели бы себя по-другому. Врожденная аритмия неврологического характера у нас есть. Но мы все равно даем нагрузку по полной программе. Дальше видно будет.
НЕ ТАКОЙ, КАК ВСЕ
- Трудно учиться? - спрашиваю у первоклашки Субботина.
- Интересно.
- А учительница у вас умная? - задает вопрос с подвохом наш фотокор.
- Конечно! Надежда Егоровна все знает, - искренне отвечает мальчишка.
- А если она такая умная, что ж она вас все время спрашивает?
Никита, чуть подумав:
- Она хочет, чтобы мы все лучше поняли.
Домашнее задание им пока не задают. Но Никита все равно занимается, он "проглатывает" любую информацию, все запоминает.
"В английском его погрешности в произношении менее заметны, чем в русском, - удивляется Ольга. - Он учится, растет, и ближайшие десять лет я намерена прожить спокойно. Но рано или поздно сын повзрослеет и поймет, что он не такой, как все. Может, и сейчас краем сознания уже понимает. Мы с мужем даже готовы к тому, что у него может возникнуть чувство протеста по отношению ко всем тренировкам и режиму. Потому и хотим, чтобы в жизни у него всегда была цель: стать спортсменом или получить профессию. Чтобы к моменту, когда у него произойдет осознание собственного нездоровья, он был уже уверенным в себе человеком. Настоящим мужчиной!"
"Это моя цель, - добавляет Ольга. - А папа мечтает, чтобы сын стал чемпионом. Причем не на параолимпийских играх, а на самых обычных, где соревнуются здоровые спортсмены. Осталось с видом спорта определиться".
КАК ЭТО БЫЛО
ПЕРВЫЙ ПРЫЖОК В ВОДУ
Звучит просто: "даем нагрузку по полной программе". Но что делать, если только приступили к тренировкам, а ребенок сразу заболел? Причем пневмонией. А рядом - целый список дополнительных диагнозов, которые способны парализовать волю любого родителя? Страшно: а вдруг навредишь? Когда обычное закаливание оборачивается долгими месяцами простуды, а врачи охают и пугают: "Вам необходимо в больницу!.."
Но Субботины в 3,5 года привели сына в спорткомплекс "Олимпийский" к тренеру по прыжкам в воду. "Тренер был изумлен, - вспоминает Ольга реакцию Валерия Асеева. - Никита и ходил тогда с трудом. От снаряда к снаряду перебирался ползком - так у него быстрее получалось. Или я его переносила на руках".
Мы смотрим запись тех, первых, тренировок. Вот Никита "проходит" 30-метровую дорожку кувырками, туда и обратно. Идет по качающемуся трамплину, чтобы прыгнуть в воду... и мне становится страшно.
"Когда сын первый раз прыгал на 6-метровую глубину, это был смертельный номер, - смеется мама. - Он стоит на вышке в плавательных нарукавниках и кричит: "Мама, не надо!" Тренер ему: "Прыгай!" А сердобольные тетеньки, которые в бассейне работали, бросились на защиту сына: "Да как вы можете? Это же стресс для ребенка!" Позже одна из них подходила ко мне: "Какие вы молодцы, столько добились!"
Никита научился прыгать с 3,5- и 7-метровой вышек. Сейчас занялся самбо.
День его расписан по минутам. В семь утра подъем, зарядка: отжимания, приседания, выпрыгивания. Потом отрабатывает удары. Бьет в стену: вместо "груши" на ней закреплена изрядно похудевшая годовая подшивка ежедневной газеты, каждый день один лист отрывается.
"Руки у Никиты очень сильные, - с гордостью говорит мама. - Он без напряга подтягивается 20 раз, и дальше с усилием. Отжимается еще больше".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников