26 сентября 2016г.
МОСКВА 
12...14°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.86   € 71.59
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МИЛЛИОНЫ - В БЕЗДОННОЙ БОЧКЕ

Все последние годы моя репортерская работа все больше напоминает процесс исследования наиболее

Все последние годы моя репортерская работа все больше напоминает процесс исследования наиболее сильных личностей в большом спорте. И те 32 сценария, которые я написал для спортивных фильмов, подчинены именно этой глобальной цели. Ведь на примере выдающихся атлетов мы видим уже черты человека будущего столетия.
Исследуя психологию таких атлетов, как Сергей Бубка, Александр Карелин, Анатолий Карпов, Валерий Брумель, Светлана Мастеркова, Елена Вяльбе, я вижу, что в условиях жесточайшей конкуренции они обретают удивительные черты, становятся многомерными людьми.
Прообраз человека будущего рождается на фоне сложных и противоречивых тенденций в большом спорте. В частности, многие виды спорта вовлекаются в сферу шоу-бизнеса. Профессионалы своими турнирами вытесняют другие некоммерческие соревнования. Гонорары супермастеров достигают нескольких миллионов долларов. И даже Олимпийские игры потихоньку превратились в гигантское шоу, где прокручиваются миллиарды долларов.
И до России докатилась волна коммерциализации. Сам я почти всю жизнь живу в районе стадиона "Динамо", с детских лет тренировался там в школе легкоатлетов, увлекался и футболом. А теперь, проходя мимо динамовских ворот, испытываю не только чувство ностальгии, но и горечь. От прежней школы легкоатлетов не осталось ничего: продана тартановая дорожка, в манеже устроена коммерческая ярмарка. В штате не осталось ни одного тренера-легкоатлета.
Я понимаю, что все озабочены добыванием денег, проблемой выживания. Но в российском спорте, особенно в регионах, происходит гигантский перекос: почти все деньги из местных бюджетов уплывают в "бездонную бочку", в которую превратились многочисленные футбольные и хоккейные клубы первого и второго дивизиона. Худо-бедно, но есть в стране лишь один футбольный клуб - московский "Спартак", который способен сам финансировать свою команду. Остальные же тянут деньги из местных администраций, из фондов губернаторов.
А в итоге тысячи и тысячи мальчишек лишены средств, чтобы заниматься плаванием, легкой атлетикой, гимнастикой, велоспортом, греблей. У нас не востребована целая армия тренеров, специалистов, и многие из них либо уходят в коммерцию, либо уезжают за рубеж в поисках работы.
Беда еще в том, что руководители крупнейших организаций, ведомств никак не могут поделить сферы влияния, кресла, посты. Вот почему у нас до сих пор не утверждена государственная программа спортивного движения. Отсюда и печальная тенденция - не востребованы в большом спорте многие выдающиеся мастера. Готовя сценарии очередных фильмов, я много раз встречался с рекордсменкой мира по прыжкам в высоту Тамарой Быковой, многократной чемпионкой по лыжам Еленой Вяльбе. Убеждался в одном: талантливые люди с огромным опытом и знанием спорта, обладающие независимой позицией, не ко двору в российских властных структурах.
Увы, государство не помогает. Расчет лишь на свои плечи, на свою изобретательность. Появились своеобразные мини-команды. Чаще всего - семейные. Олимпийскую чемпионку Светлану Мастеркову консультирует не только замечательный тренер Светлана Стыркина, но и муж Светланы - велосипедист Асят Саитов, ходоку Илье Маркову помогает его жена, также мастер ходьбы, а копьеметателей супругов Макаровых готовит отец Сергея.
Но там, где деньги, многое зависит от всякого рода интриг, подставок. Недавно в прессе сообщили о том, что олимпийскому чемпиону немцу Дитеру Бауману подсунули зубную пасту с анаболиком. Интриги среди соперников всегда имели место. Вспомните недавний случай, когда в Москве подожгли автомашину чемпионки мира Маши Бутырской. В багаж наших штангистов подбрасывали запрещенные препараты.
В свое время я делал фильм "Неспортивная история" о мировом рекордсмене Юрии Думчеве. В его жизни, оказывается, было немало драматичных ситуаций. Чтобы заставить его перейти от своего тренера к другому, чиновники звонили в лабораторию и требовали дать справку о наличии в крови допинга. Думчев однажды послал вместо анализа простой фурацилин. Решил подшутить. Но и там врач обнаружил... допинг.
Да, законы профессионального спорта жестоки. И от великих спортсменов требуются неимоверные усилия, терпение, душевное равновесие, чтобы выстоять в этой невидимой войне нервов... Увидим ли мы в ближайшем будущем прежнее обилие мировых достижений? Потолок почти достигнут во многих видах спорта. И теперь акцент переносится в сферу психологии, в сферу тончайших спортивных технологий. Я знаю всю внутреннюю "кухню" уникального атлета Сергея Бубки. И у него был момент, когда он, казалось, уже пришел к финишу. Это было еще в сезоне-88. Но тем не менее новое "оружие" нашлось в лице психолога, экстрасенса, доктора наук Рудольфа Загайнова, талантливого петербургского ученого. Метод саморегуляции, разработанный им в свое время, удивительным образом преобразил Сергея Бубку. Мы потом увидели целый град мировых рекордов этого "короля" прыжков с шестом.
Еще один пример. Первый в моей жизни чемпионат Европы по легкой атлетике преподнес фантастическую историю. На стадионе в Вене шла эстафета - 100 м - 200 м - 400 м - 800 м. Наши девушки бежали в числе лидеров, и вдруг в конце 400-метровой дистанции Ольга Клейн захромала (разрыв мышцы). Тогда она пешком дошла последние 90 метров и передала эстафетную палочку подруге Светлане Стыркиной. И вот наша Светлана, завершавшая эстафету, умчалась последней вдогонку за лидерами. Разрыв огромный. И тем не менее наша бегунья на глазах изумленной публики совершает рывок и финиширует третьей. Есть "бронза"! Светлана побила свой личный рекорд аж на 8 секунд. Он обошелся ей очень дорого. Следующий сезон Светлана в основном проходила курс лечения.
Стыркиной не довелось стать олимпийской чемпионкой. Зато именно она воспитала такую бегунью, как Светлана Мастеркова. По-моему, судьба вознаградила Стыркину за ее спортивный и жизненный подвиг. Думаю, здесь целый сюжет для фильма...


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.