10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В МОРЕ ВПАДАЕТ ГОРЕ

Качаева Иоланта
Опубликовано 01:01 01 Ноября 2000г.

...Не реки впадают в море,
В море впадает горе.
Никогда его на карте
не

...Не реки впадают в море,
В море впадает горе.
Никогда его на карте
не убавится,
Нынче самое большое
море - Баренцево.
Это слова песни, кассету с которой мне дал Евгений Чернышов, заместитель начальника управления воспитательной работы Северного флота. На "Курске" в третьем отсеке нес службу его младший брат Сережа. Мы с Евгением сидим на кухне, а с фотографии на нас смотрит погибший подводник, словно участвуя в разговоре. Старший мичман Сергей Чернышов, 38 лет.
- Эта песня была написана всего за полгода до гибели "Курска", - говорит мне Евгений. - Словно знамение какое-то...
В июне из Видяева в Североморск к старшему брату приехал Сергей. Никто тогда не знал, что это была последняя встреча.
- Сергей был любимцем семьи, - вспоминает Евгений. - С хорошими отметками закончил школу в Североморске. В течение 5 лет был чемпионом города и области по шахматам, профессионально занимался фотоделом.
Сережа в 1997-м служил в Видяеве на лодке "Воронеж". Она того же класса, что и "Курск". А уже потом оказался на "Курске", куда попал в марте этого года. Был командиром резервного поста связи, отвечал за содержание переговорных корабельных устройств.
Евгений не понаслышке знает, что такое служба на флоте. Он сам 12 лет отслужил на подлодках. От ошибки одного человека там зависит жизнь всего экипажа. Но этих случайностей на "Курске" быть просто не могло, утверждает Евгений. Сам он прекрасно знал всех членов экипажа, поскольку участвовал в его формировании.
- Никогда своей семье я не показывал подводных лодок изнутри. - говорит Евгений. - Но весной этого года сводил жену и детей на "Курск" по приглашению командира Геннадия Лячина. И мы зашли в молельную комнату. Ее в 1999 году освящал Патриарх Алексий II. Мы сфотографировались. И на снимке у лика Христа появились блики, похожие на слезы. Но это мы разглядели только после трагедии, пересматривая фотографии...
Во время службы в церкви в Видяеве епископ Мурманский и Мончегорский Симон сказал, продолжает Евгений, что члены экипажа "Курска" обрели жизнь вечную. Епархия решила канонизировать всех подводников и объявить их местночтимыми святыми. Баренцево море стало купелью, которая всех погибших окрестила.
- Нас ждет еще немало испытаний. И, видимо, следующее, - говорит Евгений, - это горе тех родных, которые не получат тела своих погибших мужей и сыновей...
Как сообщил корреспонденту "Труда" начальник пресс-службы Северного флота Владимир Навроцкий, с платформы "Регалия" тела в контейнерах перевозят в лабораторию Центра военно-медицинского управления Минобороны в Североморске. Многие из родных выразили желание похоронить погибших моряков именно здесь, откуда они ушли в свой последний поход.
В лаборатории пока побывала только мать капитан-лейтенанта Дмитрия Колесникова. Тело Дмитрия обожжено, что говорит и о пожаре на "Курске".
Тяжело приходится водолазам. Как рассказал Владимир Навроцкий, они постоянно живут на "Регалии" в барокамере с давлением в 10 атмосфер, как и на стометровой глубине, где они работают. В барокамеру к водолазам никто не заходит, но за ними постоянно ведется видеонаблюдение. Еда подается через специальные шлюзы. С водолазами также держат постоянную связь психологи.
Барокамера оборудована телефонной связью, Интернетом. Но в ней, естественно, не так комфортно, как на самой платформе. На "Регалии" - бильярд, сауна, бассейн, зимний сад.
Родственники погибших, по словам Навроцкого, не спешат ехать в Мурманскую область:
- Они настолько измотаны, что не готовы к столь тяжелым психологическим перегрузкам.
В гостинице Североморска специально забронированы 80 номеров для родственников членов погибшего экипажа "Курска". Однако ни один из номеров пока не занят.
КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР
Вчера стало очевидным то, о чем раньше можно было только догадываться: подъем тел погибших подводников с атомной подводной лодки "Курск" - это не единственная задача операции. К утру водолазы исчерпали свои возможности в 9-м отсеке. Всюду, где это было безопасно, они провели тщательное обследование и подняли на платформу "Регалия" 12 тел моряков. Идти дальше в разрушенный и заваленный отсек - значит, неоправданно рисковать. Поэтому в штабе операции решено 9-й законсервировать и работы в нем прекратить.
Однако вопреки ожиданиям водолазы переместились не к 7-му отсеку атомохода, где уже вырезана часть легкого корпуса. Они начали резать "Курск" в районе 3-го отсека. Напомню, что обследование погибшей подлодки глубоководными аппаратами "Мир" показало, что эта часть крейсера разрушена взрывом почти так же, как и два носовых отсека. Искать тела в этих помещениях, скорее всего, бессмысленно, если даже в корме все перевернуто вверх дном. Значит, искать будут не только тела. А что? Понятно, что секретного оборудования на "Курске" множество. Система опознавания "свой-чужой", система управления ядерным оружием... В свое время, чтобы поднять все это с нашей дизельной ракетной подводной лодки "К-119", затонувшей в 1968 году в Тихом океане, американцы затратили огромные деньги и организовали целую операцию под кодовым названием "Дженифер". Компанией "Локхид" было построено по заказу ЦРУ специальное судно "Гломар эксплорер". По сложности научных разработок все сделанное тогда в США для овладения нашими секретами, говорят, сопоставимо с подготовкой к полету на Луну.
Тогда "К-119" американцам не далась, переломилась при подъеме. Хотя часть корабля они все же подняли и, видимо, кое-что узнали.
С первых дней аварии над погибшим атомоходом для охраны на якорях стоят корабли Северного флота. Но не стоять же им там вечно... Вот и принято, очевидно, решение изъять нечто важное из отсеков, откуда осуществлялось управление крейсером.
Тем временем стало известно, что достоверно пока опознано лишь тело капитан-лейтенанта Дмитрия Колесникова. Вчера самолетом оно доставлено в Санкт-Петербург, на родину моряка. Опознание поднятых пока со дна Баренцева моря остальных 11 тел подводников будет долгим и сложным. Потребуется молекулярно-генетическая идентификация. В Североморске оборудования для этого нет. Соответствующие возможности имеет лишь республиканский центр судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ в Москве.
Сергей ИЩЕНКО.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников