04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БОРИС ГОВОРИН: "Я ЗНАЮ, КАК СДЕЛАТЬ ЖИЗНЬ ЛЮДЕЙ ЛУЧШЕ"

Корабельникова Ольга
Статья «БОРИС ГОВОРИН: "Я ЗНАЮ, КАК СДЕЛАТЬ ЖИЗНЬ ЛЮДЕЙ ЛУЧШЕ"»
из номера 225 за 01 Декабря 2000г.
Опубликовано 01:01 01 Декабря 2000г.

- Борис Александрович, в последнее время в центральной прессе вдруг появилось много публикаций

- Борис Александрович, в последнее время в центральной прессе вдруг появилось много публикаций об Иркутской области, о ее авторитарном, жестком губернаторе, чуть ли не олигархе...
- Ну да, "иркутский спрут".
- А что произошло? В вашем сибирском крае сложилась какая-то особая ситуация?
- Никакой чрезвычайной ситуации нет. Все проекты и программы, которые на 2000 год планировали, мы успешно выполняем. Проведена, например, компьютеризация сельских школ - сто компьютерных классов оборудовано. И мне было приятно, что Владимир Путин строит стратегию для страны в том же направлении. Он сказал, что необходимо срочно купить компьютеры для сельских школ страны. А мы это в своей области уже сделали. Кроме того, 400 школ в этом году мы обеспечили спортивным инвентарем, что тоже очень важно в условиях, когда масса детей, подростков втягивается в пьянство, наркоманию, страдает от безотцовщины.
У нас устойчиво развивается производство, стабильно работает вся культурная сфера, для многих театров мы улучшили условия для творческой работы. В этом году недавно созданный Театр пилигримов получил новое хорошее здание. Работают библиотеки, музеи - словом, идет нормальная жизнь.
- И откуда в этой нормальной жизни возник такой политический накал? Почему так ожесточились нападки на вас в прессе?
- В двух словах этого не объяснишь. Природа нападок на меня имеет несколько причин. Во-первых, и в 97-м году не все хотели видеть губернатором мэра города Иркутска. И эти люди пытались выстроить довольно сложную систему барьеров. А после того как им не удалось осуществить свою задачу, сразу после моего избрания этот процесс, возможно, внешне был спрятан, но фактически продолжался. Открылись, например, издания "Байкальская газета", "Честное слово".
- Оппозиционные газеты?
- Это газеты, которые проводили идеологию проигравшей стороны. А оппозиция ли они - не знаю. Когда есть оппозиция плохому, это понятно. А здесь оппозиция чему - оздоровлению экономики, росту промышленности? Возникла какая-то новая формула: чем больших успехов добивается губернатор в области, тем острее выступает эта так называемая "оппозиция".
- Эти оппозиционные газеты не закрыты, выходят?
- Конечно, выходят, никто их не закрывал. Такие слухи распускаются определенным кругом озабоченных людей, кстати, очень небольшим. Есть граждане сексуально озабоченные, а тут, я бы сказал, - политически озабоченные. И все это началось не сегодня. Проигравшие, по сути, все это время готовились к реваншу.
- А вас не огорчает наличие таких постоянных врагов?
- Абсолютно не огорчает. Мне кажется, что если у руководителя вообще нет врагов, то это бездельник, который никому не нужен. А я даже чувствую некий подъем, когда на меня нападают оппоненты. Значит, у меня получается, значит, я правильно действую. Конечно, когда люди ругают, тут надо подумать, посмотреть, может, в чем-то ты не прав. Поэтому я часто встречаюсь с жителями области. А когда ругает оппозиция - это хорошо. И чем больше она кричит, тем, значит, больше раздражения вызывают моя политика и реальные результаты.
Вторая причина связана с одним аномальным явлением на территории Иркутской области - здесь находится единственное в России предприятие, по которому план приватизации до конца не реализован. Это - акционерное общество "Иркутскэнерго".
- Что это означает - не до конца реализован?
- План приватизации предполагает переход из государственной собственности в собственность частную или смешанную, как в данном случае. И в соответствии с этим планом, который оформлен в 1992 году, предполагалась приватизация "Иркутскэнерго" по второму варианту: 51 процент акций был отдан трудовому коллективу, 9 процентов продали на чековом аукционе, а оставшиеся 40 процентов государственных акций делились пополам - 20 процентов закреплялось в федеральной собственности и 20 - в собственности области. Но окончательно юридически это не оформили. Вот отсюда и пошла аномалия. И по сей день все находится в подвешенном состоянии. Никто дело по госпакету до конца не довел. В 96-м году Иркутская область подписала договор с Российской Федерацией о разграничении предмета ведения и компетенции. В нем было записано: признать состоявшимся план приватизации и предметом разграничения - 40-процентный государственный пакет акций. Но фактически этот пакет не был разграничен, а лишь записан, как подлежащий разграничению. И снова ничего не было сделано.
- Ну а вы как губернатор пытались что-то сделать для этого?
- Пытался. Когда в 97-м я стал губернатором, то встречался и говорил со всеми действующими председателями правительства о том, что у нас существует такая проблема и надо юридически оформить права на госпакет. Но премьеры быстро менялись, а наш вопрос не решался.
В декабре прошлого года Министерство имущественных отношений подало в Высший арбитражный суд иск, в котором говорилось, что администрация Иркутской области незаконно удерживает федеральную собственность в своих руках. Скоро уже год, как идет спор.
- Кто же распоряжается этим госпакетом?
- Сейчас никто. По решению арбитражного суда на этот пакет наложен арест. А раньше, когда я пришел, он был записан на Комитет по управлению госимуществом Иркутской области. Комитет управлял этими акциями, но без решения Минимущества никаких юридических решений принять не мог. Уже после иска в арбитраж оно издало приказ, обязывающий комитет оформить все 40 процентов "Иркутскэнерго" в качестве федеральной собственности. А про те 20 процентов, которые оставлялись в собственности Иркутской области, как бы забыли.
Сейчас мы ведем достаточно непростые переговоры с Министерством имущественных отношений. Прошло несколько заседаний в Высшем арбитражном суде, который настаивает на согласительной процедуре, чтобы решить вопрос во внесудебном порядке. И на днях мы уже встречались со специалистами министерства. То есть дело сдвинулось с мертвой точки.
С трудом преодолеваются разногласия, находятся компромиссы, разрабатывается текст мирового соглашения, которым, надеюсь, завершится этот длительный процесс.
- Вы назвали две причины участившихся нападок на вас - старые соперники, проигравшие прошлые губернаторские выборы, и раздел госпакета акций "Иркутскэнерго". Есть и третья, может быть, самая главная - летом будущего года в Иркутской области пройдут выборы губернатора.
- И следовательно, меня пытаются опорочить в глазах общественного мнения. Борьба ужесточается. Сегодня известно немало разных способов влияния на умонастроения потенциальных избирателей. У жителей области, как показывают опросы общественного мнения, нет ко мне особых претензий. А это вызывает, конечно, недовольство у наших политически озабоченных граждан. Потому они и стремятся поставить все с ног на голову. Раз нельзя сказать, что в области не выплачиваются пенсии, пособия, стоят предприятия, люди не получают зарплату, тогда нужно заявить, что сам-то человек - хуже некуда. И начинают придумывать, сочинять. Если администрация ведет переговоры с РАО "ЕЭС России", то пишут, что мы собираемся продать акции "Иркутскэнерго" частной компании. На эту тему выпускают даже листовки. Идет накручивание людей в том плане, что сейчас, мол, доблестное руководство "Иркутскэнерго" удерживает в области самые низкие тарифы на электроэнергию. Людей пугают Чубайсом. Он-де тарифы резко повысит, и бабушки и дедушки станут враз нищими, а предприятия не смогут нормально работать.
Но при этом молчат горе-аналитики о том, что "Иркутскэнерго" никоим образом тарифы не устанавливает. Определяются расценки решением государственных органов- Федеральной энергетической комиссией, правительством РФ и региональной энергетической комиссией. Минимальная цена 1 квт. часа для населения - 10 копеек. И это не плод усилий менеджмента компании, а решение правительства, которое обязательно для исполнения.
Когда я только начал руководить областью, люди в "Иркутскэнерго" месяцами не получали зарплату, у самой компании были огромные долги. Помните, была ситуация, когда все предприятия загнали себя в долги и рассчитывались по бартеру? Так было и в нашей области. А "Иркутскэнерго" пыталось стать управляющей компанией всем производственным комплексом региона.
- Каким образом, Борис Александрович?
- Очень просто. Электроэнергию потребляют все, и все - в долгах. И если мы вам дадим сырье в счет долгов по рыночным ценам, а продукцию потребуем отдавать по демпинговым, будете вы самостоятельны? Была даже создана компания "СЭТ" (Сибирь - энергия- торговля), через которую крутились очень большие деньги. Я выступил против такой практики, когда зарплату своим рабочим не выплачивают, налоги не платят и т.д. Сейчас благодаря в том числе и политике администрации области у них нет долгов по зарплате. Компания стабильно работает и решает большой комплекс социальных вопросов.
Наша политика возымела действие, и сегодня люди видят, что жизнь изменилась: нет задолженностей по зарплате во всех отраслях и в бюджетной сфере. Прекратились забастовки, голодовки, не закрываются школы, нормально работают больницы...
- Такая ситуация, как в Приморье, Иркутской области не грозит?
- Ну что вы! Этого не будет. Мы приложили очень много усилий. У нас была иная модель взаимодействия энергетиков с социальной и производственной сферами. И эта модель доказала свою эффективность - сегодня все участники процесса довольны, все работают. В Иркутской области зарегистрировано 46300 предприятий различных форм собственности.
- И все, как вы говорите, довольны? Никаких конфликтов с администрацией?
- Конфликт существует только с одним, хотя и очень важным для области, предприятием. А у других нет претензий к администрации. Вот на фоне этого конфликта и идет борьба с администрацией. А суть в том, что руководство "Иркутскэнерго" хотело бы, чтобы областная администрация стала департаментом компании и служила ей, обеспечивая ту политику, которая была раньше и которую мы уже изжили.
- Энергетический монополист пытается вас подчинить?
- Совершенно верно. Например, Березовский пытается диктовать федеральной власти свою волю, а у нас такие попытки делают олигархи местного розлива. Процессы, по сути, одинаковые. Если в центре олигархи рвутся в политическую власть страны, то у нас руководители "Иркутскэнерго" стали депутатами областного Законодательного собрания, затратив огромные ресурсы. И теперь они уже в представительной власти пытаются свою политику проводить. Поэтому Законодательное собрание до сих пор не может избрать своего председателя.
- Однако ваши оппоненты обратились с открытым письмом к президенту России, где утверждают, что именно вы препятствуете работе законодательного органа области. Потому что упорно выдвигаете одну и ту же непроходную кандидатуру на пост председателя.
- Избирают председателя сами депутаты. А не могут избрать потому, что кандидатура Боровского, которого они выдвинули, и кандидатура, которую предложил я (в соответствии с уставом Иркутской области) - обе эти кандидатуры пять раз не получили необходимого большинства голосов. Причем, когда голосование в третий или четвертый раз завершилось безрезультатно, я предложил снять обе кандидатуры и выдвинуть других. Но Боровский сказал, что не собирается сниматься. Говорит, что готов к компромиссам, но только при условии, что он будет председателем Законодательного собрания. Видимо, считает, что в свои 70 лет ему надо обязательно стать спикером.
Ну как я могу парализовать работу депутатов? Это же чушь! Если не подходит предложенная мной кандидатура, проголосуйте за Боровского. Но не могут. При чем тут губернатор?
- Вас не беспокоит, что конфликт уже вышел за пределы области?
- И это доказывает, что дело не просто в председателе Законодательного собрания. Мои критики теряют не только поддержку населения, но даже своих сторонников. И поэтому им надо изобразить губернатора как человека, которого и поддерживать не стоит. Вот и появляются листовки, заказные статьи, где губернатора изображают как человека авторитарного, человека, который не может договариваться, не слушает других людей.
- Можно ведь подать в суд за клевету. Так?
- Твердо убежден, что судиться губернатору - это неправильно. Считаю, что этого ни в коем случае не надо делать. Поясню, почему. В чем сила человека, который занимается политикой? В его реальных делах. Если бы мои избиратели выбирали меня для того, чтобы я судился со всеми, и по этим параметрам оценивали мою работу, тогда - да, можно идти в суд. А люди оценивают мою работу по другим результатам: чтобы в домах было тепло, чтобы работали предприятия, строились новые школы и больницы, выплачивали вовремя зарплату, чтобы был порядок в области. У меня есть своя линия поведения, и мое мировоззрение, и мои дела. Я хочу их продолжать, потому что стремлюсь представить своим избирателям реальные результаты.
Удивительно, но именно положительные результаты вызывают у моих недругов просто раздражение. Если мы оборудовали 100 компьютерных классов в сельских школах, то они пишут всякую белиберду про это. Если мы провели успешно Байкальский экономический форум, то они пытались его дискредитировать...
- Губернатор ведь должен быть властным человеком. Вы считаете себя таковым?
- Я ответственный человек. Так сложилась судьба, что я рано потерял отца, он умер, когда мне было 16 лет. Осталась мать и нас трое, я - старший. В общем, с давних пор привык нести груз ответственности за окружающих. В 20 лет был бригадиром в цехе сборки двигателей автомобилей. А в бригаде работали люди, которым было за 40, 50 лет. И они признали меня своим бригадиром. И грузчиком работал. Когда мои ровесники отдыхали в пионерском лагере, я разгружал посуду на ликеро-водочном заводе. Словом, прошел достаточно серьезную жизнь. Поэтому считаю, что на государственной работе - это ее специфика - ошибки влияют на жизни тысяч людей. Здесь разболтанная работа недопустима. В Иркутской администрации вам любой скажет, что я "пахарь". И тех специалистов и администраторов, которые честно и эффективно работают, уважаю, доверяю им и поддерживаю. Это насчет "тирана".
- А как насчет "спрута"?
- Так же глупо и лживо. У моих недругов нет фактов. Когда шли прошлые выборы губернатора, они проверили всю мою биографию и не нашли, за что можно было бы зацепиться. Что же им остается? Изобразить меня уродом, монстром, человеком конфликтным.
Хотя я знаю, что у людей-то другое мнение. Я объехал всю область, сам с каждым предприятием работал, не обращая внимания на то, что кто-то там что-то обо мне сказал. Для меня было важно вытащить область из той пропасти, в которой она находилась. Это же была катастрофа: огромные долги по зарплате, по детским пособиям, Усть-Илимский комбинат стоял, Братск стоял... А сейчас они работают. Я объехал все 37 территорий Иркутской области, без исключения. Потому что мне важно было понять реальное положение дел в каждом районе. И теперь я знаю, что там надо делать, чтобы жизнь людей стала лучше.
- Какие у вас сложились отношения с полпредом Леонидом Драчевским? Он помогает вам?
- Прекраснейшие. Да, он помогает, в рамках своих полномочий. Мне кажется, он очень корректно и тактично отстраивает сегодня институт полномочного представителя президента в Сибирском федеральном округе во взаимоотношениях с субъектами Российской Федерации.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников