Дело тут нечисто

Западная компания Urenco возобновила переброску в Россию урановых «хвостов» с немецкой обогатительной фабрики в Гронау. Фото: © MOD Russia, globallookpress.com

17 погибших и трое пропавших без вести золотоискателей на прииске в Красноярском крае - еще «цветочки». Какими будут «ягодки»?


На этой неделе Росгидромет сообщил результаты анализа воды в красноярской реке Сисим, куда впадает злополучная Сейба, разрушившая дамбы прииска и унесшая жизни старателей. После ЧП показатели предельно допустимых концентраций меди оказались превышены более чем в 200 (!) раз. В воде также много свинца и цинка. И всю эту отраву несет в Енисей. Спрашивается, куда смотрели контролеры, когда на прииске годами самым варварским способом добывалось золото?

А еще появилась информация о загрязнении воды ртутью, которая использовалась при золотодобыче, но эту часть проверки сразу засекретили. И немудрено: ртуть относится к первой группе чрезвычайно токсичных веществ. Она быстро и сильно поражает нервную систему и слизистую оболочку, последствия необратимы и проявляются спустя месяцы и даже годы. И еще неизвестно, какими бедами обернется трагедия на Сейбе для населения Курагинского района и близлежащих территорий.

Это далеко не первая авария при интенсивной золотодобыче старательскими методами. Специалистам хорошо известен подобный случай 2013 года на участке золотодобывающего ООО «Артель старателей «Ангара-Север» (также входит в холдинг «Сибзолото»), где разрушилась дамба отстойника и 30 тысяч «кубов» глинистого раствора со всем спектром промышленных ядов попали в реки Большую Мурожную, Ангару и Енисей. Протяженность шлейфа загрязнения тогда составила более 70 км.

«Промышленная добыча и разведка россыпного золота в руслах и поймах рек является одним из самых экологически опасных видов горнодобывающей деятельности», — сказано в обращении на имя президента Владимира Путина, под которым подписались 18 природоохранных организаций, в том числе Красноярская региональная общественная экологическая организация «Плотина», экологическая коалиция «Реки без границ», «Гринпис России» и Центр охраны дикой природы. Обращение с призывом прекратить выдачу лицензий на добычу россыпного золота появилось после аварии на Сейбе, но еще летом с аналогичной просьбой обращался в Роснедра губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев.

Возникает вопрос: стоят ли вообще старательские драги тех жертв, которые приносятся на их алтарь? На россыпную добычу приходится примерно четверть российской золотодобычи. С учетом общего объема такой запрет означает потерю 65-70 тонн в год — всего 0,3% от имеющегося у страны золота в золотовалютных резервах. Но в Минприроды заявляют, что случай в Красноярском крае носит исключительный характер, поэтому «кардинальные выводы, основанные на данном примере, могут оказаться поспешными». И добавляют: «Если работы проводятся в соответствии с нормами и правилами, то ущерб минимизируется до приемлемого».

Меж тем отравленные вода, воздух и земля характерны и для многих других территорий. В прошлом году, к примеру, в майских указах президента фигурировал Нижний Тагил — второй по величине город Свердловской области. Там в стоках промышленных предприятий ежемесячно превышается концентрация допустимой нормы: ванадия — от 2,5 до 21 раза, фосфатов — от 1,8 до 10,5 раза, марганца — до 2,6 раза. И это без учета превышений ПДК по нефтепродуктам, железу, меди, взвешенным веществам, аммонийному азоту и другим веществам.

А на днях на сайте СПЧ появилась информация Росприроднадзора о многократных превышениях содержания вредных веществ в реке Ангаре из-за сбросов в Иркутской области ядовитых отходов с остановленного восемь лет назад «Усольехимпрома», выпускавшего хлорные продукты, карбид кальция, эпихлоргидрин, ацетилен и поливиниловую смолу. По выражению главы Росприроднадзора Светланы Родионовой, крупнейшее химпредприятие Сибири оставило после себя рядом с городом Усолье-Сибирское «второй Чернобыль». На производственной территории превышение нормативов содержания ртути (!) в атмосфере составляет более 160 раз, в пробах воды из коллекторов промплощадки — в 310 раз, в поступающих в Ангару сточных водах — в 29 раз. Кроме того, превышения ПДК по свинцу достигают 629 раз, по нефтепродуктам — 8,7 раза, по меди — 6,3 раза, по цинку — 5,4 раза. По данным Росприроднадзора, на 2020 год запланирована демеркуризация (освобождение от загрязнения ртутью). О других ядах пока и речи нет.

Нам мало этой отравы? Получите заграничную! По данным российской организации «Гринпис», с весны западная компания Urenco возобновила переброску в Россию урановых «хвостов» с немецкой обогатительной фабрики в Гронау. В руки «зеленых» попал документ правительства немецкой земли Северный Рейн-Вестфалия, из которого следует, что с 2019 по 2022 год планируется отправить в Россию 12 тысяч тонн (более тысячи контейнеров, примерно 20 железнодорожных составов) «фонящих» отходов.

Самое время вспомнить русскую поговорку «Хвост увяз — всей птичке пропасть!» Так теперь можно говорить о России.

Урановые «хвосты» — это отвальный гексафторид урана (ОГФУ), побочный продукт обогащения. При производстве топлива для АЭС остаются отвалы с очень небольшим, ниже природного, содержанием урана-235. Такие «хвосты» есть при любом горно-обогатительном предприятии — их называют «сырьем будущего», которое перерабатывать при нынешних технологиях сложно и невыгодно. Но в данном случае речь идет об урановых — радиоактивных! — «хвостах», которые богатый Запад хочет вывозить для захоронения в Россию. В Европе за годы работы сотен АЭС накопились миллионы тонн отвального гексафторида. В США решением комиссии по регулированию ядерных вопросов он еще 15 лет назад официально признан радиоактивными отходами. А Россия нынче — единственная страна в мире, принимающая в промышленных масштабах урановые отходы на свою обширную и еще не до конца загаженную территорию.

Ныне «Росатом» уверяет, что сообщения о ввозе радиоактивных отходов из Германии «абсолютно не соответствуют действительности и являются дезинформацией». Ибо «обеднен-ный уран — это полезное сырье, которое используется на российских обогатительных предприятиях». Но если бы у нас действительно могли перерабатывать «хвосты» в масштабах, способных избавить мир от побочного продукта ядерной энергетики, то авторы уже давно получили бы Нобелевскую премию, может быть, и не одну.

Пока нам вешают радиоактивную лапшу на уши, голландский физик-ядерщик Кеес Андриссе в эфире местной радиостанции прямо заявил, что Urenco нам «сбрасывает ядерные отходы» и что «большая часть экспортируемого в Россию урана складируется на длительный срок в виде ядовитого гексафторида».

Как ни странно, с разными отходами у нашей власти быстро возникают «партнерские отношения». Примером может служить противостояние у села Урдома и железнодорожной станции Шиес, где частная компания ООО «Технопарк» пытается строить крупнейшее в Европе захоронение твердых бытовых отходов, а местное население вместе с волонтерами и экологами активно протестуют. Люди стоят лагерем на подъездах, препятствуют доставке топлива. И вот на нынешней неделе без объявления войны в кольцо блокады (никого не впускать и не выпускать, дороги закрыты для проезда и прохода) село и станцию взяли не бандиты, а государевы люди — бойцы Росгвардии. Любопытно, по чьему приказу они встали на защиту частной собственности и частных интересов?

Как сообщается в СМИ, задействовать местных росгвардейцев хозяева не стали — настроения среди бойцов и офицеров очень непростые. В приватных разговорах они откровенно жалуются, что их используют втемную, прикрывая коммерческие интересы «Технопарка». А в результате соседи не подают руку, ведь на одной земле живут, одним воздухом дышат, одну свалку увидят под окнами...

Но увидим то же самое и мы — не ту свалку, так другую. Если продолжим потакать коммерческим интересам чиновников, которые, похоже, не знают границ.

Слова

Сообщения о ввозе радиоактивных отходов из Германии «абсолютно не соответствуют действительности и являются дезинформацией... Обедненный уран — это полезное сырье, которое используется на российских обогатительных предприятиях».

Из заявления «Росатома»

«Большая часть экспортируемого в Россию урана складируется на длительный срок в виде ядовитого гексафторида».

Кеес Андриссе, голландский физик-ядерщик



ВАДА на четыре года отстранило Россию от участия в международных соревнованиях. Это хорошо или плохо?