09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЛАДИМИР КАТРЕНКО: У ТЭК - РОЛЬ ОСОБАЯ

Яковлев Николай
Опубликовано 01:01 01 Июня 2001г.
После ухода В. Черномырдина на дипломатическую работу вакантным оказалось место председателя крупнейшего в нынешней Государственной Думе Межфракционного депутатского объединения "Энергия России". На днях, как мы уже сообщали, избран новый руководитель МДО. Им стал сорокачетырехлетний уроженец северокавказского города Минеральные Воды, член фракции "Единство", председатель Комитета Госдумы по энергетике, транспорту и связи Владимир КАТРЕНКО. После избрания он ответил на вопросы "Труда".

- Владимир Семенович, как вы восприняли факт избрания вас на должность руководителя "Энергии России"?
- Прежде всего как большую честь. Я благодарен своим коллегам по "Энергии России" за доверие. Возглавлять структуру, которая объединяет 111 депутатов, представляющих самые разные фракции, почетно и ответственно.
Сейчас вспоминается с улыбкой, но ведь год с лишним назад, когда "Энергия России" только организовывалась, кое-кто всерьез пытался вбивать клин между нею и впервые сформированным в Думе комитетом, призванным заниматься вопросами ТЭКа. Мол, в законотворческой работе неизбежно будут раздрай и неоправданный дубляж. Но на деле нам с руководством "Энергии России" сразу удалось наладить конструктивное сотрудничество. Я считаю, что особую роль тут сыграла взвешенная позиция Виктора Степановича Черномырдина, который во многом помогал и комитету, и мне лично как его председателю.
Члены "Энергии России" всегда активно участвовали и в заседаниях профильного комитета, и в парламентских слушаниях, проводившихся под его эгидой. В свою очередь, комитет поддерживал предложения, выходившие из недр "Энергии России". Я бы выделил, в частности, ту работу, которая была проделана в Думе по совершенствованию проекта энергетической стратегии до 2020 года, по обсуждению планов реструктуризации РАО ЕЭС и ее законодательного обеспечения, по принятию большого пакета законов по СРП.
- Будут ли какие-то перемены в деятельности "Энергии России"?
- В радикальных изменениях нужды нет. Курс в целом проложен верный. Задача в том, чтобы постепенно набирать обороты, переходить от обсуждений, решений концептуального плана к конкретным законопроектам.
Если говорить о ближайшей перспективе, то нам предстоит серьезная работа, связанная с тем, чтобы в Налоговом кодексе для нефтегазового комплекса были заложены приемлемые "правила игры". Пора окончательно определяться и с СРП. Согласен с теми, кто считает, что им следует также посвятить специальную главу в Налоговом кодексе, а также с тем, что надо наконец так отшлифовать базовый закон по СРП, чтобы в дальнейшем больше не дергать инвесторов никакими поправками и изменениями.
"Энергия России" должна будет сказать свое слово при разработке Федерального закона "Об энергетической безопасности", совершенствовании законодательства по энергосбережению, созданию правовой базы для структурных реформ естественных монополий. А в принципе нам надо как можно скорее выходить на принятие Энергетического кодекса, который бы стал целостным сводом норм и правил по ТЭКу.
- Иногда можно услышать опасения: мол, массовое представительство депутатов, связанных с энергетической сферой, да еще объединенных в единую структуру, такую, как "Энергия России", может привести к перекосам в деятельности Госдумы в сторону интересов ТЭКа, в ущерб другим отраслям экономики. Что думаете об этом?
- Перекос был в прошлом. Когда ТЭК в Думе представляли пара газовиков да пара нефтяников. Нынешнее же представительство энергетических отраслей отражает тот реальный вес, который они сегодня имеют и в экономике России, и во всей жизни нашей страны. Давайте не забывать, что в настоящее время в ТЭКе формируется более 40 процентов доходной части консолидированного бюджета страны, он дает более 50 процентов российского экспорта и большую часть валютной выручки.
ТЭК в последние годы вынужден играть роль "локомотива экономики", ибо только за счет тех ресурсов, которые сегодня имеются в нем, только за счет тех резервов, которые позволяют вести достаточно осторожную тарифную политику, мы вытягиваем всю остальную часть экономики. Но важно, чтобы "локомотив" в итоге не превратился в "дойную корову". Чтобы не возник искус латать все существующие прорехи, только усиливая пресс на нефтяников, газовиков, электроэнергетиков и не оставляя им средств и стимулов для развития своего производства, обновления основных фондов. В этом смысле ТЭК нуждается в определенной защите, отстаивании его интересов. Но надо понимать, что это в то же время и защита всей экономики. Ибо, если мы из-за непродуманной политики допустим соскальзывание России в пропасть энергетического кризиса, тогда беда не обойдет стороной ни одну из отраслей промышленности, ни один регион.
Профессионалы, объединившиеся в "Энергию России", это понимают. И в то же время они понимают, что интересы ТЭКа не могут принимать какого-то самодовлеющего, оторванного от других забот и нужд страны характера. Сам смысл межфракционного объединения "Энергия России" мне видится как раз в том, что все фракции, принимающие участие в его работе, признавая особую роль ТЭКа, с одной стороны, как бы выводят его проблематику из зоны своих идеологических и политических пристрастий, сосредоточиваются на профессиональных подходах. Но с другой стороны, они обеспечивают себе возможность постоянного контроля за всем, что происходит в ключевой отрасли. Какое-то использование возможностей МДО для одностороннего лоббирования в этих условиях крайне затруднительно - слишком уж разные люди входят в объединение. Так что "Энергия России" в силу самого своего статуса и состава обречена на то, чтобы искать баланс интересов между ТЭКом и остальной экономикой.
- А внутри самого ТЭКа?
- И внутри, безусловно, тоже. Не секрет, что существует множество законодательных проблем. Скажем, ратификацию Договора к Энергетической хартии поддерживают электроэнергетики, но считают для себя на сегодняшний день невыгодной газовики. Законопроект "Об использовании нефтяного попутного газа" поддерживают нефтехимики, но нефтяниками он пока рассматривается как наносящий ущерб их интересам. По отношению к законопроекту "О магистральном трубопроводном транспорте" свои, достаточно разнящиеся подходы есть у "Транснефти", крупных нефтяных компаний и Газпрома.
Если бы в Думе существовали только разрозненные группки, лоббирующие интересы отдельных отраслей и компаний, то, вероятно, по каждому из таких законопроектов они бы только сталкивались лбами до бесконечности. Но такой организационный механизм, как "Энергия России", дает шанс для консолидации на профессиональной основе и нахождения взаимопреемлемых решений.
- "Энергия России" использовала свое влияние при решении различных практических вопросов. Можно вспомнить, к примеру, обращения в правительство по поводу тех препон, которые чинились Госкомэкологией и некоторыми другими ведомствами проекту "Сахалин-1", обращение в поддержку проекта "Голубой поток" и т.д. Будет ли продолжаться такая практика?
- Конечно, по всем важнейшим вопросам мы будем обращаться в различные инстанции, в том числе и в правительство. Хотя от него в первую очередь хотелось бы добиться активизации в подготовке важнейших законопроектов. В промышленно развитых странах по экономическим вопросам правительства готовят до 90 процентов законопроектов. А если мы проанализируем, скажем, рабочий портфель Комитета по энергетике, транспорту и связи, то тут и 30-40 процентов порой не набирается. Это ненормально. И то, что "Энергия России" будет активнее будоражить и министерства, и правительственный аппарат, я обещаю.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников