05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЛАМЯ НЕ ЗНАЕТ ЖАЛОСТИ

Корец Марина
Опубликовано 01:01 01 Сентября 2005г.
19-летняя беременная продавщица табачного киоска Ольга Лустова, пострадавшая от рук ночного поджигателя и получившая ожоги 85% кожи, прожила чуть больше шести недель. Потеряв ребенка и перенеся семь операций, девушка так и не смогла выйти из критического состояния.

В Центре пластической хирургии и термических поражений Донецкого института неотложной и восстановительной хирургии, куда пострадавшую перевезли из ожогового отделения Харьковской больницы скорой помощи, тяжелой пациентке стали пересаживать выращенную в лабораторных условиях кожу, но она приживалась с трудом. К тому же у несчастной начался сепсис. Из-за заражения крови отказывали сердце, легкие и печень. Из-за гангрены, чтобы уменьшить интоксикацию организма, врачи ампутировали пациентке кисти обеих рук. Близкие до последнего надеялись на лучшее, но чуда не произошло.
Между тем задержанный милицией 32-летний поджигатель, которого опознали и сама пострадавшая, и свидетели, пройдя психиатрическую экспертизу, был благополучно отпущен домой. У обследованного "пиромана" врачи, по словам главврача 15-й психбольницы Петра Петрика, нашли "определенное расстройство психики". А харьковские киоскерши тем временем чувствуют себя как на вулкане, не зная, когда и от кого в следующий раз ожидать ночного террора. Все, что работодатель смог сделать для их успокоения, - это оборудовать круглосуточно работающие киоски "тревожной кнопкой".
Другое "огненное" несчастье закончилось не так трагично. К счастью, шестилетняя Настенька Овчар, спасшая во время пожара из огня свою двухлетнюю сестричку и получившая не совместимые с жизнью ожоги, уверенно идет на поправку. Первого сентября она собирается в школу. Маленькой героине сделали последнюю операцию в бостонской клинике "Шрайнерс", пересадив кожу с голеней на открывшиеся раны на плече и бедре. Остальное доделают физиотерапевты, от хирургов стойкая малышка уже не зависит. Настя хочет как можно скорее сесть за парту. Лечащий врач - доктор Шеридан - не возражает: девочке нужно двигаться, чтобы не грубели рубцы. Ей также полезно находиться в коллективе, дабы избежать развития комплекса неполноценности из-за перенесенной травмы. Но где предстоит учиться будущей первоклашке, пока не ясно. Наверняка известно одно - не в родной Воронцовке. В глухом селе на Харьковщине девочке, нуждающейся в постоянном медицинском наблюдении, невозможно будет обеспечить полноценный уход. А дом в Киеве, где на пожертвования украинцев Насте купили квартиру, будет сдан в эксплуатацию лишь к концу сентября.
Харьков же, печально прославившийся этими двумя случаями, может наконец получить современный ожоговый центр. Существующее в полуторамиллионном городе ожоговое отделение на сто коек отмечает свое сорокалетие в полном упадке. Из-за недостаточного финансирования уже десять лет здесь не проводился капитальный ремонт, а материально-техническая база перестала соответствовать не только современным медицинским технологиям, но даже элементарным санитарным нормам. Вместо положенных 12 квадратных метров на одну койку пациенты с тяжелыми ожоговыми травмами довольствуются 4,8 квадратного метра. А тяжелый больной здесь каждый десятый. И каждый пятый госпитализированный в ожоговый центр - ребенок. Ежегодно на лечение сюда попадают до полутора тысяч человек, но всех нуждающихся в неотложной помощи не всегда удается даже разместить по палатам. При таком положении дел шансов выжить здесь не имеют даже пациенты с ожогами половины поверхности тела, а из обгоревших на 20-30% в Харькове выживает только четверть. За три последних года от ожогов разной степени тяжести в области пострадали 11 тысяч человек, 257 из которых погибли. Среди тех, кого не удалось спасти, 13 детей. Власти стремятся создать в городе полноценный ожоговый центр, где можно будет возвращать к жизни пострадавших от огня людей с ожогами до 85% кожи.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников