03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗРЕЕТ ЗАГОВОР В ФИФА

Гриднев Алексей
Опубликовано 01:01 01 Июня 2001г.
Три года назад, в дни чемпионата мира во Франции, закончилась спокойная эра в мировом футболе. Поначалу, впрочем, об этом никто и не догадывался - просто на покой решил уйти возглавлявший Международную федерацию футбола (ФИФА) на протяжении двух десятилетий бразилец Жоао Авеланж, и на очередном конгрессе ФИФА должен был быть избран его преемник.

Из двух претендентов - генерального секретаря ФИФА швейцарца Йозефа Блаттера и президента Европейского футбольного союза (УЕФА), шведа Леннарта Юханссона - с очень небольшим перевесом был избран первый.
Блаттер, выяснилось очень скоро, стремился как следует встряхнуть мировое футбольное сообщество. Вскоре после избрания на высший в мировом футболе пост он выступил с революционной инициативой - проводить чемпионаты мира не раз в четыре года, как сложилось исторически, а вдвое чаще, мотивируя это тем, что на организацию всепланетного футбольного форума уже выстроилась огромная очередь. Истинная подоплека предложения, впрочем, лежала на поверхности - дело в том, что такое событие, как футбольный чемпионат мира, по своей значимости в спорте уступающее лишь Олимпийским играм, давно превратилось из обычного состязания в грандиозный коммерческий проект, приносящий многомиллионные прибыли как организаторам, так и - главное - самой ФИФА и ее партнерам.
Идея проведения чемпионата мира каждые два года не получила поддержки прежде всего со стороны европейских футбольных федераций и их лидера Юханссона. Дело в том, что 80-90 процентов сильнейших футболистов мира сейчас выступают в Старом Свете, причем большинство из них сосредоточено в лигах "большой пятерки" - чемпионатах Италии, Испании, Англии, Германии и Франции. С учетом того, что по семь-восемь сильнейших клубов этих стран ежегодно участвуют в Лиге чемпионов и Кубке УЕФА, игроки ведущих команд Европы и без того вынуждены проводить по 60-70, а порой и больше матчей за сезон. Но возможности человеческого организма не беспредельны - отсюда и обилие игр проходных, серых, в которых клубы выпускают на поле резервистов. А есть ведь еще чемпионаты мира и континентов, отборочные матчи к ним. К тому же, если важнейший футбольный турнир на планете станет разыгрываться вдвое чаще, неизбежно девальвируется его значение. Европа могла в последние два сезона убедиться в этом на примере реформированной Лиги чемпионов -количество матчей резко возросло, но их посещаемость, особенно на первом групповом этапе, резко снизилась.
Потерпев фиаско со своим революционным проектом, Блаттер выдвинул новую идею. Он предложил проводить раз в два года чемпионат мира среди клубов с участием сильнейших команд всех континентов - точнее, шести конфедераций, входящих в ФИФА. Первый такой турнир состоялся зимой 99-го в Бразилии и большого интереса у европейских клубов не вызвал. Скажем, футболисты "Манчестер Юнайтед" откровенно валяли дурака на поле, рассматривая прогулку в Южную Америку как дополнительный отпуск посреди напряженного сезона и проводя куда больше времени на пляжах, чем на тренировках. А в финале встретились два бразильских клуба, допущенных на правах хозяев, причем не один из них не являлся на тот момент сильнейшим на своем континенте.
Второй чемпионат мира среди клубов должен был состояться в июле-августе 2001 года в Испании, уже с участием 12 клубов - и на днях ФИФА объявила об отмене этого состязания. Точнее, о его переносе на два года. Однако мало кто сомневается, что турнир умер, едва успев родиться. Основной причиной стал крах коммерческого партнера ФИФА - группы International Sport, Media & Marketing. Эта известная в мире спорта компания должна была взять на себя основной груз финансовых затрат по проведению турнира - около 40 миллионов долларов. Но в данный момент ISMM и ее дочерняя фирма ISL - банкроты, общая сумма долгов которых оценивается в астрономическую сумму порядка полумиллиарда долларов.
Отмена клубного чемпионата мира вызвала в футбольном сообществе такой резонанс, которого Йозеф Блаттер не ожидал. Если сильнейшие европейские клубы пресыщены международными турнирами самого высокого уровня, а для их футболистов турнир в конце лета лишь отнимает две-три недели от отпуска после напряженного сезона, то для команд из Азии, Африки, Австралии клубный чемпионат планеты был едва ли не единственным шансом показать себя всему миру. Только за сам факт участия ФИФА обязалась выплатить каждому из 12 клубов около 2 миллионов долларов, отдельно - как в Лиге чемпионов - оценивался и каждый успешный шаг в турнирной сетке. А кроме того, на лучших игроков этих команд вполне могли "положить глаз" селекционеры богатых европейских клубов. Цена же довольно среднего футболиста на европейском трансферном рынке сегодня начинается от 4-5 миллионов долларов. Поэтому-то африканцы и австралийцы, едва узнав о скандальном решении, всерьез заговорили о возможности судебного иска к ФИФА с требованием компенсации убытков. В планы Блаттера это никак не входило...
Выступил против Блаттера и его оппонент еще со времен 1998 года - президент УЕФА Леннарт Юханссон. Швед в ультимативном порядке потребовал созвать экстренное заседание исполкома ФИФА, на котором представить общественности отчет о финансовой деятельности этой организации. В футбольных кругах уже обвиняют - пока неофициально - Блаттера в коррупции: поговаривают, что он давно знал о серьезных проблемах в ISMM и ISL, однако ничего не предпринял для того, чтобы возможный крах этих фирм не отразился на репутации ФИФА. Более того, Блаттер отдал этим маркетинговым фирмам лакомый кусок, поручив им работу по организации чемпионата мира 2002 года в Японии и Корее. В этих условиях Юханссон, очевидно, не мог не попытаться взять реванш за поражение трехлетней давности...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников