05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МОЯ МАМА - ЭТО ПАПА

В Славянске Евгений Викторович Коновалов - фигура известная. Местные власти его не любят, рядовые граждане отзываются с восхищением. Первые называют сутягой, вторые - бессребреником, борющимся за справедливость. Обе характеристики связаны с его деятельной борьбой за права отцов-инвалидов, воспитывающих в одиночку детей. Законы Коновалов знает хорошо, логикой - математик все-таки! - владеет безукоризненно, а характер одержимого борца тоже способствует победе. За помощью к нему обращаются со всей Украины, за советом - из России, Молдавии и Белоруссии. Предмет спора в суде каждый раз тот же - дети.

Игорю Вадимовичу Коломийцу, бизнесмену из Одессы, перенесшему две тяжелые операции на сердце, супруга в один прекрасный день заявила, что полюбила другого и уходит к нему, а детей - старшему мальчику было три года, младшему полтора - отправит к маме в деревню. "Детей-то оставь!" - взмолился он. В ответ беглянка предложила циничную сделку.
- Покупаешь мне двухкомнатную квартиру, а я от них официально отказываюсь.
Сделку оформили нотариально, где Ирина так и написала: "От детей отказываюсь, все права на них передаю бывшему супругу". Но через год явилась с новым требованием: купи мне машину! В ответ Игорь Вадимович подарил шантажистке пушкинскую "Сказку о рыбаке и рыбке". Однако не прошел и месяц, как Игоря вызвали в суд, который обязал его обоих малышей отдать матери. Напрасно отец тряс ее распиской, напрасно привел свидетелей, подтвердивших, что он прекрасный воспитатель. Судья заявила, что детей рожал не он, а глупая бумажка - всего лишь "минутная женская слабость". Скорее всего, аналогичное решение принял бы и апелляционный суд, если бы не вмешался Коновалов. Его выступление в качестве общественного защитника переломило ситуацию, и мальчишек оставили с отцом.
А вот чем закончится другой процесс в той же Одессе, сказать пока трудно. Алексей Тищенко стал инвалидом, спасая чужого ребенка. Тонущего мальчика вытащил, а сам повредил позвоночник и с тех пор третий год прикован к постели. Жена, с которой Алексей жил в гражданском браке, его покинула, лишив к тому же возможности видеться с дочкой. Мужчина страдал, но крепился, пока не узнал, что бывшая подруга спилась, что их дочь, голодная и оборванная, шатается по улицам. Вот тогда Алексей и бросился за помощью к Коновалову. Тяжба все еще тянется, а пока Евгений Викторович устроил отца и дочь в санаторий.
Почему Коновалов с таким упорством взваливает на себя эти хлопоты, спрашивать не надо. Девятнадцать лет назад он сам пережил похожую драму. Расписку бывшей супруги в том, что она "меняет" двух сыновей, трех и четырех лет от роду, на квартиру в Крыму, он хранит до сих пор. Любящий отец забрал мальчишек, одежду и матрас, снял флигель при частном доме и продолжил работу в школе. Но главная беда ждала его впереди. В сентябре 1984 года Коновалов повел группу школьников в поход. Ночью на исторической горе Димерджи, той, где когда-то сражался Кутузов, на палатку с девочками, решив "развлечься", напала группа бандитов. Евгений Викторович и пятеро его учеников приняли настоящий бой. Девочек учитель отстоял, но сам получил пулю в живот навылет, задевшую позвоночник. Три месяца ушло, чтобы только подняться на ноги, а когда, став инвалидом второй группы, Евгений вернулся к работе, начался другой детектив.
Обменявшая детей на квартиру бывшая жена Татьяна теперь попросту выкрала их и увезла в Узбекистан, куда перебралась со своим новым супругом. Суд встал на защиту матери. Два года бился Коновалов за свои отцовские права, но лишь медицинская экспертиза, на которой он сумел настоять, убедила законников: многочисленные шрамы и ушибы на теле детей лучше всяких слов показали степень материнской "любви". У младшего сына, Миши, этой весной уже окончившего с отличием университет, до сих пор сказываются последствия - бессонница, спазмы мышц.
Двухкомнатная квартирка Коноваловых - это и дом, и штаб союза отцов-одиночек, и кабинет психолога. Самое ценное - старенький компьютер да фотографии друзей и письма из всех уголков бывшего Советского Союза. Пока отец рассказывает мне о судьбах своих подопечных (в соседнем Дзержинске новая городская власть лишает квартиры инвалида-"афганца" с двумя детьми, ссылаясь на то, что предыдущий мэр дал ему ордер вне очереди), Миша кашеварит на кухне.
Живут мужчины скромно, на отцовскую пенсию в 160 гривен: стипендию Мише уже не платят, а работу он пока не нашел. Поэтому на обед - картошка-пюре да салат из капусты. К чаю - булочка с домашним вареньем из дикой груши. На двоих хватает, а старший сын Витя сейчас в России, в Кемерове, где работает системным администратором.
- Миша, ты никогда не пытался связаться с матерью?- спрашиваю младшего Коновалова.
- Зачем? - в голосе удивление. - Она сама позвонила мне два года назад...
- И что? - оживляюсь я, ожидая услышать рассказ о материнском раскаянии.
- Да так, ничего, - пожимает он плечами. - Жаловалась на жизнь, говорила, что каждый имеет право на ошибки, просила денег. Я спросил ее: " А кто вы?" Она ответила: "Твоя мама". И тогда я сказал: "Моя мама - это папа, а вас я, простите, не знаю".
За прошедший год славянского правдолюбца дважды жестоко избивали. Один раз заманили в парк под видом единомышленников, желающих вступить в Партию семьи, которую создает Коновалов. В другой - нагло ворвались в квартиру. Кому так крепко насолил учитель, он и сам не знает. Хотя, когда человек идет против течения, поводов стать неугодным хватает. В нашумевшем деле журналиста Александрова, убитого за публикации на тему коррупции, он, вечный общественный защитник, больше всех боролся с фальсификацией материалов расследования. А сколько сил и нервов потратил он в битве за утраченную надбавку к пенсии, которую учителю, пострадавшему при исполнении служебных обязанностей, исправно платил Советский Союз, а независимая Украина перестала. Устав пререкаться с отечественными чиновниками, Коновалов написал жалобу в Европейский суд, и из Страсбурга пришло письмо, уведомляющее, что рассмотрение его дела поставлено на очередь...
Коллектив школы, где работал Евгений Викторович, и ряд общественных организаций написали ходатайство о награждении его, защитника обиженных, медалью "Герой Отечества". Но строптивый учитель от высокой этой чести отказался: "Не хочу получать награду из рук президента, который загнал народ в такую нищету". Тогда даже друзья не поддержали старого максималиста. А вот Миша отца расцеловал. Молодой психолог готовится к поступлению в аспирантуру нынешней осенью, но находит время оказывать бесплатную помощь всем клиентам отца. Тему будущей кандидатской он уже определил: как адаптируется в обществе ребенок из неполной семьи, воспитанный любящим отцом.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников