06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КЛАУДИА КАРДИНАЛЕ: Я ПРОЖИЛА 120 ЖИЗНЕЙ

Прокофьев Вячеслав
Опубликовано 01:01 01 Апреля 2006г.
Каждый год Ассоциацией иностранных журналистов, работающих в Париже, присуждается "Приз братьев Люмьер" лучшему французскому фильму. В этом году он был вручен режиссеру Одьяру за картину "Сердце устало и перестало биться". Создатель фильма получил награду из рук председателя жюри - актрисы Клаудии Кардинале. Федерико Феллини называл ее "волшебницей", Лукино Висконти считал "самой обворожительной актрисой в мире", а писатель Альберто Моравиа посвятил "богине любви" книгу. Клаудиа Кардинале не любит, когда ее называют "звездой", но кто, как не она, "звезда" высшей пробы - наравне с Софи Лорен, Жанной Моро, Брижит Бардо? Вот уже 17 лет Клаудиа живет в Париже, но застать ее на месте - задача не из простых.

Она постоянно в разъездах. Недавно вернулась из США, где Кардинале, действительный член Американской киноакадемии, ежегодно участвует в присуждении "Оскаров". Наша беседа состоялась в просторной гостиной ее квартиры, аркообразные окна которой выходят на Сену. Поводом для встречи послужила недавно вышедшая во Франции автобиографическая книга актрисы "Мои звезды".
- Клаудиа, откуда взялось такое название?
- Знаете, еще в детстве мама говорила, указывая на небо, что там есть звезда, которая меня оберегает и защищает. Позже оказалось, что таких звезд не одна, а гораздо больше. Это все те неповторимые, великолепные люди, которых я повстречала на жизненном пути. Режиссеры Висконти, Феллини, Дзурлини, Сержо Леоне, Де Брока, актеры Ален Делон, Берт Ланкастер, Бельмондо...
- Когда несколько лет назад Жак Ширак вручал вам орден Почетного легиона, он говорил о многообразии культур, в которые уходят ваши корни...
- ...И он был абсолютно прав. Ведь я родилась в Северной Африке. Родители как отца, так и матери родом из Сицилии. Отсюда итальянские корни. Они обосновались в Тунисе - тогда протекторате Франции. Так что французский был языком, на котором говорили дома, да и в школу я ходила французскую. Когда с детства впитываешь несколько культур со всем их богатством, историей и обычаями, то невольно становишься восприимчивой к открывающемуся перед тобой миру.
- Как получилось, что застенчивая девочка, мечтавшая стать учительницей, оказалась втянутой в кинематографический круговорот?
- Судьба! Мне было 15 лет, когда молодой французский режиссер Рене Вотье, решивший сделать фильм о тунисских моряках, пригласил меня на небольшую роль. Для него то был вынужденный шаг: он безуспешно искал арабских девушек - тем родители запрещали сниматься в кино. "Золотые кольца", так называлась лента, попала на Берлинский фестиваль и взяла там одну из наград. Ее чуть позже увидел тогда еще начинающий египетский актер Омар Шариф, и с его подсказки другой режиссер француз Жак Баратье пригласил меня сняться в исторической ленте "Гоха". Немного позже Союз итальянских кинопромышленников устроил в Тунисе конкурс красоты среди девушек итальянского происхождения. Я попала на него совершенно случайно и выиграла главный приз - поездку на кинофестиваль в Венеции. С него-то все и началось...
- Ваша карьера в кино была головокружительна, но в самом начале явно не усыпана розами. В мемуарах вы рассказываете, не называя имени, о человеке, эдаком злом духе, который преследовал вас в Тунисе и от которого, вернувшись домой, вы против своей воли забеременели. Шел 1958 год...
- Это был какой-то ужас. Я всячески скрывала свое состояние, в голову лезли мысли о самоубийстве... В те годы внебрачный ребенок в Тунисе, как, впрочем, и во многих других странах, считался страшным позором. Меня спасло... кино. Как-то я услышала по радио, что режиссер Марио Моничелли разыскивает девушку из Туниса, которую он видел в Венеции, для одной из главных ролей в фильме "Голубь". Мое решение было скорым, я улетела вместе с мамой в Италию. Снялась у Моничелли, затем последовали новые предложения. Шли месяцы, а когда уже было почти невозможно скрывать мое состояние, я пошла к продюсеру Франко Кристальди, который вел мои дела, с тем, чтобы разорвать контракт. С подобным он никогда не сталкивался, но каким-то третьим чутьем догадался, в чем дело, и прямо спросил: "Вы беременны?" Мне ничего не оставалось, как признаться. Кристальди отправил меня и маму в Лондон якобы для изучения английского языка. Там и родился мой сын Патрик, которого по возвращению в Италию всем представили как моего младшего брата. Так продолжалось до тех пор, пока сыну не исполнилось семь лет.
- Одними из первых "путеводных звезд" для вас стали такие мэтры кинематографа, как Лукино Висконти и Федерико Феллини. Ведь вы снимались одновременно у первого в "Гепарде" и у второго в "Восьми с половиной", не так ли?
- Предложения пришли от обоих, и я не смогла отказать ни тому, ни другому. Кстати, Висконти был очень этим недоволен. Съемки проходили в разных городах, поэтому была вынуждена постоянно перелетать из одного места в другое. К тому же в одном фильме я была брюнеткой, а в другом - блондинкой, а это означало, что мне приходилось постоянно перекрашивать волосы! Но я ни о чем не жалею. Оба фильма стали яркими вехами в моей жизни. Как "Гепард", где моими напарниками были Берт Ланкастер и Ален Делон, так и "Восемь с половиной", получивший главный приз Московского кинофестиваля. Они вошли в мировую киноклассику.
- Как вам работалось с этими режиссерами?
- То были люди совершенно противоположного склада ума. Висконти отличала невероятная концентрация, театральность, выверенные до мелочей детали текста. Не дай Бог пропустить запятую или слово в роли! С Феллини, наоборот, сплошная импровизация. Ведь и сценария как такового не было. Федерико не мог работать в тишине, ему был необходим хаос, шум, людской круговорот. Но оба стали моими большими друзьями и учителями. Утонченный эстет, энциклопедист Висконти часто говорил мне: "Помни, твои глаза должны говорить о том, о чем молчат уста". Или: "Когда появляешься на сцене, твоя цель приковать к себе внимание, захватить пространство, будь не кошкой, а тигрицей". Феллини же был поэтом, который действительность превращал в сказку, в сон, в мечту.
- Что, на ваш взгляд, самое трудное в актерской профессии?
- Актер за свою карьеру перевоплощается во множество разных людей, и в этом кроется огромный риск раствориться в образах, потерять себя, собственную личность. В кино я сыграла 120 ролей, а значит, прожила столько же жизней. Была падшей и принцессой, простолюдинкой и аристократкой. Чтобы остаться самой собой, нужно иметь большую внутреннюю силу, мощный стержень. Это, я считаю, в нашей профессии - главное. Надо уметь защищаться и избегать ловушек, особенно когда после первого успеха тебя начинают возносить до небес.
- Вы фаталистка по природе?
- Да, я считаю, что все предопределено. Что бы ни произошло, значит, так и должно быть. Именно поэтому я ни о чем никогда не жалею.
- Вопрос, который задают журналисты: что бы вы изменили в своей судьбе, если представилась такая возможность, - для вас абсолютно ясен...
- Ничего бы не стала менять.
- Многие мужчины-знаменитости добивались вашей взаимности, но вы были непреступны. Марчелло Мастроянни, говорят, сходил по Клаудии с ума.
- Он неоднократно объяснялся в любви, но я его, как и многих других женатых мужчин, всерьез не воспринимала. Марчелло мне этого не мог простить. Незадолго до его смерти мы оказались вместе в одной телевизионной передаче, и он опять тогда вспомнил мою неуступчивость, обиженно корил меня за это...
- Неужели вы устояли и перед Марлоном Брандо, когда прилетели для съемок в Голливуд?
- В юности я бредила Марлоном. Это был феноменальный актер и красавец, перед которым не могла устоять ни одна женщина. Когда я оказалась в Лос-Анджелесе, он позвонил мне в гостиницу. Брандо уже передали, что я восхищаюсь им, и он приехал ко мне с явным намерением пополнить список своих побед. Когда я это поняла, повела себя так, что он в недоумении прекратил расточать свои чары и сказал: "О'кей, ты, как и я, Козерог. Тебя не охмуришь". Мы вместе посмеялись и расстались друзьями. Правда, позже я корила себя за то, что устояла перед ним!
- Вам часто доводилось бывать в России?
- Меня приглашали на московские кинофестивали. К тому же я снималась в фильме Михаила Калатозова "Красная палатка" об арктической экспедиции Умберто Нобиле и ее спасении советскими моряками и летчиками. Снимали на Севере, стоял страшный холод. Лицо, руки буквально сковывало морозом. Правда, выручал русский национальный напиток. Много выпили водки. Не знаю, как бы без нее выжила. Помню, как возмущался Калатозов, когда один из русских актеров, кажется, это был Соломин, обморозился и попал в больницу. Он хмурил брови и удивлялся: "Как это уроженка Африки не обморозилась, а русского угораздило?"
- Прошлой осенью на Алена Делона напала хандра. Вы хорошо его знаете. Что с ним случилось, по вашему мнению?
- Думаю, что на него навалилась нечто наподобие ностальгии по ушедшим временам. Ведь Ален, так же как и Брижит Бардо, был на экранах воплощением Франции, пользовался невероятным успехом. Теперь он считает, что все лучшее осталось в прошлом.
- А вас такие настроения не навещали?
- Да нет. Ведь я живу не в прошлом и не в будущем, а в настоящем.
- В последние годы вы увлеклись театром. Я видел вас в минувшем году в "Сладкоголосой птице юности" и порадовался, что одной великолепной театральной актрисой стало больше...
- До этого была "Венецианка" неизвестного автора XVI века в постановке режиссера Маурицио Скапарро. Затем "Какой ты меня хочешь" Луиджи Пиранделло. Этот спектакль поставил мой близкий друг и отец дочери Клаудии - Паскуале Скуитьери. Сейчас в работе находится пьеса, где я буду играть великую итальянскую актрису театра и кино конца XIX - начала ХХ веков Элеонору Дузе.
- Клаудиа, вы никогда не скрывали свой возраст. Почему?
- Да это просто невозможно! Ведь во всех справочниках написано, что впервые я снялась в 1954 году, когда мне было 15 лет. Подсчитать, как видите, несложно.
- Как вам удается поддерживать прекрасную форму? Многие женщины готовы идти под скальпель, лишь бы повернуть время вспять...
- Это не мой случай. Лифтинги и прочие подтяжки не для меня. Тем более я знаю столько случаев, когда операции приводили к прямо противоположному результату. Не ленясь, делаю гимнастику, минимум три четверти часа гуляю быстрым шагом, слежу за весом, который у меня не меняется многие годы.
- Чем занимаются ваши дети?
- Патрик - художник, дизайнер по мебели. Его дочери Люсилль 25 лет. То есть столько же, сколько и ее тете, и моей дочери Клаудии, которая стала искусствоведом. У нас дружная семья - и это несмотря на то, что официально я ни разу замужем не была. С Паскуале, режиссером, писателем, политиком, мы любим друг друга уже больше 30 лет, но живем раздельно. Он в Риме, я в Париже. Часто видимся, еще чаще, иногда по нескольку раз на день, созваниваемся. Что делать, он и я - люди независимые...
ВТОРАЯ ПОСЛЕ СПАГЕТТИ
- Клаудиа никогда не снималась обнаженной, несмотря на настойчивые требования некоторых режиссеров.
- Выдающийся английский актер Дейвид Найвен (David Niven) называл актрису "самым отличным изобретением итальянцев после спагетти".
- Клаудиа Кардинале является Послом доброй воли ЮНЕСКО и в этом качестве активно борется за женское равноправие.
- В 1999 году актриса выступила в ООН с призывом помочь голодающим в Африке. Ее речь была встречена продолжительными аплодисментами, после чего присутствовавшие там послы один за другим подходили к ней, знакомились, и многие сознавались в том, что в свое время были в нее влюблены.
- В 2002 году ей был вручен приз "Золотой медведь" Берлинского кинофестиваля за вклад в мировое кино.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников