09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЕЧКА В СКЛАДЧИНУ

Варфоломеев Пятерим
Опубликовано 01:01 01 Декабря 2004г.

ПРИЗРАК БРОДИТ ПО ДЕРЕВНЕ
У механизатора ООО "Битюг" Эртильского района Анатолия Ванюшина

ПРИЗРАК БРОДИТ ПО ДЕРЕВНЕ
У механизатора ООО "Битюг" Эртильского района Анатолия Ванюшина 40 лет трудового стажа. Весной он пашет на тракторе, летом латает комбайн "Енисей" и молотит хлеб, затем берется за кукурузу, свеклу, подсолнечник... Его имя известно в районе. А директору "Битюга" Николаю Чиркову не дает покоя мысль о том, что скоро пробьет пенсионный час Анатолия Ивановича, и на его месте образуется невосполнимая брешь.
При 5 тысячах гектаров пашни рабочих рук в хозяйстве вдвое меньше, чем требуется. Трактористы, слесари, кузнецы вынуждены без выходных и отпусков геройствовать на полях и в ремонтных мастерских. Молодых ребят, согласных так вкалывать за 2-3 тысячи рублей в месяц, в деревне не найти. В Ольховатском районе на презентации американского трактора на резиновом ходу "Челенджер" директора не вздыхали, как раньше, о своей разбитой технике. Никакие новые "Челенджеры" и "Доминаторы" не вытащат из ямы российскую деревню, если в кабину некого посадить. По воронежским просторам давно бродит призрак кадрового голода...
ПРАВДУ, ЗЕРКАЛО, СКАЖИ
По данным последней переписи, в Воронежской области около трехсот селений, где десять и меньше жителей. В целом же из 1872 населенных пунктов в половине проживает меньше чем по сотне человек. Как и во времена Брежнева, эти веси причислены к скорбному списку "неперспективных", а значит, не заслуживающих социальной инфраструктуры в виде медпунктов, магазинов, клубов, телефонной связи, газификации и так далее. По данным профессора Воронежского аграрного университета Николая Кузнецова, население области с 1990 по 2004 год сократилось на 78,7 тысячи человек. В том числе городское - всего на 6,1 тысячи, а сельское - на 72,6 тысячи! Если так дело пойдет, то к 2010 году обработкой полей, производством молока и мяса заниматься станет некому.
Вот что отражает беспристрастное зеркало статистики. В Хохольском районе во всех вместе взятых хозяйствах содержится 107 голов свиней и 127 овец. А если нет фермы, то нет и работы. Одних селян дороги уводят в ближайший город, других - в основном сильно пьющих на почве хронического безделья мужчин - на кладбище. Увы, в среднем сельские мужчины в Воронежской области доживают в среднем до 42 лет. Виноват не только "зеленый змий". В Березовках, Ромашовках, Терновках, Сосновках и в сотнях других малых деревень можно умереть от элементарной простуды, не говоря уж о приступе аппендицита. Под флагом "оптимизации бюджета" продолжают сворачивать деятельность участковых больниц, фельдшерских пунктов, взамен которых кое-где под фанфары открывают убогие "базовые амбулатории".
Отлучение людей от медицины, закрытие "восьмилеток" - во имя опять же "базовых школ", недосягаемых для ребят из глубинки, уничтожение крупных комплексов, оставившее без работы тысячи семей... Все это может навести на мысль о "заговоре темных сил", вознамерившихся лишить великую людскую реку по имени Россия родников, из которых она вытекает. Мой знакомый, сельский учитель и поэт из Рамони по этому поводу так и говорит: "Если деревню уничтожают - значит, это кому-то нужно".
Такова особенность нашего менталитета: виновников собственных несчастий ищем подальше от самих себя. Хотя давно известно: у России, особенно деревенской, были, есть и, наверное, долго еще останутся две главные беды - дураки и никудышные дороги.
ВЕРНУТЬ БЫ БЕГУЩИХ В ГОРОДА "ГАВРИКОВ"...
В деревне Дмитриевка, куда я попал погожим днем (в ненастье сюда не проедешь), домов много больше, чем жителей. Иду по улице, ищу признаки человеческого обитания. Наконец, вижу кур и рыжего кота. Возникают и хозяйки - две бойкие старушки. "Здрасьте, - говорят,- вы дачку присматриваете? Так заходите в любой дом - и живите. Бесплатно".
Молодость сестер Елены Васильевны и Полины Васильевны Поповых пришлась на военное лихолетье. Вспоминают, как гремели бои, сколько мин "понавтыкал немец на огородах". В мирное время Дмитриевка обзавелась фермами, стала бригадой колхоза "Дружба". И было все "как у людей": школа, клуб, магазин. И где теперь все это?
Глядя на их избенку, спрашиваю: "Как же вы тут живете?" "Слава Богу, хорошо". "А вот зимой-то холодно?" "В сильный мороз всем селом к Наташке уходим".
Бабе Наталье под семьдесят. Дом выделяется среди других: стены обшиты дощечками, крыша шиферная. Окошки чистые, между стеклами на вате елочные шары. А внутри еще лучше: всюду кружевные накидочки, занавесочки. "У меня рай, - говорит, - особливо, когда печку раскочегарю. Ко мне в холода вся деревня переселяется". "Вся деревня" - это восемь пенсионеров. Живут дружно. А одну печку в складчину много дешевле топить, чем в одиночку.
Познакомился я в Дмитриевке еще с одной интересной парой - Марией Павловной и Тихоном Семеновичем Елисовыми. "Наши герои!" - важно отрекомендовала их бабка Наталья. Супруги Елисовы прожили вместе 56 лет. Семья получилась такая: 10 детей и, значит, 10 зятьев, невесток, 17 внуков и 3 правнука. Все в городе обретаются. "Вас, - спрашиваю, - к себе не зовут?" "Еще как! - отвечают. - Но нам не хочется сниматься отседа".
Держатся Елисовы за родовое гнездо, лелея робкую надежду, что власть вспомнит: такие села, как их Дмитриевка, скорее все-таки живы, чем мертвы. Ну, если не захотят заново открывать медпункт или магазин, так, может, хоть дорогу проложат. Чтобы поездка за помощью или хлебом занимала полчаса, а не полдня. И, знаете, о чем мечтают Елисовы, если бы только увидеть хоть маленькие подвижки в сторону облегчения деревенского бытия? "Я тогда перевезу в Дмитриевку своих "гавриков" - детей, зятьев, невесток, внуков и правнуков, - решительно заявил Тихон Семенович. - И скажу, чтобы жили и работали, как их предки. И поверьте деду на слово: согласятся. В городе им совсем не мед".
"Елисовского клана" хватило бы, чтобы Дмитриевка снова обрела статус полеводческой бригады. Таков элементарный ответ на вопрос, как утолить кадровый голод: "миграция наоборот" - из города. Пока это фантазия.
Впрочем, возможны иные варианты. Один уже реализовался в обезлюдевшей деревне Пчелиновка Бобровского района. Там местных работников практически не осталось, и всеми делами на полях и фермах заправляют приезжие - молдаване, азербайджанцы, турки-месхетинцы. А руководит интернациональной бригадой человек по имени Фан-Кун Сянь.
Ну как тут не воскликнуть вслед за классиком: "Куда ты несешься, Русь? Дай ответ. Не дает ответа..."


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников