07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГРЯДЕТ "ВОЙНА ХОЛОДНАЯ"?

АМЕРИКАНСКИЙ ПОЛИТОЛОГ СТИВЕН КОЭН: БУШ - ЭТО ПОЛИТИКА АГРЕССИИ
Проводившаяся традиционно

АМЕРИКАНСКИЙ ПОЛИТОЛОГ СТИВЕН КОЭН: БУШ - ЭТО ПОЛИТИКА АГРЕССИИ
Проводившаяся традиционно в США двухпартийная внешняя политика все более становится великодержавной, имперской.
"Джордж Буш строит новую политику сверхдержавы. У нас официально насаждается идеология неоимпериализма", - отметил американский ученый. Нынешнее руководство страны идет на открытый конфликт с союзниками по НАТО, как это было в случае с Ираком, если их интересы не совпадают.
Ситуация в самих Соединенных Штатах крайне противоречива. Телевизионные каналы контролируются государством и фактически стенографически озвучивают аргументы администрации Буша. Оппозиция пока слаба. Общество напугано угрозой терактов, и еще не закончен крестовый поход против "Аль-Каиды" - не схвачен бен Ладен и многие из его окружения. Для усиления своих позиций Бушу недостаточно действий внутри страны - там колоссальный государственный долг, рост налогов. Явно требуется активная внешняя политика с имперским уклоном. Поэтому как грибы появляются военные базы НАТО в Средней Азии, Прибалтике, Грузии, возможно, и в Азербайджане.
В российско-американских отношениях усиливаются холод и взаимное неприятие. Более десяти лет, по словам Коэна, российское руководство послушно шло в фарватере американских интересов, раз за разом отказываясь от завоеванных ранее стратегических позиций в мире. Американские власти, да и граждане под влиянием СМИ рассматривали Россию лишь как помощницу Америки, всячески умаляя роль России как субъекта внешнеполитической стратегии крупнейших мировых держав. "С начала 1995 года США явно требовали от РФ уступок в различных областях. Но Америка не делала уступок России".
И когда Россия вновь заявила о своих интересах в ряде регионов мира, в первую очередь в ближнем зарубежье, то в США это вызвало явное недовольство. И антипутинские настроения, по мнению Коэна, усиливаются. По словам американского политолога, происходит возврат к эпохе "холодной войны". На передний план выходят некоторые противоречия во внешнеполитических интересах. Министр обороны США Рамсфелд заявляет о необходимости ликвидации российских военных баз в Грузии, и вместо них должны появиться американские. Очень много может возникнуть спорных вопросов вокруг каспийской и кавказской нефти. Вновь разгорается балканский кризис. Логика же действий администрации Буша показывает, что она сегодня ищет не тех, с кем дружить, а против кого воевать. И поэтому открытым остается вопрос: "Что же, вновь "холодная война"?.."
ДИРЕКТОР ИНСТИТУТА СТРАТЕГИЧЕСКИХ ОЦЕНОК СЕРГЕЙ ОЗНОБИЩЕВ: НЕ ВИЖУ РЕАЛЬНОЙ УГРОЗЫ
Именно такое определение я вынес в название своей статьи, помещенной в начале февраля в газете "Уолл-стрит джорнал". Но состоялся ли (да и произойдет ли вообще) возврат к "холодной войне" - это еще большой вопрос. Пока что объективных предпосылок для него нет.
Одним из признаков "холодной войны" можно считать рассмотрение некоей страны или группы стран в качестве потенциального противника и как следствие интенсивную идеологическую обработку собственного общественного мнения. При этом речь может идти о противостоянии, а не о возникающих время от времени антиамериканских или антироссийских настроениях. Ведь нельзя же серьезно утверждать, что наличие в последнее время в США сильных антифранцузских настроений (и соответствующих настроений во Франции) означает наступление "холодной войны" в отношениях между этими странами.
Неизменным спутником "холодной войны" можно считать и постоянное муссирование в обществе тезиса о существующей военной угрозе, исходящей со стороны потенциального противника. Другие негативные проявления в двусторонних отношениях признаками "холодной войны" не назовешь.
Напомню, что в начале 90-х годов Россия и страны Запада уже провозглашали начало эры не просто партнерских, но даже дружеских и союзнических отношений. Но тогда без должного подкрепления конкретными действиями и реальными программами партнерство сошло на нет. Наступил "холодный мир". Критически отзываясь о политике друг друга, ни одна из сторон не собиралась вновь размахивать "ядерной дубинкой", как любили писать журналисты в период "холодной войны".
Ядерный арсенал, хоть и медленными темпами, но соразмерно сокращается обеими странами. Нацеливание ядерных средств друг на друга остается, однако количество целей хоть и медленно, но сокращается.
Конечно, политики обеих стран и пресса допускают критические высказывания в адрес друг друга, но нет идеологического противостояния, когда целенаправленно нагнетается атмосфера взаимной враждебности.
Поэтому брошенную профессором Коэном фразу о наступлении "холодной войны" сегодня, скорее, следует воспринимать как вольную или невольную драматизацию в оценке российско-американских отношений. В чем действительно можно согласиться с американским ученым, так это с называемыми им причинами возможного подрыва взаимного партнерства.
Почему до сих пор не заработал как следует механизм партнерства? Расширение НАТО на Восток, на что совершенно справедливо ссылается профессор Коэн, явилось мощнейшим, если не главным, деструктивным элементом взаимоотношений в 90-е годы.
Несмотря на прозвучавшую готовность принятия ответных политических и военных мер в случае приближения НАТО к своим границам, Россия не стала делать этого, даже когда прием стран Балтии (Эстонии, Латвии, Литвы) в Североатлантический альянс стал практически реальностью. Однако тот факт, что Россия не прибегает к соответствующим контрмерам в ответ на процесс расширения НАТО, вовсе не означает, что можно и дальше не обращать внимания на мнение Москвы.
Все, что связано с расширением НАТО, только наращивает негативный потенциал, который оказывает отрицательное воздействие, подрывая партнерство. Прав профессор Коэн, считая, что приближение американских баз к нашим границам, создание военной инфраструктуры вблизи российских границ очень многих беспокоит в России.
После периода охлаждения конца 90-х годов в июне 2001 года во время первой встречи между президентами Путиным и Бушем была предпринята фактически новая попытка возврата к партнерской политике. Сможем ли мы сохранить партнерство на этот раз?
В качестве важного элемента таких отношений вполне можно было бы использовать совместный антитеррористический фронт России и стран Запада после трагических событий 11 сентября 2001 года. Однако односторонние акции администрации США при подготовке и в ходе проведения антииракской кампании разрушили начавшую было образовываться коалицию. Что важно - линия водораздела прошла между США и "большой европейской тройкой" в лице России, Германии и Франции, а не между Россией и всем остальным западным миром, как это случалось раньше.
И здесь нельзя не согласиться с профессором Коэном, который уверен, что построение Джорджем Бушем новой политики сверхдержавы содержит в себе серьезнейший деструктивный потенциал. Правда, на мой взгляд, это еще не есть "возврат к эпохе вражды", как считает профессор. Последствия действий этого деструктивного потенциала мы сейчас и наблюдаем - и в виде всплеска терроризма в самом Ираке, где его ранее никогда не было, и в виде разрастания активности террористических группировок в мире, поскольку огромные средства и организационные усилия, вместо целенаправленной борьбы с этим мировым злом, были истрачены США на кампанию в Ираке.
Сможем ли мы укрепить партнерство, сможем ли удержать российско-американские отношения от скатывания к грани - нет, не "холодной войны", но холодного мира? Думаю, что да - по крайней мере для этого есть все объективные возможности. Причем даже в варианте, когда у руля в США останется нынешний президент.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников