07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПО ЗАКОНАМ МИРНОГО ВРЕМЕНИ

Хлыстун Виктор
Опубликовано 01:01 01 Июля 2000г.
Впервые за время войны сижу в чеченском доме. В гостях. Правда, в сопровождении офицеров-десантников с автоматами. Но это не смущает ни хозяев, ни меня. На столе появляются тарелки с мясом, огурцами, помидорами, солениями и галушками из кукурузной муки. Радушный глава дома Роман наливает по стопке и предлагает майору Алексею Наумцу снять бронежилет - жарко. Тот стаскивает тяжелые доспехи и спрашивает: - А это что? - показывает на дырку в оконном стекле. - Мы смотрели с детьми телевизор, и вдруг - стрельба. Одна пуля попала в окно. Кто стрелял - неизвестно. У соседа корову шальная пуля задела. Но не бойтесь, днем не стреляют.

В поселок Новогрозненский меня пригласил глава местной администрации Саид-Альви Ахьядов. Роман - его друг и единомышленник. Оба мечтают быстрее прекратить кровопролитие. Этого хотят многие жители поселка. И не только хотят, стараются реально приблизить мир. Саид - один из них. Главным врагом противостояния он считает не тех, кто воюет в бандах, а их "идейных" подстрекателей - ваххабитов.
В Новогрозненском живет 12,5 тысячи жителей. Да тысячи две беженцев. Как только федеральные войска заняли поселок, они начали сюда возвращаться, хотя в первую кампанию Новогрозненский считался оплотом боевиков.
- Раньше, в 1995-96-м, новогрозненцы на митингах требовали, чтобы российские солдаты убирались домой, хотели независимости и обожглись: она чуть не обернулась кабалой - шариатским правлением. Больше трех лет понадобилось, чтобы понять: с ваххабитами чеченцам не ужиться. С августа прошлого года в Чечне не было ни одного митинга в поддержку бандитов. И люди уже не требуют вывода федеральных сил из республики. Жители Новогрозненского, наверное, раньше других поняли, что для них есть только один путь - жить с Россией.
- Саид, расскажи как это происходило? Ведь, к сожалению, и сейчас еще не все твои соплеменники лояльны к России.
- Понимание пришло с кровью. После ухода федералов в 96-м война у нас не закончилась - она перешла в другое русло. Пока полевые командиры делили власть и деньги, выясняли, кто из них сильнее, ваххабиты устанавливали в республике свои порядки, которые для нормальных чеченцев казались дикими. Ну, например, по их законам отец может жениться на своей пятой дочери. У нас родственное кровосмешение немыслимо. Ваххабиты не почитают старших, как это делают чеченцы. Чеченские женщины никогда не носили чадру - их стали заставлять. Новый год отменили. Ввели публичное наказание палками. Служба шариатской безопасности имела неограниченную власть. Ее работники могли остановить любого чеченца, избить на глазах у всех, увезти с собой. В Новогрозненском парня убили только за то, что он заступился за друга. В одном селе застрелили муллу. Когда наши ребята поймали убийцу, он объяснил, что мулла мешал ваххабитам вести проповеди и потому его убрали. Простые люди как могли давали отпор. Ловили ваххабитов, избивали, даже убили некоторых...
- Неужели руководители республики не видели, что народ не приемлет ваххабизма?
- К сожалению, высшие чиновники и некоторые полевые командиры стали заигрывать с ваххабитами - у тех ведь были деньги. Против выступали немногие. Первым возмутился муфтий Кадыров. Он стал требовать выдворения лидеров ваххабитов из республики. Если бы тогда Масхадов поддержал Кадырова... Но он боялся и ваххабитов, и полевых командиров. Особенно Басаева. А Шамиль, хотя и скрывал связь с ваххабитами, на деле поддерживал их. Он убеждал чеченцев не выгонять Хаттаба из Чечни потому, что тот много сделал для "победы" над Россией.
Несмотря на это, сопротивление ваххабитам и их сторонникам нарастало. В Гудермесе дело чуть не дошло до вооруженных столкновений. С одной стороны были отряды братьев Ямадаевых, Исрапилова, с другой - Басаева, Гелаева, Радуева... Конфликт еле погасили. Но случилось непоправимое: ваххабиты сумели убедить некоторых госчиновников и полевых командиров продолжить войну против "неверных". И многим это оказалось выгодно.
- Почему? Им плохо жилось?
- Нет, хорошо. Но ведь надо было объяснить народу, куда, например, делись деньги, выделяемые Россией на пенсии, зарплаты. Масхадов по телевидению клялся, что средства пошли на укрепление обороноспособности, на подготовку боевиков, на закупку оружия, хотя ушли они на заграничные счета чеченских чиновников.
- Но откуда столько оружия у бандитов, если деньги уходили?
- Масхадовская гвардия, например, получала оружие официально. Деньги приходили и из-за границы - через исламские центры, подставные компании. В Москве тоже находились "благодетели", которым была нужна война. Нам было видно, как наши руководители готовятся к ней.
- Раз видели, почему молчали?
- Не молчали - не могли объединиться, чтобы дать отпор. Боевики были сильны. А многие чеченцы до сих пор так и не поняли, что произошло. Особенно молодежь. Почему? А ты представь, когда нет никакой информации, кроме той, что готовилась ваххабитами. Школы не работают. У нас ведь была провозглашена своя образовательная программа, по которой мальчикам разрешалось оканчивать четыре класса, а девочкам - ни одного. Зато те, кто становился на сторону ваххабитов, получали блага и деньги. В бандах сейчас много таких, кто и четырех-то классов не прошел. Разве могут они отличить истинную мусульманскую веру от ваххабизма? Вот ведь в чем дело. Их учить надо. Думаю, нам теперь придется в школах вводить уроки ислама, изучать Коран. Искренне верующий мусульманин, а тем более суннит - чеченцы ведь сунниты, - никогда не решится на убийство человека другой веры. Это, кстати, еще одна причина, по которой ваххабизм в Чечне не приживется. Нападение на Дагестан сорвало маску с ваххабитов.
- Что происходило в поселке в это время?
- Меня Масхадов снял с должности еще в 96-м. Но я продолжал работать. Как все, защищал свой дом, поселок. И было от кого. Сначала в поселок приехали посланцы Масхадова. Они подыскивали место для расположения штаба его гвардии. Но жители не дали расквартировать штаб. Потом мы выставили пикеты. И как-то на рассвете к нам пожаловал сам Радуев с отрядом в 350 человек. Нашу охрану боевики разоружили и расположились в школе. Что тут началось! Отряд окружила толпа народу. Началась стрельба. Поселковый врач был ранен в руку, еще один парень - в ногу. Но радуевцы испугались. Вышли за околицу и начали рыть окопы. Федералы обстреляли их. Снарядов 10 выпустили. Два дома разрушили. Были жертвы. И тогда... поселок спас тогдашний директор школы Чаплуев Саид Ахмедович. Честь ему и хвала.
- Как же он это сделал?
- Чаплуев тайком пробрался в штаб генерала Трошева и уговорил его отсрочить обстрел на три дня. К радуевцам повалил народ - уходите. Брат моего друга Романа обозвал их трусами, которые прячутся за сп4инами женщин и детей. Один бандит на него полез драться и отрубил ему два пальца ножом. Это переполнило чашу терпения, и наши мужчины поставили ультиматум радуевцам: если не уйдете, будем воевать против вас... Поселок заняли федералы, начали проводить зачистки...
- Зачистка - не самое приятное мероприятие. Я слышал, что в некоторых селениях милиционеры и омоновцы проводят их весьма грубо. А как у вас?
- Большинство жителей верят, что федералы пришли их защищать. Любое недоразумение, любая грубость при обысках, зачистках, проверках сильно подрывает веру. Мне тоже непонятно, почему до сих пор омоновцы и собровцы проводят обыски в масках и ночью? Почему не приглашают понятых? Ведь это все рождает слухи, подрывает авторитет федералов. Раз уж мы хотим мира и порядка в Чечне, то пора снимать маски и действовать согласно букве российских законов. Если в каком-то доме найдено оружие, а понятые-соседи увидят это, то никто не скажет, что оно подброшено...
- Но почему сами чеченцы, у которых те же омоновцы отбирают добро, не подают в суд?
- Не хотят связываться, но злобу оставляют при себе.
- Может, поэтому часты нападения на милиционеров? Мстят им?
- Новогрозненцы, я точно знаю, этого не делают. Мы считаем, что лучше перетерпеть обиды. Больше того: жители защищают федералов. Каждую ночь мы выставляем свои посты по окраинам поселка, дежурим на опасных участках, предупреждаем нападения бандитов. Помогаем федералам едой. Короче, сотрудничаем. Стараемся вместе решать другие проблемы. А их много. Надо фабрику швейную пускать, нефтепромысел, цех медицинских инструментов. Будет работа - будет и мир. У нас уже четыре школы действует. И русские учителя остались. Мы ведь с ними две войны пережили, вместе в подвалах от бомб прятались. А такое не забывается...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников