25 сентября 2016г.
МОСКВА 
12...14°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.86   € 71.59
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БОЕВИКИ "ДОСТАЛИ" ЧЕЧЕНЦЕВ

Янченков Владимир
Статья «БОЕВИКИ "ДОСТАЛИ" ЧЕЧЕНЦЕВ»
из номера 019 за 02 Февраля 2000г.
Опубликовано 01:01 02 Февраля 2000г.
На вопросы корреспондента "Труда" отвечает председатель Координационного совета чеченских организаций, генеральный директор чеченского культурного центра Всероссийской межрегиональной независимой общественной организации, доктор исторических наук, профессор Джабраил ГАКАЕВ.

- Джабраил Джолокаевич, я знаю: вы - человек, широко осведомленный о нынешних событиях в Чечне, нередко бываете на родине. На ваш взгляд, можно ли считать сдачу в плен первых групп защитников Грозного переломным моментом в штурме города?
- Мне представляется, что наиболее упертые, матерые боевики, у которых руки по локоть в крови, сдаваться не собираются и вряд ли когда сдадутся.
Что касается тех боевиков, что сдались федеральным войскам, то здесь тоже вопрос непростой. Я видел этих сдавшихся. Люди, как правило, изможденные, раненые, больные. Зачем они главарям сепаратистов? Одна обуза, как говорится, балласт. Но есть у меня и другие соображения. Хорошо зная психологию и коварство чеченских экстремистов, я допускаю, что большинство сдавшихся - не просто отчаявшиеся люди, а боевики, идущие в тыл федералов со специальными заданиями. Помните сюжет, переданный по НТВ? У одного из сдавшихся - хмурого молодого парня - спрашивают: "Почему ты был на стороне боевиков?" А он отвечает: "По воле Аллаха. Надо мной - один Аллах, и больше никого".
Я не уверен в том, что такие люди искренне готовы к миру. Более того, подозреваю, что при первом удобном случае они обзаведутся оружием и ударят в спину федеральным войскам. Во всяком случае, вышедших из Грозного нужно подвергнуть самой тщательной проверке. Да и потом не выпускать их из виду...
Но есть, конечно, среди боевиков и люди заблудшие, втянутые в авантюру обманным путем. Это в основном молодежь. Считаю, что таких нужно оторвать от бандитских главарей. Но, поскольку срок действия амнистии уже истек, ее нужно продлить.
- Тем не менее боевики сдаются, и не федеральным войскам, а отрядам чеченской милиции, возглавляемым Бесланом Гантамировым. Лично он ведет с полевыми командирами переговоры...
- Считаю, что по поводу отрядов Гантамирова рано давать какие-то оценки. Есть данные и о некоторых негативных моментах в действиях гантамировских милиционеров: кое-кто из них переметнулся на сторону боевиков, кто-то занялся торговлей оружием. Но суть не в этом, в принципе я горячий сторонник того, чтобы на передний план в борьбе с терроризмом и бандитизмом выдвигались сами чеченцы. Но нужно, чтобы силы и средства чеченской милиции были адекватны сложившейся в республике обстановке. Сегодня в Чечне нужны не сотни милиционеров, как у Гантамирова, а тысячи, десяток тысяч. Причем не случайных, а надежных, проверенных людей. И такие парни у нас есть.
Чеченская милиция, скажем, при правительстве Доку Завгаева насчитывала около 10 тысяч человек. Эти люди - настоящие профессионалы своего дела - были изгнаны Масхадовым из республики и сейчас находятся в различных регионах России. Они готовы встать в строй, это огромная сила. У нас есть банк данных, все эти бывшие милиционеры - на учете. И мы неоднократно обращались к руководству страны как можно скорее привлечь их на службу. Но, к сожалению, все наши предложения остаются без ответа. Это прискорбно и непонятно.
- Теперь о другом. Недавно вы заявили, что в ходе антитеррористической операции в Чечне погибло свыше 400 мирных жителей. Насколько это достоверно и из каких источников вы получаете такие данные?
- Эта информация из надежных источников. Нам известно, например, что вот та ракета, что упала на площади города Шали, сразу унесла жизни 215 мирных людей. Многих из пострадавших людей привезли в Москву с отрубленными конечностями, тяжелораненых. Этот эпизод мы проверяли из многих источников...
По нашим данным, в городе Аргун погибло 238 мирных жителей. Конечно, война не разбирает, где солдат, а где - мирный житель. Но есть случаи, когда вина отдельных подразделений федералов очевидна. Например, в селе Ишты старики договорились с федералами, выгнали боевиков и согласились на "зачистку". Но вместо "зачистки" по селу был нанесен артиллерийский удар, в результате - невинные жертвы.
Мы требовали и требуем от федеральных войск: будьте милосердными, не стреляйте в мирных чеченцев, берегите их жизни. Это ведь не бандиты и боевики, пощады которым действительно быть не может, а нормальные, ни в чем не повинные граждане России.
- В связи с этим как вы вообще оцениваете нынешние действия федеральных сил на Северном Кавказе?
- По внешним признакам операция проходит успешно, большая часть Чечни взята под контроль. Видимо, завершается штурм Грозного. Все вроде бы идет по плану. Но на самом деле, по моему мнению, основные силы сепаратистов и террористов еще не разгромлены.
Все зловещие главари бандформирований, такие, как Басаев, Хаттаб, Радуев, Бараев, живы и здоровы, продолжают свое черное дело. Таким образом, основные цели, которые ставили перед собой российские власти, еще не достигнуты. А раз так, то впереди нас ждет изнурительная партизанская война. Боевики сохранили, очевидно, силы для активных наступательных действий.
И второе. Исполняющий обязанности Генпрокурора РФ Владимир Устинов на днях сообщил, что за время проведения антитеррористической операции в отношении военнослужащих федеральных сил возбуждено 207 уголовных дел. Думаю, что эта цифра не отражает истинного положения дел. Вызывают тревогу случаи торговли оружием, пьянства, нарушения элементарных норм. Это опасные симптомы...
На мой взгляд, российские власти сегодня должны воспользоваться тем преимуществом, которое в отличие от прошлой войны имеют федеральные силы. Оно заключается в том, что население Чечни всей силой ненавидит боевиков и террористов, которые буквально "достали" чеченцев. Народ не хочет их возвращения к власти.
Это, считаю, нужно российскому командованию как следует понять и оценить, внести соответствующие коррективы и по отношению к мирному населению республики...


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.