04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТРИ ДНЯ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ РОССИЮ

Сергеев Вячеслав
Опубликовано 01:01 01 Ноября 2002г.
Захват чеченскими террористами заложников в Москве, операция по их освобождению, последствия этой трагедии вот уже вторую неделю активно обсуждаются в Париже. Сегодня мы знакомим читателей с мнением одного из лучших французских специалистов в российских делах, автора многих книг, а последняя из них посвящена Екатерине II, президента Французской академии Элен КАРРЕР Д'АНКОСС. Ее статья "Три дня, которые потрясли Россию" была опубликована в парижской газете "Фигаро". Перепечатываем статью с небольшими сокращениями.

23 октября 2002 года оставит в сознании россиян такой же след, как 11 сентября 2001 года в сознании американцев, хотя в нью-йоркской трагедии было потеряно человеческих жизней во много раз больше. Теракты, связанные с войной в Чечне, далеко не новость в России, где помнят захват заложников в Буденновске в 1995 году, взрывы жилых зданий в Москве. Но подобного по масштабам и воздействию на людей события, каким стал захват свыше 700 заложников неподалеку от центра Москвы, еще не было. Каким образом группа из 50 террористов смогла проникнуть в столицу и захватить театр? Почему им удалось беспрепятственно пронести туда взрывчатку? Кто помогал им? Вот некоторые из вопросов, на которые должна будет дать ответ прокуратура.
После операции по освобождению заложников, которая, к сожалению, не обошлась без жертв, необходимо также проанализировать драму. Что это было? Акт отчаяния чеченцев или же поворотный пункт в затянувшемся противостоянии? Явление местного, российского характера или то, которое вписывается в стратегию международного терроризма? И какие уроки должен вынести из этой трагедии президент России с оглядкой на корректировку политики в Чечне?
Может быть, в этой связи стоит напомнить, что столкновение между Россией и Чечней началось не в 1999 году и не после распада СССР, а гораздо раньше. Еще в 1783 году Екатерина II, распространив свою власть на Грузию, направила войска далее на Северный Кавказ, где те столкнулись с ожесточенным сопротивлением чеченцев. После исчезновения Советского Союза Борис Ельцин призвал уже бывшие народы СССР "взять столько суверенитета, сколько они могут". В Чечне устанавливается режим фактической независимости. Одновременно она превращается в рассадник всякого рода уголовщины - там процветают похищение людей с последующим требованием выкупа, воровство нефти из проходящего рядом с Грозным нефтепровода, торговля оружием, наркотиками, отмывание грязных денег.
Когда в Москве обнаружили криминальный нарыв в кавказском регионе, где и без того было крайне неспокойно, то началась война, точнее, две войны. Тем временем в период между 1990 и 2000 годами политический облик Чечни резко изменился. В середине десятилетия на мафиозную чеченскую почву был трансплантирован исламизм в виде более или менее экстремистских течений, что придало этому образованию видимость некоей идеологической легитимности. Саудовская Аравия, которая вот уже четверть века укрепляет свое влияние по всей периферии бывших советских республик мусульманской ориентации, финансировала эти течения, а также обучала тех, кто с оружием в руках боролся против России. Таким образом, Чечня стала аванпостом исламистского фундаментализма на границах России, и Соединенные Штаты находили в этом выгоду, как они это делали, поддерживая талибов вплоть до 2001 года. В тот момент эта выгода заключалась в том, чтобы вытолкнуть Россию из региона залегания нефти Каспийского моря, а также путей ее транспортировки, из региона, который обладает огромным экономическим потенциалом в начавшемся XXI веке.
11 сентября 2001 года открыло США глаза на близорукость их политики, и они прекратили войну с Россией, которую вели руками исламистов. Большой прагматик Путин помог американцам переосмыслить политические реалии, продемонстрировав полную солидарность с ними, а также на деле оказав содействие в борьбе с талибами. Но на Кавказе плоды исламизации так просто не исчезли. Зеленый флаг "джихада" попытались перенести на другие республики Кавказа, что показал рейд Шамиля Басаева в Дагестан в 1999 году. Для России главной целью во второй чеченской войне стала нейтрализация исламистских сепаратистов прежде, чем пламя перекинется на весь Северный Кавказ, Татарстан, Башкирию. Ставка в игре - 20 миллионов российских мусульман.
Что означает в этом контексте захват заложников в Москве? Наиболее вероятное объяснение заключается в том, что чеченцы предприняли попытку выбраться из ловушки, в которую они попали в результате последствий событий 11 сентября прошлого года. Включение Путина в антитеррористическую кампанию США позволило ему внести чеченских повстанцев в категорию террористов, следовательно, он получил свободу рук, с тем чтобы сломить их.
Отказавшись от переговоров с боевиками, впрочем, у него не было другого выхода, Путин продемонстрировал соотечественникам свою способность восстановить порядок в стране. С другой стороны, он показал внешнему миру, и в первую очередь Вашингтону, что он по убеждению искренне присоединился к всеобщему походу против терроризма. Более того, попросив прощения у россиян за то, что за восстановление порядка пришлось заплатить высокую цену (он уже так поступал после трагедии "Курска"), российский президент доказал, что он руководитель, который осознает всю тяжесть лежащей на нем ответственности, а следовательно, и вины за гибель людей. Его статус государственного деятеля, его авторитет в результате трехдневного кризиса только возросли.
Но после того, как трагедия завершилась, наступило время подведения итогов. Во время последних выборов Путин пообещал, что в Чечню вернется мир. Московская драма показала, что этого до сих пор нет. Причины такой ситуации еще до взятия заложников проанализировал Евгений Примаков, который отметил то, что урегулированием чеченской проблемы вот уже три года занимается на месте одна армия.
Для того чтобы организовать взятие заложников, совсем не нужен был бен Ладен, хотя у президента Путина имеются все основания утверждать, что к организации и финансированию теракта имеют отношение внешние силы. Но если верно, что чеченский терроризм является частью международного терроризма, верно и то, что в России ему противостоит в первую голову российская армия, а за ней уже - власть и народ России. В подобной ситуации выставлять в качестве ответчиков за Россию одних лишь военных недостаточно. Также, наверное, недостаточно было бы обойтись лишь одним политическим подходом к решению проблемы. Война в Чечне проходит на российской земле, она идет между гражданами России, и никакой опыт других стран, к примеру, алжирский 1962 года, здесь не подходит.
Для президента Путина вопрос территориальной целостности России - основополагающий, и чеченская проблема должна быть решена именно в этих рамках. Однако необходимо, чтобы в поисках решения политическая власть впредь контролировала военных, навязывала им свои собственные взгляды и одновременно шла к политической развязке затянувшегося конфликта с чеченцами. Также важно, чтобы российский президент не допустил скатывания россиян, возмущенных действиями чеченских террористов, на позиции оголтелого национализма по отношению к кавказцам, живущим с ними по соседству.
Несмотря на большое число жертв теракта, Владимир Путин в конечном итоге укрепил свои позиции. Но его будущее, как и будущее совместного проживания народов России, зависит от того, какие выводы он сделает из московской драмы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников