08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РЫНОЧНЫЙ ЭКЗАМЕН

Станичников Степан
Опубликовано 01:01 01 Августа 2000г.
Борьба за Новосибирский электродный завод между администрацией области и Сибирско-Уральской алюминиевой компанией (СУАЛ) на минувшей неделе вышла на новый виток. Часть кредиторов НовЭЗа, аффилированных с СУАЛом, провели собрание, на котором единодушно приняли решение о заключении мирового соглашения. Чем немало удивили не только остальных кредиторов, но и арбитражного управляющего НовЭЗа Юрия Парыгина.

Не успели высохнуть чернила на протоколе заседания "благородного собрания", как некоторые дружественные СУАЛу СМИ поспешили объявить решение о мировом соглашении "реальным шагом по возвращению завода государству". Переворачивать все с ног на голову - испытанный метод "черного пиара". Как будто и не было почти ожесточенной полугодовой борьбы за НовЭЗ между администрацией области и Федеральной службой по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО), с одной стороны, и того же СУАЛа - с другой. И если в июне этого года завод и впрямь вернулся в госсобственность, то вовсе не благодаря, а вопреки СУАЛу, минуя его ожесточенное сопротивление этому процессу. "Труд" неоднократно рассказывал о ходе этого противостояния.
Собственно, прошедшее по инициативе СУАЛа заседание едва ли может всерьез претендовать на легитимность. Мало того, что "избранные" собрались чуть ли не за неделю до официально назначенной арбитражным управляющим даты проведения собрания кредиторов (2 августа). Принятое ими решение о так называемом мировом соглашении, вынесенное СУАЛом на первые полосы ряда областных изданий, практически по всем пунктам противоречит Закону РФ "О несостоятельности". Хотя бы потому, что собрание проводилось без участия арбитражного управляющего, а принятые решения не прошли обязательного согласования с ФСФО и Министерством по налогам и сборам. Кроме того, решение о заключении мирового соглашения принималось без учета реального состояния дел на заводе и исходя из собственных представлений участников заседания об объемах и сроках погашения кредиторской задолженности (соответствующими цифрами располагает лишь арбитражный управляющий). Все это придало прошедшему собранию характер дружеских посиделок, или, если угодно, клуба по интересам. Причем интересы эти хорошо известны.
ПЕРВЫЕ СРЕДИ РАВНЫХ
Заключение мирового соглашения - последний шанс СУАЛа в его борьбе за сохранение своего влияния на заводе. Так и не став акционером НовЭЗа, сегодня СУАЛ стремится закрепить хотя бы свое лидирующее место в реестре кредиторов предприятия, а заодно избежать начавшейся дальнейшей проверки своей деятельности со стороны госорганов.
Примечательно, что еще совсем недавно, когда присутствие СУАЛа на заводе казалось незыблемым, вопрос о прекращении процедуры банкротства и заключении мирового соглашения ни самой "алюминиевой" компанией, ни подконтрольными ей кредиторами не поднимался. Напротив, задолженность завода структурам, прямо или косвенно связанным с СУАЛом и его главным акционером - компанией "Ренова", возрастала со скоростью, наводившей на мысли о том, что выход НовЭЗа из процедуры банкротства не входит в планы руководителей предприятия. Напомним, что в 1998 году при непосредственном участии бывшего главы администрации Новосибирской области Виталия Мухи завод, 62 процента акций которого и по сей день находятся в федеральной собственности, возглавили представлявшие интересы СУАЛа С.Кохановский и А.Волынский. Уже через полгода после их прихода кредиторская задолженность НовЭЗа СУАЛу возросла в несколько раз, а к осени того же 1998 года на заводе было введено внешнее управление. Как и ожидалось, список кредиторов возглавили Сибирско-Уральская алюминиевая компания и ЗАО "Ренова", причем "отрыв" СУАЛа от основной группы кредиторов постоянно нарастал.
В немалой степени этому способствовали более чем странные сделки, заключавшиеся руководителями НовЭЗа. Так, например, уже полуразорившийся завод неоднократно выступал гарантом по кредитам, выдаваемым московским "Флора-Банком" бывшей администрации Новосибирской области. Администрация кредиты не возвращала, однако банк каждый раз выделял новый - опять же под поручительство НовЭЗа. У стремительно скатывавшегося к банкротству завода денег, разумеется, не было, а потому всякий раз за кредиты расплачивался СУАЛ, аккуратно внося соответствующую сумму в мораторную задолженность НовЭЗа. Цель этих, на первый взгляд, непонятных сделок становится очевидной, если учесть одно обстоятельство: одним из учредителей "Флора-Банка" является Сибирско-Уральская алюминиевая компания. Благодаря этому мораторная задолженность НовЭЗа перед СУАЛом возросла еще на 700 тысяч долларов.
Любопытно, что подобные операции были на НовЭЗе не редкость. Руководители предприятия и не скрывали, что абсолютно не рассчитывают на восстановление платежеспособности предприятия и на его выход из банкротства. Напротив, согласно разработанному ими при активном участии бывшего внешнего управляющего С.Суркова плану внешнего управления все активы НовЭЗа были переведены в новую структуру - ЗАО "СибЭЛ", учрежденное тремя оффшорными фирмами, контролируемыми представителями СУАЛа. Видимо, этим можно объяснить тот факт, что за все два года своего пребывания у руководства НовЭЗа СУАЛ так и не стал акционером завода, рассчитывая прибрать предприятие к рукам по-другому - через долги.
Так или иначе, в феврале нынешнего года в списке кредиторов НовЭЗа внезапно появилось новое лицо - ЗАО "Векта-Трейд", также аффилированная с СУАЛом структура, предъявившая НовЭЗу претензии на сумму свыше 70 миллионов рублей. Несмотря на то, что никаких документов, подтверждающих столь высокую задолженность завода перед никому доселе не известной фирмой новоявленным кредитором представлено не было, бывшая администрация предприятия с готовностью признала этот гигантский долг, в результате чего ЗАО "Векта-Трейд" одним махом заняла первое место в реестре кредиторов НовЭЗа.
Таким образом, СУАЛ, "Ренова" и "Векта-Трейд" стали контролировать львиную долю задолженности НовЭЗа, а одновременно - претендовать на подавляющую часть имущества предприятия по окончании процедуры банкротства. Ни о каком мировом соглашении в то время никто из них не помышлял, а интересы остальных кредиторов во внимание просто не принимались.
ФОЛ ПОСЛЕДНЕЙ НАДЕЖДЫ
Стремительное сползание завода в долговую яму банкротства и спешное создание на базе НовЭЗа дочерней структуры с иностранной "пропиской" стало причиной расследования со стороны ФСФО. В немалой степени проведению расследования способствовал и новый губернатор области Виктор Толоконский, встревоженный судьбой госпакета акций предприятия. Выводы ФСФО были неутешительными: методы реализации плана внешнего управления были признаны "не ведущими к финансовому оздоровлению предприятия", а бывший внешний управляющий Сергей Сурков решением суда был снят с занимаемой должности. "Попросили" с НовЭЗа и менеджеров СУАЛа - С.Кохановского и А.Волынского. Сразу же вслед за этим создание ЗАО "СибЭЛ" было приостановлено, а уже переведенные в него активы НовЭЗа возвращены заводу.
Такой сценарий событий означал полный провал планов СУАЛа относительно электродного завода. Не обладая акциями НовЭЗа, СУАЛ мог рассчитывать лишь на свою роль в комитете кредиторов завода. Однако и тут начались проблемы. Прежде всего, администрация области и аудиторы подвергли сомнению обоснованность кредиторской задолженности НовЭЗа перед ЗАО "Векта-Трейд", а также обвинили СУАЛ в искусственном завышении кредиторской задолженности. Эти обвинения стали поводом для проверки государственными органами всех обстоятельств составления и изменений в реестре кредиторов завода. Именно это стало причиной спешного проведения СУАЛом "собственного" собрания кредиторов и принятия мирового соглашения - несмотря на все нарушения законодательства. В футболе это называют "фолом последней надежды": в случае успеха заключение мирового соглашения позволило бы СУАЛу де-факто утвердить свое "лидерство" в реестре кредиторов.
Другой "соломинкой" для СУАЛа стала идея приобрести акции НовЭЗа. Много, но, по возможности, недорого. В конце июля по инициативе СУАЛа некоторые СМИ поспешили объявить о якобы назначенных на сентябрь инвестиционных торгах по госпакету акций. Но возникает вопрос: для чего государству продавать контрольный пакет крупнейшего предприятия области именно сегодня, не дожидаясь финансового оздоровления завода, (что позволило бы в недалеком будущем существенно поднять стоимость его акций и провести полноценный инвестиционный конкурс)? СУАЛовцы предпочитают отмалчиваться. Кроме того, по логике СУАЛа, государство не просто гасит кредиторскую задолженность себе за счет своих же активов, но и получает лишь часть вырученных от продажи акций средств. Причем средства эти сами по себе едва ли будут значительными - до окончательного финансового оздоровления НовЭЗа и прекращения бесконечной череды судебных исков, инициированных менеджерами СУАЛа, стоимость этих акций едва ли будет высока. Тем более в сентябре, когда завод еще не успеет погасить и части своей кредиторской задолженности. Таким образом, СУАЛ получит возможность скупить госпакет акций буквально по бросовой цене, а о доле самого государства от этой сделки и говорить не приходится. Так что интересы государства во внимание не принимаются.
КТО КОГО
События на НовЭЗе стали едва ли не первым примером успешного противостояния государства продолжающимся попыткам передела собственности. По сути, в битве за НовЭЗ сошлись, с одной стороны, СУАЛ и "Ренова", а с другой - администрация Новосибирской области и ФСФО. Сами СУАЛовцы, впрочем, пытаются представить картину несколько иначе - как свое противостояние с Trans World Group, в лоббировании интересов которой они уже успели обвинить и новосибирскую администрацию, и некоторые федеральные органы. Однако факт остается фактом - сегодня СУАЛ ведет битву за государственный пакет акций НовЭЗа, и при чем тут TWG - одному Богу известно.
Несмотря на продолжающиеся баталии вокруг НовЭЗа, сам завод понемногу выходит из кризиса. После возвращения активов, ранее незаконно переведенных в ЗАО "СибЭЛ", завод вновь заработал на полную мощность. Новому руководству удалось не только восстановить утерянные ранее производственные связи НовЭЗа с другими предприятиями отрасли, но и заключить ряд весьма перспективных международных контрактов. Помимо этого, новое руководство НовЭЗа провозгласило курс на интеграцию ведущих предприятий отрасли для совместного решения насущных проблем углеродной отрасли, главной из которых являются восстановление былых позиций на международном рынке и необходимость поддержки отрасли со стороны государства. Успешные переговоры с рядом крупнейших электродных заводов (включая Новочеркасский и Челябинский) позволили НовЭЗу выйти на новые рынки сбыта внутри России - коллеги "уступили" новосибирцам часть собственного рынка.
Однако все эти изменения могут быть перечеркнуты в случае, если суд (а то, что этот вопрос будет рассматриваться в суде, ни у кого не вызывает сомнения) признает мировое соглашение. Главным последствием этого может стать... новое банкротство НовЭЗа. Дело в том, что, не согласовав условия мирового соглашения с арбитражным управляющим и госорганами, кредиторы от СУАЛа задали заведомо невыполнимые графики и объемы погашения задолженности. В случае, если их осуществление будет невозможным, НовЭЗу угрожает новое банкротство.
Впрочем, скорее всего, до этого дело не дойдет - признать проведенное СУАЛом "благородное собрание" легитимным можно, лишь обладая весьма богатой фантазией. А потому не исключено, что уже в ближайшее время мы станем свидетелями окончательного поражения СУАЛа в затянувшейся битве за НовЭЗ. Для государства - в лице ФСФО и областной администрации - это станет экзаменом эффективного противостояния переделу собственности. Губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский считает, что неопределенная ситуация с НОВЭЗем будет преодолена в ближайшее время, а завод останется единым промышленным комплексом.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников