10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОСТАЕМСЯ В ЗОНЕ РИСКА

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 01 Июня 2005г.
Неожиданными и весьма тревожными, думается, для наших властей оказались результаты социологического опроса, проведенного недавно Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Исследование посвящалось вроде бы традиционной теме: "Что вызывает у граждан наибольшие опасения, страх?" В перечне страхов, который интервьюеры из года в год предлагали опрашиваемым, примерно двадцать пунктов - от роста цен, преступности, терактов до заведомо малореальных опасений "войны со странами Запада". На этот раз в перечень была включена еще и новая строчка: "Опасаетесь ли вы резкого снижения уровня жизни, вплоть до голода значительной части населения?"

НЕУВЕРЕННОСТЬ
Казалось бы, нелепый вопрос: ну о каком голоде может идти речь в условиях роста (на протяжении, например, последних пяти лет) благосостояния граждан, укрепления экономики, весьма стабильного развития страны? Еще до начала опроса можно было прогнозировать 5 -10 процентов утвердительных ответов насчет "опасений", полученных от совсем уж слабонервных жителей. Но оказалось, что не какие-то паникеры, а большинство - 70 процентов опрошенных заявили, что "снижение уровня жизни, вплоть до голода значительной части населения, реально". Еще 23 процента граждан считают, что такой сценарий возможен, хотя и маловероятен. Фантасмагория какая-то. Представить себе такое в нынешних благоприятных экономических условиях невозможно. Не будет никакого голода ни в близкой, ни в более отдаленной перспективе. В социологическом исследовании важны не эти "прогнозы", а другое: основная масса населения допускает социальные потрясения, не уверена в будущем и не принимает всерьез оптимистические расчеты, с которыми регулярно выступают высокопоставленные чиновники того же Минэкономразвития. Откуда такой пессимизм? Ответить на этот вопрос непросто.
Ясно, что атмосфера недоверия к исполнительной власти, которая в первую очередь несет ответственность за движение страны вперед, возникла не на пустом месте. Нынче сразу приходит на ум то, что на слуху. Бездарно подготовленная (и вызвавшая поначалу массовые протесты граждан) замена льгот денежными компенсациями стала яркой, хотя, увы, и не единственной явной неудачей нынешнего кабинета министров. Свежий пример - на ровном, казалось бы, месте возникшая в минувшую среду в Москве и трех областях тяжелая кризисная энергетическая ситуация, затронувшая миллионы граждан. Президент Владимир Путин возложил ответственность за произошедшее на руководство РАО "ЕЭС России", которое, занимаясь "глобальными проблемами", уделяет, как видно, недостаточное внимание организации текущей бесперебойной деятельности компании. Но граждане критикуют не только службы, за которые отвечает Анатолий Чубайс, но и в целом исполнительную власть, ее кадровую политику, недостаточную управляемость структур по вертикали, непрофессионализм и равнодушие чиновников... Такие потрясения не способствуют, конечно же, стабилизации в обществе. Фактическое отсутствие внятной экономической и социальной политики, пробуксовка объявленных важнейших институциональных и структурных реформ, "разброд и шатания" внутри самого правительства, неумение обуздать коррупцию и преступность - все это и другие негативные, дестабилизирующие моменты настолько ухудшили имидж исполнительной власти на федеральном уровне, что сегодня только ленивый не критикует ее, идея отставки правительства витает в воздухе. Стоит ли удивляться, что десятки миллионов наших жителей опасаются социальных катаклизмов?
Определенную растерянность граждан подтверждают и другие исследования. На вопрос социологов Аналитического центра Юрия Левады - "Чувствуете ли вы уверенность в завтрашнем дне?" - две трети жителей в апреле сказали: "Нет". Между прочим, летом прошлого года таких ответов было меньше. Значит, тревога, неуверенность остаются и даже в каких-то отношениях возрастают. А это, помимо прочего, "козырная карта" для деструктивных сил.
НЕ ПЕРЕОЦЕНИВАТЬ "НЕФТЯНОЙ ДОПИНГ"
- Разного рода "цветные" революции на постсоветском пространстве происходили, прежде всего, там, где непомерно затянулся переход от плановой экономики к рыночной, что сопровождалось разочарованием в социальных ожиданиях, - говорит Игорь Николаев, руководитель департамента стратегического анализа компании ФБК, ведущей исследования в социально-экономической и других сферах. - Но как определить, когда все-таки завершается переходный период? В мировой практике используется целый набор индикаторов. Один из критериев таков: переход заканчивается, когда валовой внутренний продукт (ВВП) страны достигает дореформенного уровня и при этом эффективно работают рыночные механизмы. ВВП 1991 года превзошли, например, Армения, Белоруссия, Казахстан (на 16 - 19 процентов). Но ряду государств СНГ еще далеко до этого. В Молдавии валовой внутренний продукт в прошлом году составил лишь 54,6 процента от уровня 1991-го. В Грузии - 65,6. На Украине - 66,8. В Таджикистане - 75,6. В Киргизии - 81,8. У нас - 89,3. Нельзя не обратить внимание на то, что в четырех из шести перечисленных государств произошли в последнее время громкие социальные катаклизмы. Наши исследования показали, что есть некая закономерность: при чрезмерном затягивании переходного периода государство попадает в группу риска. Кстати, переходный период в Венгрии составил 11 лет, в Польше - 8, в Словакии и Чехии - 2 года. У нас он продлится, видимо, 15 лет, ибо, по расчетам, ВВП достигнет дореформенного уровня, дай Бог, в следующем году. С другой стороны, весьма тревожно, что важные реформы у нас завязли... Конечно, нас выручают пока запредельно высокие мировые цены на нефть. Но вряд ли стоит переоценивать данный фактор...
ПО УРОВНЮ ЖИЗНИ МЫ НА ВТОРОМ МЕСТЕ
Сравнение с другими государствами СНГ будет, разумеется, неполным, если оставить за скобками важнейшие социальные индикаторы, характеризующие уровень жизни населения. Такие данные специально для "Труда" подготовлены Межгосударственным статистическим комитетом Содружества независимых государств. Наиболее интересными представляются расчеты покупательной способности среднемесячной зарплаты в столицах семи стран СНГ (по остальным государствам в Статкомитет не поступали в полном объеме соответствующие официальные материалы). Методика расчетов простая. Специалисты анализируют, сколько условных продовольственных наборов можно приобрести на среднюю зарплату в Москве, Минске, Астане, Киеве, Бишкеке, Кишиневе и Душанбе. В эту гипотетическую продуктовую корзину входят: по килограмму говядины, животного и растительного масла, сахара, пшеничного хлеба, картофеля, свежей капусты, а также литр молока и десяток яиц. Составленная на основе этих расчетов таблица наглядно показывает, насколько отличается уровень жизни в странах СНГ.
Такое же распределение мест в этом неофициальном ранжировании было и в прошлом, и в позапрошлом, и в 2002 году... Конечно, уровень жизни в столицах существенно выше, чем в других городах, не говоря уж о глубинке. Тем не менее, используя и другие социальные индикаторы, можно сделать вывод: в нашей стране, Казахстане и Белоруссии гражданам живется значительно лучше, чем в Молдавии, Киргизии и Таджикистане. И Украина отстает от первой тройки. Между прочим, в прошлом году за чертой бедности оказались 27 процентов украинцев. В Молдавии ситуация была хуже - не могли (или очень затруднялись) свести концы с концами почти три четверти населения. Существенно лучше соответствующие показатели в Казахстане и Белоруссии - 16,1 и 17,8 процента. У нас тоже 17,8 процента бедных.
Казалось бы, при более высоком, чем во многих государствах СНГ, уровне жизни ни о какой "группе риска" по отношению к нашей стране и речи быть не может. Однако надо иметь в виду и имеющиеся у нас остро-негативные моменты. Например, самое большое на постсоветском пространстве расслоение в обществе (соотношение доходов 10 процентов наиболее и наименее обеспеченного населения - 14,8 раза, а, скажем, в Белоруссии - только 6,5). Бедность для многих семей стала застойной. К примеру, у шести миллионов наших граждан, по данным Росстата, среднедушевые доходы составляли в первом квартале нынешнего года сущие гроши - от 30 до 50 рублей в день. По сути, нищенское существование (даже если учесть какие-то нефиксируемые "приработки"). И это длится не месяц и не два, а уже второе десятилетие.
В дореформенные времена бедности таких масштабов и такой глубины не было. При этом надежды на улучшение, как показывают опросы, стали в последнее время изрядно "подтаивать", ибо правительство, по мнению многих граждан, не в состоянии выполнить выдвигаемые президентом задачи в социальной сфере. Словом, чтобы выйти нам из "группы риска", необходимо прекратить споры в Белом доме (а лучше, считает все большее число экспертов, сформировать новую команду профессионалов) и в кратчайшие сроки завершить, наконец, переходный период, уделяя особое внимание социальной сфере и стабильности политико-экономической обстановки в стране.
Сколько продовольственных наборов можно было купить на среднюю зарплату в столицах государств СНГ (в феврале 2005 г.)
Астана 30,1 продукт. набора
Москва 28,8
Минск 23,6
Киев 19,6
Кишинев 10,8
Бишкек 7
Душанбе 4,9
Среднемесячная зарплата в странах СНГ (в пересчете на доллары, 2004 г.)
Азербайджан 98,4 доллара
Армения 78,7
Белоруссия 161,8
Грузия 58,5 (2003 г.)
Казахстан 207,8
Киргизия 51,7
Молдавия 89,5
Россия 237,2
Таджикистан 20,5
Украина 110,8


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников