08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕЛО "ОБУЛИ" ЗА ЕГО ЖЕ СЧЕТ

Владимирова Елена
Статья «СЕЛО "ОБУЛИ" ЗА ЕГО ЖЕ СЧЕТ»
из номера 021 за 02 Февраля 2001г.
Опубликовано 01:01 02 Февраля 2001г.
Счетная палата направила в Генеральную прокуратуру материал, который может стоить кресел высокопоставленным чиновникам. По данным аудиторов выходит, что "с подачи" Минфина и Минсельхоза наш бедный Агропром лишили бюджетных средств. Речь идет о 16-19 триллионах "докризисных" рублей. С учетом инфляции в сегодняшних рублях - о 80 миллиардах.

Началась эта история пять лет назад и длится по сей день. В период с 1995 по 1997 год правительство РФ по предложению Минсельхоза приняло ряд постановлений о порядке финансирования закупок сахара, зерна, другой сельхозпродукции в федеральный фонд. Например, в постановлении N 283 от 16 марта 1996 года речь шла о приобретении за рубежом 600 тонн сахара-сырца на сумму 215 миллионов долларов США. Министерству сельского хозяйства предоставлялось право определить уполномоченные организации для закупки этого товара. А потом вместе с Министерством финансов (под его гарантии коммерческие банки выдавали коммерсантам льготные кредиты) Минсельхоз обязан был контролировать и сами закупки, и возврат банкам занятых у них денег.
Фирмы кредиты взяли, после чего должны были, купив за кордоном сырец, переправить его на сахарные заводы. Затем уже оттуда получить готовый продукт, реализовать его и рассчитаться с банками.
Пришел час "икс", а денег нет. В правительстве решили: раз гаранты всей этой операции - Минсельхоз и Минфин, то им и надлежит возвращать банкам долги. В итоге львиную долю средств, которые должны были пойти на поддержку АПК (закупку техники, горючего, развитие семеноводства, племенного дела), Минфин направил на уплату долгов коммерсантов перед банками. А село осталось ни с чем.
К тому времени стало ясно, что часть коммерческих структур, благополучно переложивших свои долги на плечи АПК, не в состоянии ничего никому возмещать. Некоторые фирмы перестали существовать, другие, если судить по документам, обанкротились. Поскольку никто не контролировал процесс закупки ими продовольствия в федеральный фонд, то никто не мог и поручиться за то, что льготные кредиты были потрачены на пополнение "закромов Родины". Уполномоченные Минсельхозом коммерческие организации могли с успехом продавать и покупать что угодно, хоть пингвинов в Антарктиде. Могли и вовсе ничего не делать, просто "крутить" полученные средства и "стричь купоны".
Крестьяне стали вскоре требовать законного бюджетного финансирования. Денег не было, оставалась в наличии лишь закупленная уполномоченными фирмами продукция. Ею Минсельхоз и решил "финансировать" деревню. Коммерсанты стали передавать сельхозпредприятиям злополучный сахар по сильно завышенным ценам. А потом они у селян этот же товар приобретали, но уже по дешевке. Такой "бартер" озолотил многих. Краснодарский край, судя по документам, в 1996 году принял в качестве "бюджетного финансирования" сахар на сумму 50 (докризисных) миллиардов рублей. А потом вынужден был реализовать его, но уже гораздо дешевле. В результате этой двойной операции ушлые ребята-коммерсанты положили в свои карманы несколько миллиардов. А кубанские аграрии столько же потеряли.
Кстати, в 90 случаях из 100 деревня даже не видела ни этого сахара, ни других продуктов. Они туда и не завозились. Все операции, как правило, проходили на бумаге. А поскольку возврат средств, позаимствованных на программу "Федеральные закрома", шел частично деньгами, а частично таким вот, отнюдь не дешевым, товаром, - никто не подсчитал, сколько средств Агропрому вернули, а сколько - нет. Ясно только, что деревню "обули". И что "черную дыру", которая поглотила огромные суммы государственных денег, надо искать в первую очередь где-то на городском асфальте.
В Минсельхозе со временем назвали ряд коммерческих структур, задолжавших изрядные суммы селу. Среди них - ОАО "Национальная продовольственная корпорация", "Россахар", Торговый дом "Разгуляй" (хорошее название, правда? - E.В.), Федеральная продовольственная корпорация. Последней уже нет, но юридически она не ликвидирована. Размер ее кредиторской задолженности превышает 5 миллиардов рублей.
Что предпримет Генпрокуратура, получив материалы Счетной палаты, в которых фигурируют не только названия фирм-должников, но и фамилии чиновников, которые благословили аферу? Если все это останется для виновников без последствий, то подобные аферы вполне могут повториться. Как говорит аудитор Счетной палаты Сергей Опенышев, сегодня большая часть сельхозпредприятий нищенствует, а потому соглашается на любые кабальные условия сотрудничества с коммерсантами.
Долги села в бюджет и внебюджетные фонды составляют свыше 150 миллиардов рублей. Львиная доля этой неподъемной суммы - штрафы и пени. А на носу очередная посевная. Как ее проводить, если счета сельхозпредприятий заблокированы в банках?
Между прочим, грядущая весна может оказаться значительно труднее предыдущих. Из Воронежской области, например, сообщают о том, что из-за беспрецедентно теплой зимы погибнут посевы озимых. Денег на то, чтобы поля пересеять - как водится, нет. Нет их и на новую технику, и на горючее. Есть только долги. О том, как от них избавить село, федеральная власть, похоже, и не думает.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников