08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КИРПИЧНАЯ ОДИССЕЯ СЕРЕГИ АНИСИМОВА

В октябре прошлого года в милицию обратились встревоженные родители Сергея Анисимова и сообщили, что сын уехал в Саратов и пропал. Парня объявили в розыск. И вот на днях после 10-месячного отсутствия парень вернулся в свой родной поселок Сельхозтехника, что на окраине Аткарска. Как выяснилось, все это время он провел на кирпичном заводе в далеком Дагестане, куда по наивности отправился за длинным рублем.

Сергей оказался обычным худеньким пареньком. По словам сотрудников транспортной милиции, которые занимались его поисками, из родного городка подросток подался в бега после ссоры с родителями. Сам же он говорит, что просто поехал в Саратов навестить двоюродного брата. Брата дома не оказалось. На последнюю электричку, идущую в Аткарск, опоздал. Решил переночевать на вокзале. Там познакомился с еще одним подростком, бывшим детдомовцем. Вместе покурили, потом сидели - разговаривали. Тут к ребятам и подошел мужчина южной наружности.
- Пацаны, хотите заработать? - обратился к ним вербовщик. - Отъедете на несколько станций от Саратова, работа тяжелая, но всего на два дня, а получите по тысяче рублей в сутки.
Наверно, на такую туфту можно было купить только мальчишек. Они даже толком не выяснили, на какую работу нанимаются. Узнали лишь имя своего "благодетеля" - Абдурахман. У Сергея в тот момент даже паспорта с собой не было. Но работодателя это не волновало. Той же ночью он отправил новую рабочую силу на поезде "Москва - Махачкала".
- На станции Шашхалы у поезда работяг уже ждали. Вскоре прибыли в Каспийск на кирпичный завод, где и предстояло трудиться.
Сергей быстро убедился, что привезли его сюда не на два дня, и что работа сильно отличается от той, про которую рассказывал вербовщик. Рабочий день длился с 6 утра до 9 вечера. Кормили три раза в день и давали курево. Денег не платили совсем. Жили в бараке, который был разделен на комнаты-клетушки для трех-четырех человек. Когда пришла зима, рабочим выдали старые армейские бушлаты, в которых они и проходили до весны.
- Кормили баландой, - рассказывает Сергей. С нами были отсидевшие мужики, так вот они говорили, что в тюрьме кормят лучше.
Охраны на заводе не было никакой, но те, кто работал здесь давно, предупредили новичков: если надумают бежать или обратятся в местную милицию, мигом окажутся в горах, откуда домой уже не вернешься.
Вместе с Сергеем в одной комнате-клетушке оказался (бывают же такие совпадения) его земляк, парень 28 лет, Александр - тоже из Аткарска. Сашке потом удалось сбежать с этого кирпичного завода, благодаря ему родители Анисимова и узнали, где находится их сын.
По словам Сергея, вернуться домой ему помог один из местных рабочих, по национальности лезгин, который, видимо, сочувствовал парнишке. Сын этого человека, поехав в Москву, взял подростка с собой и довез до Волгограда. Оттуда в Аткарск Анисимов добирался автостопом и через четверо суток был дома.
В Саратовском линейном УВД на транспорте историю освобождения "кавказского пленника" рассказывают иначе.
- После того как земляк Анисимова вернулся домой, рассказал в милиции, что видел его в Каспийске, нам удалось выйти на хозяина этого кирпичного завода, - говорит майор милиции, старший оперуполномоченный Александр Лобазов, занимавшийся розыском подростка. - Милиционеры созвонились с кавказским предпринимателем и сказали: если он не отправит мальчишку домой, больше ни одного человека вербовщики из Каспийска в Саратове нанять не смогут. А хозяева других дагестанских заводов узнают, кто в этом виноват. Вскоре после этого Сергей и объявился дома...
Историй о том, как люди оказывались в рабстве, в российской глубинке могут рассказать множество. Причем жертвами подобных приключений чаще бывают не подростки, а взрослые и порой вполне самостоятельные мужчины.
Работник элеватора Сергей Осауленко из села Бобровка Саратовской области тоже не по своей воле отпахал на кирпичном заводе в Дагестане девять месяцев. В родном селе ему платят по 700 рублей в месяц, во время жатвы зарплата рабочего на элеваторе подскакивает до 3 тысяч рублей. Удивительно ли, что с таких-то "бешеных" доходов едут российские мужики за сомнительным заработком.
За девять месяцев каторжных трудов хозяин завода Магомед начислил Сергею зарплату 14,5 тысячи рублей, однако после вычетов за еду и курево выдал на руки 6 тысяч. Из этих денег после всех дорожных поборов человек без паспорта довез до родного села лишь тысячу. Вот как оборачиваются поездки за длинным рублем в Дагестан. И тем не менее в прошлом году вербовщик по имени Мута сманил из Бобровки на заработки десять человек. Долгие месяцы родственники не знали, где они и что с ними. Их тоже объявляли в розыск. Некоторые из сельчан вернулись с чужих хлебов без документов, которые остались у работодателей, и без денег. А куда канул еще один из бобровцев - Леонид Георгиев - неизвестно до сих пор.
Вербовщики любят обхаживать простаков из таких деревенек, как Бобровка, потому что ни один бомж не будет вкалывать так, как сельские жители, привычные к физическому труду. Кстати, сам вербовщик, говорят, с каждой доставленной головы имеет от хозяев заводов до пяти тысяч рублей.
Вербовщик Мута в Бобровке больше не появляется, наверное, опасается, что здесь ему могут намять бока. По слухам, посланец солнечного Дагестана окучивает теперь другие деревеньки. В начале года деятельностью Муты заинтересовались наконец-то правоохранительные органы, но оснований для возбуждения уголовного дела не нашли. Получается, что все его жертвы наказали себя сами. Ведь насильно их никто не увозил и уж тем более не похищал. Сами купились на щедрые посулы.
Батрачество (на грани рабства) жителей Поволжья и Средней полосы России на Северном Кавказе стало позорным явлением российской действительности. Сколько сейчас находится в неволе таких батраков - неизвестно. Только в Каспийске, по одним сведениям, действует 23 кирпичных завода, по другим - все пятьдесят. Значит, спрос на батраков в ближайшее время будет только расти.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников