09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КУДА ДЕЛСЯ СОВЕТСКИЙ НАРОД?

Говзман Леонид
Опубликовано 01:01 01 Сентября 2000г.

- Самвел Самвелович, в последнее время часто высказываются суждения о том, что основной

- Самвел Самвелович, в последнее время часто высказываются суждения о том, что основной политической проблемой грядущего века станут межнациональные отношения. Речь, по сути, идет об обострении национального вопроса. Почему он "обострился" на постсоветском пространстве, включая и многонациональную Россию?
- Начать следует с того, что в советское время национального вопроса в том "обостренном" виде, который мы наблюдаем сейчас, - не было. Если беспристрастно отнестись к пропагандистскому штампу "единый советский народ", то, помимо отрицательного, в содержании этого понятия было нечто заслуживающее серьезного внимания. Не исключаю, что ключ к пониманию многих сегодняшних проблем в межнациональных отношениях надо искать именно в психологии советского человека. Так, совершенно очевидно, что в основе его самоощущения было некое чувство общности: каждый ощущал себя частицей огромного, мощного и единого государства. Отсюда, в определенном смысле, и чувство защищенности, при том что идеализировать ситуацию не надо.
Приведу в качестве примера себя. Мне 70 лет. Приехал в Москву в 1948 году, сразу после окончания школы. Родился в Нагорном Карабахе, школу окончил в Баку. Поступил в МГУ. Вся моя жизнь прошла в России. Родной язык - русский. Я ощущаю себя и армянином, и... русским. Да, я носитель великой русской культуры, и попробуйте с этим поспорить. Русская культура есть величайший сплав культур не только народов, населяющих одну шестую часть суши, но и культур Востока и Запада. Русская культура - суперкультура. А поскольку я ее носитель, то принадлежу к суперэтносу. Каждый советский человек ощущал себя частью великого целого. Великая страна, великая культура - и "я" как часть этого великого. Думаю, что-то подобное чувствуют по сей день миллионы людей.
Десять лет назад этот суперэтнос назывался "советским народом". После развала СССР его назвали российским. Будут ли называть русскими - кто знает? Но это и неважно. Важно, чтобы сохранилось это самоощущение единой нации, которое было присуще советскому человеку.
- Может быть, в попытке во что бы то ни стало сохранить это самоощущение нас и подстерегали конфликты?
- Конфликты были "запрограммированы" самим фактом развала СССР. И главный из них состоял в том, что единая страна, с единой системой жизнеобеспечения была расчленена. Появились новые государства. Но везде в них стало многим очень плохо: в экономическом, политическом, правовом, нравственном аспектах. И на этом фоне межнациональные отношения приобрели совершенно безобразные, порой кровавые формы. Начало этому ужасу было положено в Сумгаите. Потом "загорелось" в Фергане, в Оше, в Мангышлаке, перекинулось на Прибалтику. И начался распад великой державы. Потом была Беловежская Пуща... А пожар продолжался: Абхазия, Казахстан, Приднестровье, Таджикистан, Чечня...
Возникла массовая миграция. Люди спасались от гибели. А они, как я уже говорил, советской ментальности - поэтому, в поисках спасения, кинулись не куда глаза глядят, а туда, где, по их разумению, можно найти защиту - в великую Россию.
И русский народ - великий народ, добрый, гуманный - принял их. Они живы. Худо-бедно, но где-то обитают, зарабатывают, живут. Это есть значительная акция народа, который себя таким образом сохранил. Ведь не было в России гражданских войн. И погромов не было. Это еще один аргумент в защиту "единого советского" народа. Нравится кому-то это или нет, но эта ментальность и в новых условиях удержала людей от резких проявлений, от низменных инстинктов.
Вместе с тем беженцы, в определенном смысле, стали мешать тем, кто здесь жил. Беженцам нужна еда, нужно жилье, нужна работа. Это вызвало подспудное негативное отношение к "инородцам", которые "понаехали", отнимают жизненное пространство. Так, в частности, причиной появления "лиц кавказской национальности" был этот поток беженцев.
Затем, вместе с войной в Чечне, появился и "чеченский синдром" - страх перед чеченскими террористами, который сегодня, похоже, перенесен на весь этнос.
- Почему именно чеченцы стали субъектом опасности?
- Чеченцы - свободолюбивый и мятежный народ. Еще Пушкин, Лермонтов, Толстой об этом писали. Их нельзя заставить делать то, что они не хотят. Но спровоцировать на какие-то действия - можно. Воспользоваться амбициями, создать мотив выхода из России. А выход будет началом развала страны. Смысл чеченской войны именно в этом - расчленить Россию. Поэтому концептуальная позиция нынешнего нашего президента принципиально правильная: ни в коем случае нельзя, чтобы Чечня вышла из России.
Но нельзя и воевать с Чечней. Чеченцев невозможно победить... Их нужно было сделать образцовой частью российского воинства. И все бы успокоилось. А сейчас слишком глубоко застряли в этом ужасе...
Жертвой и заложником в этом конфликте оказался народ: русские, чеченцы, другие. Только когда общество в целом осознает это - начнется поиск выхода из противостояния. Тогда исчезнет и чеченофобия.
- А пока межнациональная неприязнь - реальность. Разве не доказывает это бытовая лексика: "черномазые", "лица кавказской национальности"?
- Видите ли, я занимаюсь наукой и во всех вопросах, которых касаюсь, ищу факты. Так вот, нет ни одного факта по Москве, который бы говорил о кровавых столкновениях на межэтнической основе. Да и по России в целом. Правда, на Кубани происходят стычки между казаками и армянами. Да, есть некоторое напряжение. Но нет реальной борьбы, нет, слава Богу, жертв. И это дает мне право еще раз повторить: это есть все-таки следствие того воспитания, которое народ в массе своей получил в советское время.
Но поскольку возникли национальные проблемы, заниматься их урегулированием в стране приходится. Множественность наций - благо России. Значит, нужно заниматься школами, культурой, историей, языком, социальными вопросами. Есть масса несчастных, обездоленных - значит, надо создавать фонды. Одна из задач - правовая защита. Очень часто мы сталкиваемся с жутким правовым произволом со стороны силовых структур. Поэтому нужен юридически грамотный мониторинг этих событий и принятие адекватных мер. Этого за нас никто делать не будет. Должна быть гражданская самодеятельность - то, что, собственно, и рождает гражданское общество.
Нужно заниматься информационным обеспечением, показывать достоинство народа, а не отдельных негодяев, которые есть у всех народов, показывать достижения людей разных национальностей - граждан страны, здесь проживающих и творящих, - ученых и артистов, инженеров и юристов...
Как умеем, мы пытаемся это делать в рамках региональной национально-культурной автономии армян Москвы, которую мне доверено возглавлять.
Силами общины создаются армянские школы, культурные центры. Даже памятники ставим. В сквере возле церкви Большого Вознесения - где Пушкин с Гончаровой венчались - замечательный памятник поставлен: две юные женщины, славянка и армянка, держат крест. Это памятник русско-армянской дружбе. Его автор - мой друг скульптор Фридрих Согоян.
Убежден, что какой-то специальной деятельности в сфере "борьбы" с межнациональной рознью мы не ведем. Считаю, что уже самим своим существованием, постоянными контактами общинные организации создают благоприятный климат, служат преградой экстремизму, способствуют пониманию общей проблемы: сохранения согласия и взаимодействия между различными народами России...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников