10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПАЛЕЦ НА КНОПКЕ

Белоус Владимир
Опубликовано 01:01 01 Марта 2006г.
Ряд видных ученых, анализируя состояние и перспективы развития мирной ядерной энергетики, приходят к весьма неутешительному выводу - на наших глазах происходит "скрытый переход к созданию ядерного оружия".

В настоящее время в мире работает около 450 промышленных реакторов, ежедневно нарабатывающих плутоний, и 280 исследовательских реакторов, работающих на оружейном уране. Это привело к тому, что общие запасы отработанного ядерного топлива (ОЯТ) составляют около 250 тысяч тонн. В каждой тонне ОЯТ содержится около 5 кг плутония. Гипотетически это означает, что из плутония, выделенного из ОЯТ по мере снижения его радиоактивности, могут быть изготовлены десятки тысяч ядерных боезарядов.
При этом оказалось, что для создания ядерного заряда пригоден реакторный плутоний любого изотопного состава. Это было доказано вначале теоретическими разработками Лос-Аламосской лаборатории, а затем испытательными взрывами зарядов на основе реакторного плутония, проведенными США в 1964 году на полигоне Невада и Индией в 1974 году на полигоне Покхаран.
Другая глобальная угроза связана с тем, что в девяностые годы прошлого столетия резко активизировалась и продолжает набирать силу диверсионно-террористическая деятельность экстремистских организаций. И эта трансформация терроризма была отмечена весьма авторитетной исследовательской организацией РЭНД. Проведенный ею анализ показывает, что современный терроризм использует два основных метода борьбы - "терроризм как средство принудительной дипломатии" и "терроризм - война".
Первый метод используется уже давно. Он характеризуется, как правило, захватом заложников и различных объектов (например, самолетов, зданий и т.п.) с предъявлением руководству соответствующей страны политических и экономических требований. В последнее время международный терроризм, набирая силу и влияние, наряду с захватом заложников стал все более активно делать ставку на парадигму "терроризм - война". Это означает осуществление широкомасштабных, кровопролитных действий с нанесением больших потерь и разрушений. Классический пример такой тактики - удар двух лайнеров по высотным зданиям Всемирного торгового центра в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года.
Воодушевленные достигнутым эффектом, главари террористических организаций стали открыто заявлять о стремлении соединить две глобальные угрозы, заполучив в свои руки оружие массового поражения, и прежде всего ядерное. Вот слова Усамы бен Ладена: "Пытаться приобрести ядерное оружие, с которым можно противостоять неверным, есть священный долг каждого мусульманина". Не следует забывать, что 11 сентября один из захваченных террористами трех лайнеров направлялся в сторону штата Пенсильвания. С его помощью намеревались нанести удар по находящейся там АЭС. В тот раз зловещий замысел осуществить не удалось. Президент Буш предупредил, что при оценке нарастающей угрозы безопасности США следует "отдавать приоритет ядерному терроризму".
Критический момент - контроль за оружейными расщепляющимися материалами, который должен быть не менее строгим, чем за ядерными боеприпасами. Речь идет о международном контроле за установками по обогащению урана, переработке ОЯТ с выделением из него плутония. Ряд государств, имеющих АЭС, считают целесообразным проводить длительную выдержку ОЯТ в специальных бассейнах для снижения радиоактивности, а затем проводить его остекловывание и захоронение под землей. Однако на деле такое захоронение со временем превращается по сути в плутониевую руду, которая "в случае необходимости" может быть извлечена для выделения из нее плутония и создания ядерного оружия.
Президент Путин предложил руководству Ирана создать под контролем МАГАТЭ на территории России совместные центры по обогащению урана для АЭС и последующей переработке ОЯТ в мирных целях, что удовлетворяет требованиям всех заинтересованных сторон. Становится очевидной необходимость перехода будущих АЭС на новые технологии, которые будут обеспечивать высокий уровень безопасности, устраняя или минимизируя содержание урана и плутония в ОЯТ. В частности, президент поддержал проект БРЕСТ (Быстрый реактор естественной безопасности), который наравне с другими возможными типами реакторов может в недалеком будущем прийти на смену существующим АЭС. Но для этого требуется высокий уровень международной кооперации. И отнюдь не случайно, что на предстоящем этим летом саммите "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге именно вопрос энергетической безопасности будет в центре внимания мировых лидеров.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников