03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МАРГАРИТА СИМОНЬЯН: НАС ВИДНО НА ШЕСТИ КОНТИНЕНТАХ

Михеев Владимир
Опубликовано 01:01 01 Сентября 2006г.
Уже год как в эфир выходят новостные и тематические передачи нового телевизионного канала Russia Today, вещающего на английском языке. Вокруг этого проекта немало слухов. Что в них правда, а что досужий домысел? Чтобы разобраться, мы обратились к ключевой фигуре - главному редактору канала Маргарите Симоньян.

- Простой налогоплательщик мог бы задаться вопросом: когда в стране еще немало скромно живущих людей, насколько оправданно выделение из бюджета крупных сумм на телеканал для зарубежной аудитории?
- Любое уважающее себя государство должно заботиться о том, чтобы для соседей оно было понятным, доступным, дружелюбным, предсказуемым. Ни в коем случае государство не должно представать в глазах окружающих пугающим, отталкивающим, враждебным или злобным.
Позитивный образ страны необходим для общения, для контактов, для продвижения не только политических, но и экономических интересов. Последнее уже напрямую связано с благосостоянием, а следовательно, сказывается и на рядовом налогоплательщике. Соединенные Штаты, а они-то никогда не забывали о саморекламе, недавно выделили дополнительно 620 миллионов долларов для создания себе благоприятного имиджа в мире в радиопередачах на зарубежье.
- По какому принципу подбирался коллектив? Нужно ли вашим журналистам быть "стопроцентными государственниками"? Что представляют собой содержание и форма передач?
- Я сама не чиновник и не политический деятель. Наша задача не в пропаганде или даже просто распространении идеологических клише и стереотипов, а в изображении жизни сегодняшней России во всем ее многообразии и противоречивости.
В этом отношении Russia Today не имеет аналогов - никто больше у нас в стране не вещает 24 часа в сутки на английском языке. И мы поэтому никому не конкуренты. Мы делаем сугубо информационный телеканал. Основное содержание - новости и документалистика. Естественно, присутствуют и культура, и спорт, а в студии собираются аналитики для хорошего спора, в котором должна родиться одна, а то и более истин.
- Так в чем же особенность вашего стиля тележурналистики?
- Мы четко отделяем новости от комментариев. Зритель вначале имеет полное право узнать, что случилось. Мы следуем классической формуле англоязычной журналистики - "пять дабл-ю". Это когда информация о происшествии должна с ходу ответить на пять ключевых вопросов: когда, где, кто, что сделал и, в какой-то мере, почему. В дальнейшем зритель заслуживает того, чтобы разбирающиеся в предмете эксперты предложили свое объяснение, свою версию, свою трактовку.
У нас по воскресеньям выходит в эфир программа "По моему скромному разумению". Ее ведет Питер Лавель, чрезвычайно опытный журналист, который проработал в странах Восточной Европы и России более 20 лет. У него собственный взгляд на происходящее в нашей стране. Подчас его суждения провокационны - в хорошем смысле этого слова, поскольку заставляют задуматься и приглашают к дискуссии.
- Тем не менее боюсь, что у многих возникло представление о вашем телеканале как о "рупоре Кремля"...
- Ярлык этот навесили еще до того, как мы вышли в эфир. Никто еще не видел и не слышал наши передачи, но некоторые, скорые на приговор коллеги заведомо лишили нас статуса объективного телеканала. На самом деле репертуарную политику мы вырабатываем здесь сообща. К примеру, не так давно устраивали мозговой штурм по поводу освещения петербургского саммита "большой восьмерки". Это происходило на совещании всех шеф-редакторов, среди которых мало российских граждан. Очень многие из них британцы, прошедшие школу Би-би-си. Так что им не больно-то навяжешь "партийную линию". Да этого и не требуется. Практически все решения становятся результатом свободных и открытых дебатов...
- А разве не приходится иногда демонстрировать командный голос?
- Зачем? Мне нет нужды отдавать приказы, ведь все можно объяснить.
- В недавнем прошлом вы были репортером президентского журналистского пула. Насколько вам лично интересно то, чем теперь занимаетесь?
- В нашей компании работает около 500 сотрудников. Так что осваиваю управленческое искусство. Приходится многому учиться на ходу. Мне это интересно. Ваши коллеги откопали мое очень давнее интервью, в котором я призналась, что хотела бы в будущем иметь возможность рассказывать о России иностранцам. Это желание возникло у меня еще в ту пору, когда в 15-летнем возрасте училась в США. Тогда я испытала на удивление сильные ностальгические чувства. Мне не хватало моей семьи, общения, не хватало русского языка. Поймите правильно, не хватало даже каркающих ворон за окном. Прежде я ничего подобного не испытывала и за собой не наблюдала.
- Что главное вы вынесли из своих заокеанских "университетов"?
- Я поняла две вещи. Во-первых, все люди разные, и нельзя других мерить одним форматом, "аршином общим". Нельзя одну систему жизненных ценностей примерять на весь мир. А во-вторых, люди не настолько разные, чтобы они не могли найти общий язык. Нужно уметь выслушать чужие аргументы и понять мотивацию собеседника.
- Вы упомянули приступы ностальгии. У вас дружная семья?
- Да. Но, увы, я уже год как не бывала у себя дома в Краснодаре.
- А когда собираетесь вместе за одним столом, что вы делаете?
- Довольно часто мы поем песни. Казачьи песни...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников