10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОБЕДИТЕЛЕЙ НЕ БУДЕТ

Налбандян Зураб
Опубликовано 01:01 01 Октября 2003г.
Лорд Хаттон захлопнул лежавшую перед ним папку и поднялся с места. На этом следствие завершено, сказал он, теперь мне предстоит подготовить заключение. Надеюсь успеть к началу декабря, хотя, может быть, удастся сделать это и чуть раньше. Это действо, державшее целый месяц в напряжении не только британский истеблишмент, но и всю страну, обошлось казне почти в 2 миллиона долларов и породило более 10 тысяч страниц текста, которые теперь будут подробно изучены лордом Хаттоном.

Так завершился первый этап разбирательства "дела Келли", ученого, который работал в британском министерстве обороны и который в середине июля неожиданно покончил жизнь самоубийством. Предполагается, что сделал он это после того, как его имя попало в печать в связи со скандалом о приукрашивании так называемого "иракского досье".
Досье представляло собой доклад британской разведки о наличии у Саддама Хусейна оружия массового поражения. Основываясь именно на этом документе, палата общин и приняла решение об участии Великобритании в войне против Ирака.
Однако позже корреспондент Би-би-си Эндрю Гиллиган в своем радиорепортаже сообщил потрясающую новость. Ссылаясь на неназванный высокопоставленный источник в британской разведке, он обвинил канцелярию премьер-министра в том, что она якобы сгустила краски доклада, сделав его более угрожающим. В частности, в текст разведчиков была добавлена фраза о том, что Саддам будто бы может в течение 45 минут привести в боевую готовность имеющийся в его распоряжении смертоносный потенциал.
Через три дня в статье, опубликованной газетой "Мейл он сандей", Гиллиган уточнил обвинение, назвав главным виновником приукрашивания пресс-секретаря премьера Алистера Кемпбелла. И при этом опять сослался на все тот же таинственный источник в разведке.
Скандал разыгрался нешуточный. Получалось, что глава правительства обманным путем втянул страну в войну. Даунинг-стрит категорически отрицал какую-либо причастность к тексту досье, но премьеру не очень-то верили. И вот тут-то и возник Дэвид Келли, ведущий британский эксперт по химическому оружию, работавший несколько лет назад в составе группы международных наблюдателей в Ираке. Он явился к своему начальству в минобороны и заявил, что он-то и есть тот самый источник, на который ссылается Гиллиган. Вскоре эта информация попала в прессу, а еще через несколько дней доктора Келли нашли со вскрытыми венами на опушке леса недалеко от дома.
Это самоубийство еще больше осложнило и без того запутанную ситуацию. Общественность недоумевала. Кому верить: правительству или Би-би-си? Почему доктор Келли решил покончить с собой? Не скрывается ли за всем этим что-то еще более крупное и страшное? И тогда Тони Блэр принял решение о проведении независимого судебного расследования обстоятельств смерти Дэвида Келли. Возглавить расследование он попросил одного из самых авторитетных судей королевства - лорда Хаттона.
Лорд не стал церемониться и вызвал для дачи показаний практически всех тех, кто прямо или косвенно был причастен к скандалу. Вплоть до самого премьер-министра. Кроме того, следователи допросили и Гиллигана, и Кемпбелла, и министра обороны Джеффа Хуна, и руководителей Би-би-си. Всего на допросах побывало около 30 госслужащих, журналистов, сотрудников спецслужб.
В результате публика узнала немало интересного. Выяснилось, например, что пассаж про 45 минут не был вписан в "иракское досье" на Даунинг-стрит. Руководитель объединенного комитета британских разведок Джон Скарлет подтвердил, что эта информация содержалась в первоначальном варианте досье и была вписана на основании разведданных. С другой стороны, нельзя полностью отрицать, что в канцелярии премьера все-таки "подредактировали" досье. Правда, как признал Алистер Кемпбелл, текст был "просто усилен".
Доктор Келли, как рассказали некоторые его друзья, был действительно неудовлетворен тем, как правительство представило в досье ситуацию в Ираке. Причем, как показало расследование, Келли был отнюдь не единственным экспертом, высказавшим сомнение в достоверности такой трактовки угрозы иракского ОМУ.
Из показаний сотрудников минобороны следует, что доктор Келли был слишком откровенен с журналистом Би-би-си и таким образом нарушил правила этой организации, за что и должен был понести административное наказание. Вместе с тем имя его было предано огласке не столько из заботы об информировании общественности, сколько из желания британского руководства доказать, что правительство не вводило парламент в заблуждение по поводу оружия Саддама.
Что касается самого Келли, то, как оказалось, он был человеком, подверженным депрессиям, а самоубийства - не новость в его роду. Кстати, мать Келли тоже покончила с собой.
Наконец, стало ясно, что руководство Би-би-си знало об ошибках, допущенных Гиллиганом, но предпочло встать на его защиту, потому что квалифицировало обвинения Даунинг-стрит в его некомпетентности, как атаку правительства на Би-би-си в целом.
Каждую из заинтересованных сторон в этом деле представлял специально назначенный адвокат. В последний день слушаний каждый из этих адвокатов выступил со своими выводами. Джереми Гомперц, представлявший семью умершего ученого, обвинил министерство обороны в двуличии и сказал, что правительство повело себя в сложившейся ситуации совершенно неудовлетворительно. По его словам, правительство хотело предать огласке имя Келли ради своей политической выгоды. А это является злоупотреблением властью и заслуживает строгого осуждения. Адвокат семьи Келли также обвинил британскую прессу и в особенности Би-би-си в том, что они не столько сообщают новости, сколько пытаются фабриковать их.
Джонатан Сампшон, представляющий правительство, сконцентрировался на ошибках Би-би-си. Он подчеркнул, что доктор Келли никогда не говорил о преувеличении правительством фактов в иракском досье и не мог представиться в качестве высокопоставленного чиновника, ответственного за создание досье. По его словам, репортаж Би-би-си поставил под сомнение честность правительства, и вопрос об иракском досье принял принципиальный характер. Именно поэтому отношение правительства к журналистскому репортажу было очень серьезным, хотя никогда не было кампанией против всего Би-би-си.
Адвокат Би-би-си Эндрю Калдекот признал, что правительство должно было быть проинформировано заблаговременно о предстоящем репортаже и что некоторые выражения, использованные Эндрю Гиллиганом, были неудачными. Однако корпорация, сказал адвокат, настаивает на том, что доктор Келли действительно говорил о приукрашивании досье Алистером Кемпбеллом и о недовольстве представителей разведки утверждением о 45-минутной готовности иракского ОМП.
Слово теперь за лордом Хаттоном. Ожидается, что его заключение по "делу Келли" будет весьма критическим. "Я думаю, что в этом деле не будет победителей, - сказал в интервью для "Труда" главный редактор газеты "Гардиан" Алан РАСБРИДЖЕР, - достанется всем: и правительству, и Би-би-си, и прессе в целом. Не сомневаюсь, что расследование лорда Хаттона будет иметь серьезные последствия. Властям придется меньше заниматься приукрашиванием своей политики и придавать важное значение гласности и прозрачности в своих действиях. А прессе, видимо, надо больше заботиться об информировании общества, нежели о сенсационности материалов".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников