09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РУССКИЙ МАРШ НАД КОДОРОМ

Турченко Сергей
Опубликовано 01:01 01 Ноября 2001г.
Прилетев в Адлер, я позвонил в агентство "Абхазпресс" своему знакомому Иналу Хашигу, чтобы справиться о том, как добраться до Сухуми.- Перейдешь границу на ОКПП в районе Псоу, - проинструктировал Инал. - На абхазской стороне на автостоянке поищи сухумского таксиста Зураба. У него салатового цвета "Волга" с дверью, простреленной автоматной очередью, а вместо ног - протезы. Он тебя быстро домчит...

"А ВДРУГ НЕ ПОПАДЕТ"
И вот мы с Зурабом несемся по сухумскому шоссе на его видавшем виды автомобиле, вполне способном конкурировать по издаваемым шумам с не очень новой БМП. Изрядно разбитая дорога петляла между прибрежными горами и пляжами. Чем ближе к Сухуми, тем больше двух-трехэтажных дворцов с мраморными лестницами, высохшими бассейнами, неработающими фонтанами. Их стены были испещрены оспинами автоматных очередей и мелких осколков, зияли темные глазницы выбитых окон.
- Здесь раньше грузины жили, - рассказал Зураб. - В 1993 году они ушли, так как многие воевали против нас и, конечно, боялись остаться. Никто не занимает эти дворцы. Кому нужно чужое? Так и стоят памятниками человеческой неуживчивости и агрессивности.
Чем гористее была местность, тем сильнее Зураб давил на акселератор. Зачем эти гонки с риском сорваться в обрыв?
- А вдруг не попадет, - многозначительно ответил Зураб, указывая пальцем на вершину горы.
- Кто не попадет?
- Как кто? Террорист, э! - удивился Зураб моей несообразительности.
Ноги он потерял, подорвавшись на мине во время войны 1992-1993 годов. Из-за этого Зураба не взяли в ополчение, когда в начале октября нынешнего года в Кодорское ущелье прорвалась банда Гелаева. Но он постоянно мотается по разным поручениям к подножию Сахарной Головы, где развернулись наиболее горячие боевые действия. И отметины на дверце автомобиля - свидетельство того, что Зураб рискует головой не меньше, чем ополченцы.
ДВА ПАТРОНА
Первый раз в Кодорское ущелье я поехал с другим таксистом - Русланом Чагавой. Побывали на позициях в селении Наа, что находится у подножия Сахарной Головы, поговорили с ополченцами, их командирами, местными жителями. И когда уже набрали достаточно материала для оперативного репортажа, Руслан вывез меня на небольшой холм, с которого открывался вид на полуразрушенный мост через реку Квабчара.
- Там начинается Малая Сванетия, через которую прошли к нам из Грузии гелаевцы, - рассказал он. - Раньше она территориально входила в состав Абхазии. Но в 1993 году отступающая грузинская армия взорвала мост через Квабчару, и мы остановились на этом рубеже. Тогда же легендарный абхазский генерал Гиви Агрба (ныне он - первый заместитель министра обороны Абхазии) подписал с лидером сванов соглашение о том, что через их территорию никакая агрессия против абхазов допущена не будет. Абхазы же со своей стороны пообещали не добиваться юрисдикции над Малой Сванетией. В знак верности данному слову руководители делегаций обменялись пистолетными патронами. Каждый пообещал застрелиться, если его сторона первой нарушит соглашение. Сейчас кое-кто среди нашей старой гвардии, которая отличилась в войне 1992-1993 годов, считает, что сваны нарушили данное 8 лет назад слово и у абхазов теперь развязаны руки для рейда за Квабчару и установления там своей власти. Но сам Гиви Агрба, как я слышал, против. Он считает, что сваны просто не имели возможности остановить банду Гелаева и не могут нести ответственность за это вторжение. Мы всегда жили со сванами в мире. Этим будем дорожить и впредь.
Когда Руслан закончил рассказывать эту наполненную кавказским колоритом историю, над Кодорским ущельем вдруг зазвучала знакомая музыка. Я не поверил своим ушам: где-то вдали из репродукторов вырывались звуки марша "Прощание славянки".
- Там, недалеко от моста, стоит блокпост российских миротворцев, - объяснил Чагава. - Но без сопровождающего к ним ехать бессмысленно. Там настоящая дисциплина.
ШТАБ В ГАЛЕ
В поездку по миротворческим постам мы отправились через несколько дней, получив разрешение командующего миротворческими силами генерал-майора Николая Сидорычева. Он распорядился дать охранение в составе отделения десантников на БМП.
Из Сухуми мы под охраной этого БМП с развевающимся российским флагом и голубыми буквами "МС" (миротворческие силы) на борту отправились в райцентр Гал, где дислоцирован передовой пункт управления подразделениями миротворцев, которым командует генерал-майор Дмитрий Бугаев.
- Отсюда, - рассказал он при встрече, - осуществляется управление всеми силами. Они включают в себя 30 постов и три базовых лагеря, где дислоцированы штабы двух мотострелковых и одного парашютно-десантного батальонов.
Прежде чем отправиться по постам, мы заехали в администрацию Гальского района. Нас радушно встретил заместитель главы района, он же - мэр Гала Валерий Ломия. Распорядившись готовить шашлыки и молодое вино нового урожая для гостей, он начал рассказ о житье-бытье:
- Гальский район является зоной ответственности российских миротворцев. Если бы не они, контролировать ситуацию оказалось бы просто невозможно. Рядом - граница с Зугдидским районом Грузии. В горах и предгорьях орудуют многочисленные бандгруппы так называемых "лесных братьев", постоянно совершаются теракты, похищения людей, ограбления. Нередко это дело рук "гастролеров" с того берега Ингури, есть и доморощенные разбойники. У нас 90 процентов населения - грузины и менгрелы. Их тоже, как и абхазов, грабят, похищают, так что ни о какой национальной окраске местного бандитизма нет и речи.
Недавние боевые действия в Кодорском ущелье нас впрямую не коснулись только благодаря тому, что в районе находится мощная группировка миротворческих сил. Лишь небольшая часть малочисленных бандгрупп, отступая в Грузию, была здесь зафиксирована. Да и то они прошли по глухим тропам, дабы не попасться на глаза миротворцам.
МОСТ ЧЕРЕЗ ИНГУРИ
Потом мы отправились к берегу реки Ингури. Заграждения из колючей проволоки здесь были устроены так, что, откуда бы ты ни подъехал, они выводили к узкому проходу в сторону моста. У небольшого каменного здания, окруженного бруствером из закамуфлированных мешков с песком, стояли два бронетранспортера с голубыми буквами на бортах "МС" и развевающимися на флагштоках российскими флагами. По обе стороны прохода к мосту бугрились бетонные "лбы" двух дзотов, вглядывавшихся в прибрежные заросли немигающими зрачками пулеметных стволов.
- Здесь несет службу 201-й пост коллективных миротворческих сил, - рассказал внешне совсем еще юный, но не по годам хмурый и немногословный капитан - командир поста, наотрез отказавшийся называть свою фамилию ("Не ради славы служим!"). - На левом берегу Инугури - наш 301-й пост. Между постами по мосту проходят буферная зона и линия разграничения. На этом берегу абхазский город Гал, на том - грузинский город Зугдиди. Наша задача - быть барьером между противоборствующими силами. Людей и автомобили мы пропускаем в ту и другую сторону беспрепятственно при наличии соответствующих документов. А вот оружие, боеприпасы, наркотики - ни в коем случае.
Во время прорыва банды Гелаева в Кодорское ущелье особенно напряженной обстановка была на соседнем 302-м посту, в районе грузинского селения Худони.
- Через этот пост, - рассказал помощник командующего миротворческими силами подполковник Игорь Конашенков, - проходит дорога из Малой Сванетии в Зугдиди. Сваны всегда возят в Зугдиди на продажу свои сельхозпродукты. За пару недель до вторжения банды Гелаева в Абхазию мы обратили внимание, что на зугдидских рынках исчезли сванские продукты. Потом в городе появились жители Малой Сванетии, которые меняли в обменных пунктах крупные долларовые купюры. Кое-кто из них, подвыпив в местных шашлычных, хвастал, что теперь к ним на постой прибыли крутые чеченцы, которые скоро устроят в ущелье большой сабантуй.
В то же время на 302-м посту были задержаны четыре "КамАЗа", которые везли 500 комплектов военного обмундирования, 80 спальных мешков, артиллерийские планшеты, бинокли, 500 пар зимней обуви для горной местности, зимние шапки. Через несколько дней задержали еще четыре грузовые и четыре легковые автомашины, в которых находились 40 человек, вооруженных до зубов, а также минометы, гранатометы, 10 тысяч патронов к стрелковому оружию. На следующий день была задержана еще одна колонна вроде бы с мукой. Наша служебная собака Рица у одной из машин проявила беспокойство. Вскрыли. В муке оказался прорезиненный тюк с оружием и рацией.
Все это мы задерживали совместно с представителями грузинских военных властей, которые рядом с нашими военнослужащими несут здесь службу. Каждый факт сообщался представителям ООН, грузинской, абхазской и российской сторонам. Информировали мы и о том, что в ночное время фиксируется пролет воздушных средств в направлении Кодорского ущелья с территории Грузии и обратно. Так что подготовку боевых действий в Кодорах мы не проморгали. А почему политики не предотвратили трагедию - это другой вопрос.
ПРОЩАЛЬНЫЙ СЮРПРИЗ
На 107-й пост в Кодорском ущелье мы прибыли 19 октября во второй половине дня. Утром здесь произошло ЧП - подорвался на мине рядовой, фамилию которого командование просило не называть, чтобы не травмировать родителей. Дело было так.
За три дня до случившегося бойцы поста стали фиксировать, что по ночам за ними ведется наблюдение с близлежащих склонов при помощи приборов ночного видения. Доложили по команде. Поскольку рядом не было ни одного селения, не проходили поблизости и охотничьи тропы, командующий миротворческими силами генерал-майор Николай Сидорычев приказал открывать огонь на поражение по разведчикам, обнаруживающим себя работой приборов ночного видения. Так случилось, что в день принятия этого решения в Гале состоялось очередное заседание так называемой четырехсторонней комиссии (наблюдатели ООН, Грузия, Абхазия, миротворцы России), на котором генерал и сообщил о нем. Судя по всему, информация моментально дошла до боевиков. Во всяком случае, в ночь с 18 на 19 октября работа приборов ночного видения бойцами 107-го поста не фиксировалась.
- Утром наша разведгруппа, - рассказал подполковник Игорь Конашенков, - пошла обследовать местность рядом с постом. Сержант не заметил растяжку, на которой была установлена граната РГД-5 без замедлителя, и подорвался. Слава Богу, ранение не тяжелое, поскольку он был в бронежилете. Посекло ноги, руки, жизненно важные органы целы. Парня сразу же на "вертушке" эвакуировали в госпиталь.
На посту мы остались до позднего вечера. Работа приборов ночного видения и на этот раз зафиксирована не была.
- Ушли бандиты, - констатировал Конашенков. - Растяжка с РГД-5 - это их прощальный сюрприз. Такая у шакалов метода - бить исподтишка.
ЭЛЕКТРИЧЕСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ
312-й пост миротворцев - самый спокойный, хотя, когда его формировали, готовились к худшему. Ведь он выставлен вблизи самой крупной в регионе Ингурской ГЭС и призван обеспечить ее охрану. Однако за 8 лет, прошедших после грузино-абхазской войны, не зафиксировано ни одной попытки нанести электростанции хотя бы малейшее повреждение. Все дело в том, что она дает энергию, а значит, жизнь всем независимо от национальности.
Грузия и Абхазия соединены Ингурской ГЭС, словно сиамские близнецы общей пуповиной. Плотина высотой 450 метров находится на территории Грузии. Потом воды Ингури по двум 24-километровым тоннелям, пробитым в горном хребте московскими метростроевцами, устремляются в Гальский район Абхазии и здесь с огромной скоростью падают на лопасти турбин. При этом вырабатывается ток уникально высокой частоты. Во всем мире есть еще только одна ГЭС с аналогичной скоростью работы турбин - в Аргентине.
- И Грузия, и мы берем жизненную энергию для промышленности, для домашних очагов из этого источника. Такая связь обеспечивает наилучшую дипломатию, - сказал мне заместитель главы администрации Гальского района Валерий Ломия. - Без всяких официальных соглашений и протоколов мы сделали регион Ингурской ГЭС зоной мира и сотрудничества. Это хороший образец для устроения жизни не только здесь, на Кавказе, но и во всем мире.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников