07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЮРИЙ ВАСИЛЬКОВ: ПУСТИТЕ К ФУТБОЛИСТУ ПОДРУГУ!

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 01 Июня 2004г.
В московском "Спартаке", где он проработал почти двадцать лет, его уважительно звали "профессор" - за солидность, обстоятельность, умение выходить из любых медико-футбольных ситуаций. В "Динамо", где он трудится сейчас, его величают просто "доктор". Сам же он говорит о себе как о "периферийном докторе".

- Я окончил смоленский мединститут. Так что меня можно назвать периферийным доктором. А по общему признанию, периферийные врачи сильнее московских (смеется)! Кто же от такого специалиста откажется. Ну это, допустим, шутка. А если говорить серьезно, то я с детства очень любил спорт. Сам занимался подводным плаванием и даже руководил секцией по этому виду спорта. А когда стал травматологом-хирургом и набрался житейского опыта, то понял, что надо заниматься чем-то более серьезным и интересным, чем обычное врачевание. В 70-е годы переехал в Москву, где мне неожиданно предложили заняться проблемами пребывания человека в космосе. Но я выбрал спортивную медицину. О чем ни капельки не жалею!
- Юрий Сергеевич, всем нам знакома такая картина: футболист падает на газон, корчится от боли и к нему бежит врач с чемоданчиком в руках. Могли бы вы раскрыть тайну содержимого этого чемоданчика?
- Тайн и секретов нет. В чемоданчике - все для оказания срочной медицинской помощи: препараты для остановки кровотечения, бинты, жгуты, вата, локальные обезболивающие, сердечные медикаменты...
- Спортивных врачей иногда сравнивают с фронтовыми медиками. Вы согласны с этим утверждением?
- Конечно. Спортивный врач тоже находится "на поле сражения", хоть и мирного, и всегда готов выбежать из "окопа", чтобы оказать раненому первую помощь. А уже при необходимости более квалифицированную помощь потом оказывают другие специалисты. Я же должен за несколько секунд оценить ситуацию и поставить диагноз.
- Вы советуетесь с игроком, какие препараты ему давать?
- Раньше говорили: "Было у отца три сына: двое умных, а третий футболист". Сейчас все ребята умные и грамотные. Они все понимают, все видят. Кому-то, например, нельзя принимать аспирин, а у кого-то аллергия на новокаин. Футболист мне об этом сообщает, и я нахожу безвредные для его организма заменители.
- А тренера вы ставите в известность, какие лекарства прописываете футболистам?
- Разумеется. Между игроком и наставником всегда стоит врач. Он находится в постоянном общении и с тем, и с другим. Я даже дома, бывает, сижу у телевизора, смотрю интересный фильм, а мыслями в команде.
- Помимо службы в московском "Динамо" вы трудитесь и в сборной. А с коллегами из других команд часто общаетесь?
- Очень редко. Для этого у нас мало времени. Мы зависимые люди, каждый связан со своей командой как иголка с ниткой. И перемолвиться словечком успеваем, лишь когда наши команды встречаются между собой. Обычно мы приветствуем друг друга примерно такой фразой: "Здравствуй, Николай Николаевич, без травм!" Для нас главное, чтобы спортсмены после игры дошли из раздевалки в автобус на своих ногах. Но футбол - контактный вид спорта и без травм, к сожалению, не обходится.
- Могли бы вспомнить самую тяжелую травму в вашей врачебной практике?
- Да, это произошло, когда я работал в московском "Локомотиве" в 1987 году. Евгений Дрожин получил жесточайший осколочный перелом правой голени в трех или четырех местах. Хирурги сделали отличную операцию. Но осколки повредили сосуды, и парень едва не потерял ногу. На футбольное поле Женя больше не вышел. Это моя самая большая потеря как клубного доктора. Но я сделал тогда все, что мог, совесть моя чиста.
- А часто приходится сталкиваться со случаями симуляции?
- Симулируют в основном легионеры. Но со мной такие штучки не проходят. Я всегда говорю, что футбол - игра для настоящих мужчин. Если у тебя нет характера, не имеет смысла работать в таком жестоком виде спорта.
- В последнее время на футбольном поле даже умирают. Как вы считаете, это происходит из-за чрезмерных физических нагрузок или причина в пресловутом допинге?
- Каждая смерть в спорте - предмет тщательного разбирательства. Прежде всего - это трагедия. Умер футболист на поле, на тренировке. Раньше такого не было. Может быть, что-то в свое время не доглядели детские врачи, когда спортсмен еще был пацаном... Надо разбираться. Хотя одна из причин все-таки лежит на поверхности: нагрузки в футболе сейчас сумасшедшие. Тренерский штаб требует скоростной выносливости. Физической подготовке нынче уделяется наибольшее внимание.
- Нынешнее поколение игроков часто нарушает режим?
- При тех нагрузках, которые существуют в современном спорте, футбол и водка, например, - вещи просто несовместимые. Да и боятся ребята потерять хорошую работу. Ведь многие из них - единственные кормильцы в семье.
- Футбольные врачи суеверны?
- Я суеверен. Когда выбегаю на поле, первый шаг делаю левой ногой. Но люблю число "13". Если по дороге на стадион попадется эта цифра на стене дома или троллейбусе - уверен: сегодня выиграем.
- Как вы относитесь к тому, что многие тренеры запрещают своим футболистам в период важных турниров заниматься сексом?
- Посоветовал бы тренерам пойти на послабления. Запрет секса - ни к чему, кроме нервного стресса, привести не может. А начинать надо с ведущих спортсменов. Сделать это своеобразной наградой за хорошую игру и усердную работу на тренировках (смеется)! Я уверен: если игрока в условиях жесточайшего стресса, допустим, в период первенства мира или Европы, поселить в номер со своей женой или подругой, ничего плохого не случится. Только на пользу пойдет!


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников