КТО ЖЕ ЗАКАЗАЛ УБИЙСТВО ХОЛОДОВА?

Уже несколько месяцев судьи пытаются выяснить обстоятельства трагической гибели корреспондента "Московского комсомольца" Дмитрия Холодова 17 октября 1994 года. По делу были допрошены сотни свидетелей, сотрудников редакции, военных и гражданских лиц.

В прошедший понедельник в суд были вызваны в качестве свидетелей бывший министр обороны РФ Павел Грачев и бывший командующий ВДВ Евгений Подколзин. Однако председательствующий на суде судья Сердюков не ограничился формальными вопросами к двум генералам. Он пытался, кроме прочего, выяснить причастность высших военных чинов к гибели корреспондента "МК". Это тем более важно, что в обществе распространено мнение, что именно военачальники из Минобороны неофициально "посоветовали разобраться" с Холодовым, а их подчиненные поняли "намек" в буквальном смысле и убрали строптивого журналиста. Особенно много претензий было к экс-министру Павлу Грачеву.
На суде бывший командующий ВДВ Евгений Подколзин заявил, что представители лучшего в воздушно-десантных войсках 45-го полка не могли принимать участие в "непрофессионально и глупо организованном" покушении на корреспондента. Генерал подтвердил, что получал поручение от Грачева "разобраться" с "МК", но это касалось конкретных материалов, опубликованных в газете. После беседы "на повышенных тонах" с главным редактором "МК" Павлом Гусевым, по словам Подколзина, он встретился с Холодовым, и тот, мол, извинился за неточности, допущенные им в статье о сыне Грачева.
Сразу после заседания суда мне удалось задать несколько вопросов бывшему министру обороны Павлу Грачеву.
- Многим не дает покоя фраза, сказанная, как утверждают, вами, о том, что с Холодовым "надо разобраться". Действительно ли вы говорили это бывшему начальнику разведки ВДВ Павлу Поповских по поводу Холодова?
- Нет. Судья Сердюков выяснял этот вопрос не только у меня, но и у всех подозреваемых. Все они подтвердили, что никаких указаний и даже намеков на то, чтобы "разобраться" именно с Холодовым, "переломать ему ноги и заткнуть рот", они от меня не получали. И вообще, по-моему, следователи ищут убийц журналиста не там. Десантники достаточно обучены и профессиональны, чтобы проводить такую бездарную и неумелую операцию. Это - не их рук дело.
- Но фраза о том, чтобы "разобраться с Холодовым" не могла родиться сама собой!
- Я действительно говорил тогдашнему командующему ВДВ Евгению Подколзину, чтобы он поговорил с Холодовым. Но по совершенно конкретной статье в "Московском комсомольце", в которой сообщалось, будто мой сын благодаря отцу хорошо устроился служить в элитных частях в Германии. На суде мне пришлось рассказать, что мой сын служил не в Германии, а в Забайкалье, в местечке Могочи, про которое говорят так: "Бог создал Сочи, а черт - Могочи". После того как Холодов принес извинения по поводу своей публикации, у меня к нему никаких претензий не было. И вообще, я к Холодову относился нормально. Об этом я сказал и на суде, когда отвечал на вопросы его родителей.
- Но вы были злы на Холодова и как-то это выражали. Как?
- Конечно, злился. Но меня больше возмущала газета... Об этом я не раз говорил. Тем более что тогда я уже догадывался, а сейчас знаю почти наверняка, кто заказывал эти статьи.
- А почему вы не подали в суд?
- Понимаете, судиться не в моем характере. Повторюсь: я же видел, что большинство статей в газете с критикой Министерства обороны и меня лично - заказные. Понять не трудно: в потоке компромата на меня, который лился в то время рекой, виноват не Холодов, не журналисты и даже не газета, а заказчики, которым было выгодно дискредитировать меня как министра...
- А почему не называете имена заказчиков компромата?
- Назову, когда придет время...




Елена Малышева назвала передачу о детях-аутистах «Откуда берутся кретины».