10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРОСЛУШКА

Хлыстун Виктор
Опубликовано 01:01 01 Июня 2000г.
Много шума наделала недавняя история обыска в компании "Медиа-Мост". Огромная служба безопасности (примерно две тысячи специалистов) этой компании, как утверждают представители правоохранительных органов, занималась незаконным сбором информации об известных политиках и чиновниках. Для этого использовалось, в частности, тайное прослушивание телефонных переговоров. Если это так, если действительно частные охранные агентства такого типа могут тайно следить за высокопоставленными лицами, то что говорить о простых россиянах? Насколько защищены все мы от подобного незаконного вмешательства в нашу частную жизнь? Об этом наш корреспондент беседует с подполковником Федеральной службы безопасности Владимиром Завьяловым.

- Недавно я побывал на городском рынке радиотоваров и понял: желающим подслушать телефонные разговоры соседа, жены, конкурента здесь предложат все что угодно. Чего только там нет - и мини-микрофоны, и так называемые жучки, закладки, и крохотные диктофончики, и портативные магнитофоны. Есть и литература о том, как пользоваться такой специфической техникой. А это значит, что уберечься от вмешательства в свою личную жизнь у меня, например, практически нет никакой возможности. Ваша служба, как я понимаю, больше занимается охраной государственных тайн. А кто же у нас в государстве охраняет мои тайны как рядового гражданина?
- Как вы наверняка заметили, прослушивающие устройства все-таки сейчас открыто не продаются даже на рынке, а только из-под полы. Милиция начала серьезно контролировать продавцов. Но дело не только в этом. А в том, что на рынках сбываются весьма допотопные средства прослушивания и слежения. Торговцы сами признаются, что их покупают в основном обманутые мужья и начинающие бандиты. Для профессиональной прослушки используется дорогостоящая аппаратура, на которую у них просто не хватит денег. Сейчас прослушкой, слежением за некоторыми гражданами занимаются специальные детективные фирмы или службы безопасности богатых компаний, как, например, в компании "Медиа-Мост".
- Сколько же стоит это "удовольствие"?
- От 200 до 10000 долларов, а то и гораздо больше. Все зависит от характера информации. Бороться с профессионалами гораздо труднее. Вот они-то как раз и попадают в поле зрения сотрудников ФСБ. Понятно, почему. Если из крупной компании происходит утечка информации, то это значит, что наносится вред не только данной компании, а всему государству. Ведь любая частная фирма очень тесно связана с государством. Она выполняет его заказы, в том числе стратегического характера, связь с ней держат высокопоставленные чиновники, ведут переговоры, которые часто составляют государственную тайну и так далее. Речь идет уже о промышленном шпионаже. И тут уже нет никакой гарантии, что в частных фирмах, скажем, не присутствуют сотрудники спецслужб других стран. Примеров, когда иностранные разведчики действовали через частные фирмы, сколько угодно...
Конечно, наша служба не будет выявлять, кто следит, допустим, за тобой, если ты вдруг решил "сходить налево", или надумал купить автомобиль, но скрыть его настоящую цену, чтобы не платить налоги и сборы в госказну. Для этого есть детективные агентства, налоговая полиция, наконец, милиция. Цель нашей службы - защита общества, государства и личности. Именно в таком порядке. Правда, грань, где кончается государственная тайна и начинается личная, часто бывает очень размытой. Порой чиновник или коммерсант разговаривает по телефону с женой совсем не о личных проблемах. Но мы понимаем, что вмешательство в частную жизнь - уголовно наказуемое дело. И тут граждане справедливо рассчитывают на нашу защиту. Поэтому любой человек вправе прийти к нам в приемную, которая, кстати, работает круглосуточно, написать заявление, сообщить о своих подозрениях, и проблема будет решена. В ФСБ также имеется телефон доверия 224-3500. Работает круглосуточно. Гражданин сможет поговорить с профессионалом одного из наших специальных подразделений, который объяснит ему, что делать.
- И много людей приходят с жалобами? Кто они?
- Собственно, из-за жалоб граждан и активизировали свою работу по борьбе с незаконным прослушиванием и слежкой милиция и наша служба. Года полтора - два назад жалоб было много. Сейчас поток стал меньше, и мы считаем, что это произошло как раз благодаря усилению контроля за любителями чужих тайн со стороны всех правоохранительных органов. А люди идут самые разные. Чаще всего - коммерсанты, но, как сейчас говорят, не очень крутые. Обращаются представители администрации городов, депутаты. Ну и, конечно, много граждан среднего достатка, которые по каким-то причинам попали под прицел местных бандитов.
- А крупные банкиры, бизнесмены к вам обращаются?
- Редко. Банкирам и бизнесменам не хочется бросать тень на свои фирмы. От этого ведь зависит их авторитет. Богатые стараются сами решить свои проблемы. Нанимают детективов, создают свои охранные агентства, службы...
- Мне известен любопытный факт, когда некто Феофанов, работая по заданию преступной группировки, контролировал чуть не всю пейджинговую связь Москвы, знал, о чем говорят милиционеры, какие акции намечают проводить. Известно также, что Феофанова поймали во многом благодаря вашей службе. Что, милиционеры тоже приходили к вам с жалобой?
- Мы тесно сотрудничаем с милицией, налоговой полицией, но каждое подразделение имеет свои задачи. Однако консультации, обмен опытом, поддержка, помощь, совместные операции - все это мы имеем, поскольку работаем на граждан нашей страны, защищаем их безопасность. В милиции сейчас тоже есть грамотные специалисты. Что касается кадров подразделений ФСБ, которые противостоят любителям чужих тайн, то их готовят в нашей академии. Их профессионализм не подлежит сомнению.
- И все-таки, чего греха таить - и вашу службу, и милицию прослушивают преступники и другие, скажем, заинтересованные лица. Не секрет ведь, что есть фирмы, которые имеют свои "антиКГБ". Разве не так?
- Интерес к информации, которой располагает милиция, налоговая полиция и ФСБ, конечно же, очень большой. Однако каждое правоохранное ведомство имеет собственную службу безопасности. И эти службы без дела не сидят. Дело в том, что утечка информации сводит на нет всю нашу работу. Поэтому мы стараемся сохранять свои секреты как можно тщательнее. Достать их весьма проблематично даже для самых опытных детективов. Поэтому очень часто детективные и охранные агентства, выполняя заказы богатых клиентов, идут на откровенные подделки.
- Как это?
- Очень просто. Не так давно в одном деле фигурировал документ, который якобы появился в стенах ФСБ и был извлечен оттуда "вездесущими" сотрудниками детективной фирмы. Понятно, что за такой документ клиент должен был хорошо заплатить. На самом деле документ не имел никакого отношения к нашей службе. Фальшивка! Фальсификаторы даже не знали, что отдел, который будто бы выпустил документ, преобразован и давно имеет другое название. Они даже не удосужились правильно сфабриковать наш бланк. Расчет у тех, кто его сделал, был прост: клиент вряд ли сможет проверить подлинность документа. Точно также подделываются бумаги других ведомств. Нам встречались и такие детективные фирмы, где информация просто сочинялась, но выдавалась за подлинную. Короче говоря, на месте богатых клиентов я бы поостерегся доверяться частным "сыскарям". Мало того, что при сборе информации детективы нарушают законы, они еще и обманывают своих заказчиков.
Но тут я бы сказал и о другом. Преступников часто интересует не только милицейская или наша информация.
- Что же еще?
- Сошлюсь на пример. Я, к сожалению, не могу назвать имен и названий фирм, поскольку идет следствие, но суть дела такова. Бывший полковник ФСБ устроился работать на частную фирму. Хозяин поставил ему задачу - снимать информацию с телефона высокого руководителя конкурирующей фирмы. Он добросовестно это делал в течение довольно длительного времени. А чтобы быстро и качественно расшифровывать пленки, решил привлечь недобросовестных сотрудников одного из технических подразделений ФСБ. Ведь расшифровка занимает много времени и должна проводиться тоже профессионалами - дело достаточно тонкое. Наши сотрудники ничего лучшего не придумали, как стали расшифровывать пленки прямо на рабочем месте. И тут же попали под подозрение управления собственной безопасности. Дальше все разыгрывалось, можно сказать, по нотам. Сначала установили, каким способом снимается информация с телефона. Для этой цели, как оказалось, использовался обычный "жучок". Приемное устройство размещалось в старенькой автомашине около дома объекта прослушивания. Вычислили и время передачи пленок на расшифровку. Бывший полковник ФСБ был задержан как раз в момент очередной передачи пленок, то есть с поличным. Сейчас он находится в соответствующем месте, его допрашивают следователи...
- Вам и вашим оперативным сотрудникам приходится общаться с людьми, которые занимаются прослушкой и слежением. Как они себя ведут?
- Достаточно спокойно.
- Почему?
- Дело в том, что нашим законодательством предусмотрена ответственность за подобного рода преступления, которую я бы назвал символической - штраф в 300 минимальных заработных плат. Сумма настолько мизерна, что ее нельзя даже сравнивать с теми деньгами, которые частный детектив получает за добытую информацию. В других государствах вмешательство в частную жизнь карается куда строже. Во Франции, например, штрафы за такое деяние доходят до 300 тысяч франков. Предусмотрено и тюремное заключение. Мы надеемся, что наши законодатели все-таки ужесточат наказание. Это остановило бы многих любителей зарабатывать на чужих тайнах.
- Однако в огород вашей службы летит сейчас столько камней... Некоторые вообще считают, что первенство в прослушивании граждан принадлежит вам. Чаще всего ФСБ обвиняют во вмешательстве в частную жизнь.
- Любые прослушивания нами ведутся только с санкции суда. Замечу, что на моей памяти нет таких случаев, когда на сотрудников ФСБ кто-то бы обоснованно пожаловался на незаконность их действий. Больше того, иногда бывает так, что пока мы получаем санкцию, бандиты успевают замести следы, скрыться. Мне кажется, разговорами о так называемой "руке ФСБ" некоторые заинтересованные лица пытаются перенести проблему с больной головы на здоровую.
- Но ведь вы сами сказали, что грань между тайной личной и государственной бывает сильно размыта. И если вы ведете прослушку, пусть и с санкции судьи, то получаете всю информацию, в том числе и частного характера. Куда она идет?
- У вас, журналистов, как мне известно, есть хороший принцип при написании материала: не навреди человеку. У нас этот принцип тоже действует. Поэтому информация, которая не относится к делу, просто умирает, не выходит за стены ФСБ. Точно так же, как и у честных журналистов. Разве я не прав?
- К сожалению, не все честны, как бы хотелось. И журналисты бывают разные... Но я хотел бы спросить вот о чем. Есть ретивые головы среди чиновников, которые хотят даже запретить журналистам проводить свои расследования. Говорят, что, дескать, это дело правоохранителей. Как вы к этому относитесь?
- Между журналистским и уголовным расследованиями, по-моему, есть существенная разница. И не надо путать одно с другим. Я честно скажу, что некоторую информацию мы черпаем из журналистских расследований. Думаю, и милиция пользуется данными вашего брата. И это хорошо. Особенно, когда каждый четко понимает свои задачи и работает на укрепление нашего государства. Мы, к примеру, занимаемся предотвращением и раскрытием преступлений, связанных с терроризмом, шпионажем, коррупцией, продажей наркотиков и оружия... Отсюда нетрудно сделать вывод, какая информация нас интересует больше всего.
- Уже притчей во языцех стало то, что у бандитов специалисты и технические средства лучше, чем в милиции и ФСБ. А как обстоит все на самом деле? Неужели и впрямь преступники берут верх над вами?
- Конечно, техники не хватает. А вот насчет специалистов я бы сильно поспорил. На нашей стороне главное преимущество - мы работаем на основе законов, на нашей стороне государство и большинство граждан. А преступники действуют подпольно, противозаконно. И они это прекрасно понимают...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников