07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЕЗ ПИКАССО НЕ ПРЕДСТАВИТЬ ХХ СТОЛЕТИЕ

Колчанов Рудольф
Опубликовано 01:01 01 Ноября 2000г.
В Берлине открылась выставка произведений Пабло Пикассо "Объятие". Ее организовал сын великого художника Клод, родившийся в 1947 году, который на встрече с журналистами рассказал об отношениях отца со своими детьми, поделился мыслями, связанными с творчеством одного из крупнейших деятелей искусства в уходящем столетии.

...Я не собирался управлять огромным художественным наследием отца, поскольку целиком был поглощен делами, которые мне очень нравились. С ранней юности я интересовался фотографией, дизайном, кино и уже в 19 лет уехал из дома. Работал с несколькими признанными мастерами фотодела, снимал фильмы. Отца я очень любил, но не чувствовал себя связанным с его творчеством, понимал, какой это колоссальный труд - управлять наследием этого гениального человека. Два года меня уговаривали адвокаты, и пришлось согласиться.
И вот много лет я - генеральный уполномоченный по "семейным делам" Пикассо, хотя удается теперь чаще, чем несколько лет назад, заниматься и дизайном изделий из стекла, фарфора, дерева. Для некоторых известных художественных салонов я оформлял павильоны на международных выставках. Но все-таки больше приходится устраивать выставки творений отца.
Больше в нашей семье это делать некому. Самый старший из детей Пикассо - Паоло родился в 1921 году, когда отец состоял в браке с русской Ольгой Хохловой. Сестра Майя родилась в 1935 году во втором браке с Марией Терезой Вальтер. Моей матерью и моей сестры Паломы, родившейся в 1949 году, была Франсуаз Гильо, с которой отец прожил десять лет - до 1953 года.
Биографы нередко не жалеют красок, описывая распри в нашей семье, в действительности многое складывалось совершенно не так, особенно в отношениях между детьми. Мне до сих пор очень не хватает Паоло, который тяжело заболел и скончался в 1976 году. Будь он жив, конечно, его бы выбрали в управляющие отцовским художественным наследием. И он, и Майя были частыми гостями в нашем доме, моя мать очень нежно относилась к обоим. Кстати, мы были очень похожи с Паоло. Как-то я зашел в парижское ателье Марка Шагала, и тот заговорил со мной по-русски, перепутав меня с братом, а я по-русски не понимал ни слова.
Отец и мать, которая тоже была художницей, не оказывали на нас ни малейшего давления. Нам было предоставлено право выбора занятий, и они не принуждали нас к рисованию, не пытались приобщить к религии. Все это объяснялось, видимо, тем, что семьи и отца, и матери относились к детям совершенно иначе. Отец рассказывал нам, что наш дед лупил его палкой, если рисунки мальчика не соответствовали его вкусу. Мать, прежде чем стать художницей, окончила по настоянию родителей, но против своего желания юридический факультет.
Конечно, мы любили бывать в ателье отца. Мне нравилось наблюдать, как рождаются картины и особенно скульптуры, но я вместе с сестрой и матерью сам лишь изредка рисовал на больших листах бумаги. Отец как-то запечатлел нас на полотне за этими занятиями. Он был очень активным в жизни человеком, молодым и телом, и душой.
Когда я родился, ему уже было без четырех лет семьдесят. Отец не играл с нами в футбол, что нам и не требовалось, не гонялся за нами в "казаки-разбойники", не отправлялся с нами на теннисную площадку, но он рассказывал нам чудесные истории и с большой любовью занимался кулинарией специально для нас. Делал это великолепно, а рыбу мог приготовить так, как никто другой.
Мы с Паломой не позировали в точном смысле этого слова отцу. Но с Паоло создан образ Арлекина. Моделью выступала и Майя, которую Пабло Пикассо увековечил в 1938 году с куклой Нанеттой и с лошадью. Себя я узнавал вместе с матерью на полотне "Женщина и ребенок" или в одном из произведений в образе мальчика с мячом. Главное, конечно, заключалось не в моей персоне, а в нежности, в надежде взрослых, которую они связывают с маленьким человеком.
Из привычных в нашей семье предметов кисть великого мастера запечатлела нашу кухонную обстановку в картине "Кухня", которая находится в парижском музее Пикассо. Мы с ней часто ужинали. На стенах висели испанские керамические тарелки, стояли две клетки с птицами, необычной была вся утварь. Для зрителей эта картина, конечно, абстрактная, а для меня - подлинная реальность. С этой кухней у меня связаны чудесные годы, когда мы были все вместе.
В 1953 году отец с матерью расстались, но вопреки тому, что об этом написано, для нас этот разрыв вовсе не оказался трагедией. Палома и я жили у матери в Париже, где ходили в школу, а на каникулы отправлялись на юг Франции к отцу, и его новая жена относилась к нам очень сердечно. С теплотой встречали здесь и Паоло с Майей.
Мы с сестрой были внебрачными детьми и по старому закону не имели права носить фамилию отца. И только в середине семидесятых годов справедливость восторжествовала, и все дети Пабло Пикассо были уравнены в правах. Мать наша еще жива, большую часть времени проводит в Нью-Йорке, но часто приезжает и в Париж. Она рисует, пишет, посещает выставки, невероятно активна для своего возраста.
Ну а выставками отцовских произведений приходится заниматься мне. Говорят, что на рынке художественных произведений Пикассо выходит из моды. К счастью, искусство - это не рынок художественных творений. Немало было великих произведений, которые в свое время не ценились на рынке. И наоборот, на некоторых картинах, позднее забытых, зарабатывали кучу денег.
Действительно, Пикассо сейчас не в моде. Но искусство двадцатого столетия нельзя представить без Пикассо, как и без Сезанна. Отец однажды сказал, что для него нет искусства прошлого или будущего. И если произведение не может занять достойного места в своем настоящем, оно не имеет значимости.
Что бы сейчас ни говорили о произведениях Пикассо, по-прежнему не переводятся фальсификаторы, которые пытаются нажиться на его имени. И при жизни отца подделывали его картины, но тогда просто было разоблачить жуликов - стоило только показать полотно самому Мастеру. Ныне, тем более с развитием новых технологий, это делать значительно труднее, порой работа по разоблачению подделок выпадает и на мою долю.
Правда, есть и своего рода "защитный бастион" - создан каталог, в который занесены все творения Пабло Пикассо, где бы они ни находились - в государственных галереях, музеях или частных собраниях...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников