07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БОРИС НОТКИН: "ТЕЛЕВЕДУЩИМ Я СТАЛ ЗА ОДИН ДЕНЬ"

Славуцкий Александр
Статья «БОРИС НОТКИН: "ТЕЛЕВЕДУЩИМ Я СТАЛ ЗА ОДИН ДЕНЬ"»
из номера 205 за 01 Ноября 2000г.
Опубликовано 01:01 01 Ноября 2000г.
Программа "Приглашает Борис Ноткин", выходящая в дневном эфире ТВЦ, отличается от большинства передач такого жанра интеллигентностью, несуетливостью, достоинством. Зрителя привлекают интересные собеседники, теплая атмосфера в студии, спокойная манера ведущего, сумевшего за 12 лет работы на телевидении не утратить врожденного, видимо, аристократизма.

- Борис Исаевич, как вы пришли на телевидение?
- Я не являюсь профессиональным журналистом. По окончании переводческого факультета Института иностранных языков работал преподавателем в МГУ, читал лекции. В науке занимался психолингвистикой. Кроме прочего, лет 15 был внештатным автором "Литгазеты". И вот после того, как в ней вышла моя статья "О сыре, СПИДе и санпросвете", где я с позиций психолингвистики показал, почему в Америке антиникотиновая пропаганда действует, а в России не имеет никакого влияния, меня сначала пригласили выступить в программе "Добрый вечер, Москва", а потом предложили ее провести. Так за один день я стал телеведущим...
- Это было в 1988 году, когда у вас уже сложилась репутация одного из лучших "синхронистов". Вы, например, переводили беседы президента Рональда Рейгана во время его визита в Москву. И, надо полагать, жили неплохо. Что заставило вас сменить стабильное благополучие на чуть ли не стрессовую работу на телевидении?
- У меня была ставка доцента Московского университета, а внештатно я переводил очень широко - от президиума Верховного Совета, до ЮНЕСКО и, действительно, жил по тем временам нехудо. Но для меня телевидение в тысячу раз интереснее, хотя и ответственнее, и труднее. Самое главное - эфир дает совершенно невероятную возможность на что-то повлиять, изменить что-то в жизни, пусть самую малость. Я чувствовал себя счастливым от того, что благодаря моей программе московским старушкам перестали задерживать пенсии, быстрее повысили зарплаты гаишникам, более 30 народных артистов России смогли улучшить квартирные условия... Конечно, давало квартиры, повышало зарплаты руководство столицы, но все-таки если бы я в эфире не ставил перед ним эти вопросы, то неизвестно, как бы долго это еще тянулось.
- Однако сейчас вы работаете в жанре "светской беседы" - с людьми известными и умными. Но разве эти разговоры на что-то влияют?
- Сегодня очень многое изменилось по сравнению с ситуацией, когда я пришел на телевидение. К тому же, моя программа выходит в 13.25 в воскресенье, а
это не самое "смотрибельное" время. Хотя и в таких условиях можно кое-что сделать. Недавно у меня в эфире был судья Сергей Пашин, который рассказал о том, что такое наш суд и что нужно делать, чтобы над нами не висело это сакраментальное "от сумы да от тюрьмы"...
- Насколько вы свободны в выборе своих собеседников?
- Ограничений сверху очень мало. Есть ограничения "снизу" - со стороны зрителей. В последнее время они "голосуют ногами" против интеллектуальных бесед. Если раньше я гордился тем, что ко мне приходил сам Фазиль Искандер, то теперь позвать его в программу равно подвигу. Публика предпочитает сегодня артистов, шоуменов, эстрадных звезд, "раскрученных" политиков...
- А можете вы пригласить, допустим, "какого-нибудь" Гусинского или кого-то из тех, кому не очень симпатизирует Лужков?
- Гусинский, по-моему, не был врагом Лужкова...
- Но и друзьями их не назовешь...
- Раньше они были союзниками. После того, как НТВ получило канал, Коржаков сразу проявил бдительность и стал, насколько знаю, убеждать Ельцина, что ничего хорошего ему ждать отсюда не придется. Поддержка Юрия Михайловича помогла НТВ выжить. Потом их пути разошлись. Но врагами они все же не были, так что пригласить Гусинского в программу мне не только позволено, но я его уже и звал. Месяца два назад я передал приглашение вице-президенту "Медиа-Моста" по связям с общественностью Вячеславу Костикову, но ответа не получил. Но это уже их дела...
- Во время интервью очень важно суметь разговорить своего визави, войти к нему в доверие. Наверняка для этого у вас есть целый набор приемов и способов. Не поделитесь?
- Приемов, конечно, много, но все они носят скорее "разовый" характер. Самое главное - это моя репутация, потому что любой человек побаивается: а вдруг телевизионщики что-нибудь так смонтируют, что на экране будет выглядеть двусмысленно. Поэтому своему гостю я всегда говорю: "Дорогой, я уже 12 лет этим занимаюсь, и не было еще ни одного случая, чтобы кто-то сказал, что Ноткин сделал подлянку". Человек должен поверить, что я не выдерну коврик из-под его ног...
- Как складываются ваши отношения с телевизионным начальством - скажем, с Попцовым?
- Боюсь показаться подхалимом, но истины ради признаю, что разделяю его идеологию и готов подписаться практически под всем, что он говорит. Слушая двухчасовые выступления Попцова на летучках, я всегда думаю: "Хорошо, правильно!" Но озвученная попцовская позиция и то, что зритель видит на экране, - две большие разницы. Попцов, например, часто повторяет, что наше телевидение скучновато, в нем нет театральности, ведущие должны быть артистичны, придумывать какие-то эффекты. С этим нельзя не согласиться. Но сказать, что идеология Попцова находит адекватное воплощение на экране, я не могу.
- Года два тому назад в одном из ваших интервью чувствовалась обида на начальство ТВЦ. Что с тех пор изменилось?
- В то время здесь управляли совсем другие люди. Отношения были достаточно напряженные, но что об этом сейчас говорить? Их уволили, на телеканале остались долги, а также вопросы о том, куда делись миллионы, выделенные ТВЦ...
- Как и другие каналы, ТВЦ являлся участником информационных войн. Ощущаете ли вы себя их солдатом?
- Сказать, что я участвовал в прогремевшей недавно информационной войне, - это приколоть мне орден за несуществующие заслуги. Но свою позицию я обозначал неоднократно. На мой взгляд, информационные войны - вещь нормальная, особенно в предвыборной ситуации. В тех условиях и на том отрезке времени они были неизбежны. Конечно, война - это плохо, но ее легко было предвидеть, а ТВЦ оказался к ней не готов и выбрал очень беззубую стратегию.
- Но все-таки ваш канал не выглядел таким уж добреньким - вспомним хотя бы Светлану Конеген с ее "Мылом"...
- Да, это было. Но разница в том, что Доренко безнаказанно наносил удар за ударом по реальному авторитету Лужкова, а Конеген расписывала, какой злодей Борис Березовский. Не так уж много в России тех, кто считает БАБа замечательным человеком. На него уже давно повешен ярлык чуть ли не злого гения нации, и лишний раз сказать об этом - лишь добавить ему популярности.
- Перейдем к более легким материям. Вы входите в состав элитарного теннисного клуба, в котором играет и Юрий Лужков...
- Я член целого ряда теннисных клубов: от "Большой шляпы", где в свое время собиралась вся российская элита, до лужковской "Кожаной кепки". Меня любят приглашать на подобные соревнования, поскольку с молодости я сохранил хорошую технику и со мной, надеюсь, интересно играть.
- Свою собаку вы назвали Егором - не в честь ли Гайдара?
- Нет, Егор Тимурович здесь ни при чем. Тут другая история. Мы с женой решили завести собаку и обратились к президенту клуба ризеншнауцеров Татьяне Николаевне - жене Юрия Никулина. Она дала нам адрес, по которому находились щенки ее ризеншнауцера Феди. Потомство нам понравились, и мы отобрали самого шустрого. По условиям клуба имя нашего пса должно было начинаться на букву "е". Жена предложила: "Пусть это будет хорошее русское имя "Егор". Мне оно показалось немного странным, но поскольку всю заботу и уход за собакой брала на себя жена, то я особенно возражать не стал. Егор очень любит, когда его называют Егорушкой. Крикнешь ему: "Егорушка!" - он несется к тебе через всю квартиру...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников