25 сентября 2016г.
МОСКВА 
12...14°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.86   € 71.59
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЕСПЛАТНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: МЫ ЗА ЦЕНОЙ НЕ ПОСТОИМ

Кузьмин Василий
Опубликовано 01:01 01 Марта 2000г.
На прошлой неделе правительство в целом одобрило национальную доктрину образования. Сейчас документ отправлен на двухмесячную доработку, после чего он должен пополнить портфель российского законодательства.

Первые варианты этого документа рассматривались еще на парламентских слушаниях 1996 года. Вначале предложенные тексты несли на себе печать идеологической заданности, что, однако, постепенно преодолевалось в процессе доработки.
Как отметил академик РАО Эдуард Днепров, "нынешний текст доктрины имеет действительно общенациональный смысл. Он реализует основную идею, отстаиваемую все эти годы образовательным сообществом: образование - не поле борьбы, а поле общенационального согласия". Это и есть главное достоинство образовательной доктрины. Проект составлен таким образом, что принципиально недовольных не будет. Сам стиль, которым написана доктрина, по замечанию депутата Думы Олега Смолина, похож "на обтекаемые неопределенные документы брежневского периода".
Доктрина в большей степени похожа на набор неких тезисов и деклараций, где банальные прописные истины облечены в форму некоего государственного документа. При этом отсутствует хоть какой-то системный подход к проблемам образования. В перечне целей и задач за формулировками вроде "историческая преемственность поколений", "формирование у детей и молодежи целостного миропонимания", "создание программ, реализующих информационные технологии", "воспитание здорового образа жизни" не просматривается основного - в чем же заключаются приоритеты современного образования. Создается такое впечатление, что вся разница между циркулярами 70 - 80-х годов и положениями нынешней доктрины состоит в появлении новых словосочетаний типа: "самореализация личности", "дистанционное обучение", "информатизация общества". Документ настолько расплывчат, что любой может трактовать его так, как захочется.
Даже при самом поверхностном прочтении видно, что доктрина была сформулирована в недрах Министерства образования. Ведомственность проекта читается невооруженным глазом. Составив объемный перечень задач государства перед образованием, авторы даже не удосужились внести пункт об обязанности образования перед государством. Я уже не говорю о том, что сама тональность отдельных строк документа говорит о том, что его создатели испытывают некоторую ностальгию по былым временам.
Никто не сомневается, что необходимо поднять престиж и качество современного образования, но именно здесь заключена популистская декларативность представленного документа. В нем есть цели и задачи, прописаны требуемые результаты, но напрочь отсутствуют пути их достижения. В проекте нет ни единого предложения, каким именно образом, с помощью каких средств мы сможем реализовать положения доктрины. Единственное, что действительно присутствует, - это финансы. Здесь чиновники, как говорится, "не прошли мимо". Так, авторы проекта записали: по Федеральному закону "Об образовании" вузы являются платными для 25 % учащихся, теперь же планируется, что оплачивать свою учебу должен будет каждый второй студент. Похоже, что ректорское лобби одержало очередную победу. Смотрим далее. Глобальное финансирование системы образования расписано на три этапа. На первом (до 2003 г.) она должна получить не менее 6% валового внутреннего продукта (ВВП). На втором (до 2010 г.) - не менее 8% ВВП. На третьем (до 2025 г.) - не менее 10%. Цифры достаточно утешительные, но парадокс заключается в том, что сегодня загадывать на 25 лет вперед может либо очень наивный человек, либо тот, кто совершенно не представляет, в каком времени мы живем. Академик Эдуард Днепров по этому поводу написал: "Ответственная политика (а политика без ответственности - это политиканство) решает в первую очередь не заоблачные, а реальные, насущные, сегодняшние проблемы. И решает сегодня, чтобы завтра сделать следующий шаг. Доктрина же, вероятно, в силу своего глобалитета упускает этот главный принцип политики. И поэтому не вызывает доверия".
Необходимость иметь единую национальную доктрину образования давным-давно назрела. Другой разговор, что если существующий документ (в целом одобренный правительством) будет принят в близком к сегодняшнему виде, он не сможет ничего изменить в реальном положении образования. Даже если говорить о финансах, то мы имеем большой опыт, когда правительство отказывалось от собственных финансовых обязательств. В том же законе "Об образовании" 1992 года предусмотрена доля расходов в ВВП, предназначенных для системы образования, но, увы, власть как не спешила с их реализацией, так и не спешит. В связи с этим хочется привести один факт. На прошедшем в январе этого года Всероссийском совещании работников образования среди прочих проблем были затронуты и вопросы заработной платы школьных учителей. Правительство пообещало поднять учительские ставки на 25%, но аудитория ответила на это гробовым молчанием. Дело в том, что обсуждаемые ранее цифры были совсем другими. Разные источники говорили, что зарплата должна вырасти на 75-100%. Сейчас по России средняя учительская ставка не превышает 600-700 рублей, разумеется, в том случае, если платят. Все разговоры о том, что учителя должны получать хотя бы на уровне госслужащих, остаются пока только разговорами. Финансирование других сфер школьной жизни порой вообще не ведется.
Материальное обеспечение учебных процессов и самих школ находится в катастрофическом состоянии. Но дело не только в финансах. Власть отводит глаза от школьных проблем. Сейчас активно муссируется перевод средней школы на двенадцатилетку. Россия осталась единственной страной в Европе, где дети учатся 11 лет. По этому поводу ни в доктрине, ни в каких-либо других документах ничего не сказано.
Следующий пункт. В федеральном законе есть позиция о непрерывности образования. Иными словами, молодые люди, окончив школу, могут спокойно поступать в институт. На деле происходит по-другому. Если молодому человеку не повезло и его день рождения пришелся на учебный период, то сразу со школьной скамьи он должен идти в армию. Пока, как видите, циркуляр Министерства обороны имеет гораздо большую силу, чем федеральный закон. Педагоги уже давно поднимают этот вопрос, но безуспешно.
Пожалуй, единственная ветвь власти, где хоть как-то обсуждаются проблемы, связанные с образованием, - это Дума. Правда, и там вопросы "формирования нового человека" занимают далеко не первый ряд. Пожалуй, наиболее серьезно поднимает эти темы "Яблоко". В альтернативном бюджете 2000 года "яблочники" поставили образование на вторую позицию вслед за проблемами национальной безопасности. Кроме того, фракция выступила с развернутым законопроектом, касающимся общего образования, которое должно быть бесплатным. "Нас приучили думать, - заявляет Г.Явлинский, - вот расцветет экономика, встанет на ноги производство, ну и тогда - как следствие - расцветут школы и вузы. Мы поняли эту "типовую" ошибку и занялись образованием". Лидер "Яблока", в частности, предлагает набор совершенно конкретных мер. Среди них - двукратное повышение зарплаты учителям и создание системы образовательных бюджетных счетов (чтобы деньги, поступающие из центра на образование, нельзя было использовать на другие нужды), жесткая система обязательных образовательных стандартов. Удивительно, но положение Конституции о федеральных стандартах просто не исполняется. До сих пор никто не может сказать, из чего состоит тот минимальный набор обязательных знаний, который должны получить молодые люди на всей территории Российской Федерации.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.