08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КТО ЖЕ ЗАКАЗАЛ УБИЙСТВО ХОЛОДОВА?

Хлыстун Виктор
Опубликовано 01:01 01 Марта 2001г.
Уже несколько месяцев судьи пытаются выяснить обстоятельства трагической гибели корреспондента "Московского комсомольца" Дмитрия Холодова 17 октября 1994 года. По делу были допрошены сотни свидетелей, сотрудников редакции, военных и гражданских лиц.

В прошедший понедельник в суд были вызваны в качестве свидетелей бывший министр обороны РФ Павел Грачев и бывший командующий ВДВ Евгений Подколзин. Однако председательствующий на суде судья Сердюков не ограничился формальными вопросами к двум генералам. Он пытался, кроме прочего, выяснить причастность высших военных чинов к гибели корреспондента "МК". Это тем более важно, что в обществе распространено мнение, что именно военачальники из Минобороны неофициально "посоветовали разобраться" с Холодовым, а их подчиненные поняли "намек" в буквальном смысле и убрали строптивого журналиста. Особенно много претензий было к экс-министру Павлу Грачеву.
На суде бывший командующий ВДВ Евгений Подколзин заявил, что представители лучшего в воздушно-десантных войсках 45-го полка не могли принимать участие в "непрофессионально и глупо организованном" покушении на корреспондента. Генерал подтвердил, что получал поручение от Грачева "разобраться" с "МК", но это касалось конкретных материалов, опубликованных в газете. После беседы "на повышенных тонах" с главным редактором "МК" Павлом Гусевым, по словам Подколзина, он встретился с Холодовым, и тот, мол, извинился за неточности, допущенные им в статье о сыне Грачева.
Сразу после заседания суда мне удалось задать несколько вопросов бывшему министру обороны Павлу Грачеву.
- Многим не дает покоя фраза, сказанная, как утверждают, вами, о том, что с Холодовым "надо разобраться". Действительно ли вы говорили это бывшему начальнику разведки ВДВ Павлу Поповских по поводу Холодова?
- Нет. Судья Сердюков выяснял этот вопрос не только у меня, но и у всех подозреваемых. Все они подтвердили, что никаких указаний и даже намеков на то, чтобы "разобраться" именно с Холодовым, "переломать ему ноги и заткнуть рот", они от меня не получали. И вообще, по-моему, следователи ищут убийц журналиста не там. Десантники достаточно обучены и профессиональны, чтобы проводить такую бездарную и неумелую операцию. Это - не их рук дело.
- Но фраза о том, чтобы "разобраться с Холодовым" не могла родиться сама собой!
- Я действительно говорил тогдашнему командующему ВДВ Евгению Подколзину, чтобы он поговорил с Холодовым. Но по совершенно конкретной статье в "Московском комсомольце", в которой сообщалось, будто мой сын благодаря отцу хорошо устроился служить в элитных частях в Германии. На суде мне пришлось рассказать, что мой сын служил не в Германии, а в Забайкалье, в местечке Могочи, про которое говорят так: "Бог создал Сочи, а черт - Могочи". После того как Холодов принес извинения по поводу своей публикации, у меня к нему никаких претензий не было. И вообще, я к Холодову относился нормально. Об этом я сказал и на суде, когда отвечал на вопросы его родителей.
- Но вы были злы на Холодова и как-то это выражали. Как?
- Конечно, злился. Но меня больше возмущала газета... Об этом я не раз говорил. Тем более что тогда я уже догадывался, а сейчас знаю почти наверняка, кто заказывал эти статьи.
- А почему вы не подали в суд?
- Понимаете, судиться не в моем характере. Повторюсь: я же видел, что большинство статей в газете с критикой Министерства обороны и меня лично - заказные. Понять не трудно: в потоке компромата на меня, который лился в то время рекой, виноват не Холодов, не журналисты и даже не газета, а заказчики, которым было выгодно дискредитировать меня как министра...
- А почему не называете имена заказчиков компромата?
- Назову, когда придет время...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников