11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕЛО ТОНКОЕ НА СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ

Никонов Вячеслав
Опубликовано 01:01 02 Февраля 2002г.

Если где-то в мире ситуация и изменилась кардинальным образом после 11 сентября прошлого года,

Если где-то в мире ситуация и изменилась кардинальным образом после 11 сентября прошлого года, так это в Центральной Азии. Если еще каких-то полгода назад мы рассуждали о дестабилизирующих регион талибах и перспективах Договора о коллективной безопасности стран СНГ, то сегодня талибы уже кажутся чуть ли не древней историей, а все разговоры - об американских военных базах, которые без лишнего шума разворачиваются на территории Узбекистана и Киргизии. Предлагает свою территорию для ВВС США и Таджикистан, а казахское руководство готовит специальный миротворческий батальон для отправки в Афганистан. Во вторник была парафирована декларация об основах американо-узбекских отношений, по которой две страны становятся союзниками, в том числе военными, и Соединенные Штаты займутся строительством узбекских вооруженных сил. Вполне официальные американские представители заявляют, что США пришли в Центральную Азию всерьез и надолго, хотя в их планы не входит поддержание там "массированного военного присутствия".
В ответ уже слышатся протестующие голоса высокопоставленных российских политиков и военных, а некоторые государственно ориентированные эксперты заговорили о грандиозном геополитическом провале России, которая допустила американские войска в зону своих жизненно важных интересов. Все это начинает создавать проблемы для президента Путина, вызывая вопросы об оправданности его курса на поддержку контртеррористической операции и более тесные отношения с Западом в целом и с США, в частности.
Для того чтобы дать оценку новой реальности, необходимо попытаться взвесить плюсы и минусы вдруг обнаружившегося присутствия США в Средней Азии.
Негативные моменты на поверхности. Теперь можно, очевидно, забыть о более тесной интеграции стран региона в рамках СНГ и Договора о коллективной безопасности. В менее выгодном для нас ключе станут решаться вопросы транспортировки нефти и газа из бассейна Каспия: американцы объективно заинтересованы в диверсификации транспортных маршрутов, тогда как мы бы предпочли, чтобы энергоносители шли потребителям через российскую территорию. Так, уже фактически реанимирован старый проект трубопровода из Туркменистана через Афганистан в пакистанский порт Карачи.
Учитывая, что как минимум две влиятельные региональные державы - Китай и Иран, - с которыми нас связывают партнерские отношения, рассматривают американское присутствие как непосредственную угрозу своей безопасности, нетрудно предвидеть потенциальные международные осложнения. Да и внутриполитическая ситуация в среднеазиатских республиках может обостриться, если присутствие иностранных войск спровоцирует протест местных фундаменталистов. Или американцы захотят добиться смены местных режимов (либо их политики) и тем самым нарушат шаткий баланс клановых и экономических интересов.
Но было бы неверно закрывать глаза и на очевидные плюсы от активизации США на Среднем Востоке, о чем мало говорят и пишут. Во-первых, Соединенные Штаты устранили режим талибов, который был нашей головной болью на протяжении всех последних лет. В этом мы заинтересованы ничуть не меньше американцев. Во-вторых, ослабла опасность импорта нестабильности в Среднюю Азию из Афганистана, а значит, режимы государств там, по крайней мере в краткосрочной перспективе, окрепли. Думаю, никто не питает иллюзий в отношении степени демократизма этих режимов (демократия вообще - редкая гостья на Востоке), но их стабильность гораздо лучше, чем хаос на наших южных рубежах. В-третьих, появляется шанс нанести удар по афганскому и среднеазиатскому наркобизнесу, который до последнего времени доминировал и на российском рынке отравы. Американцы внимательнейшим образом, в том числе и со спутников, отслеживают все посевы наркосодержащих растений, чтобы по весне в организованном порядке уничтожить их с воздуха.
Наконец, оптимисты отмечают и еще один аспект. Последнюю тысячу лет историческая миссия России по факту заключалась в том, чтобы защищать западную цивилизацию от разрушительных волн с Востока - от татаро-монгол, других кочевников, исламских экстремистов. Теперь, выставив свой форпост в Средней Азии, американцы начнут защищать нас.
Итак, горевать нам или радоваться? Ответ в конечном счете будет зависеть от того, станут ли Россия и США долговременными партнерами или противниками. Полной ясности здесь нет и, полагаю, еще долго не будет.
Но что очевидно, так это отсутствие оснований для критики внешней политики Путина. Он что - должен был отказать США в праве на контртеррористическую операцию, выступая союзником талибов? Или мог отказать лидерам бывших союзных республик в праве на сотрудничество с США?
Среднеазиатских лидеров можно понять. Для них активное соучастие в антитеррористической коалиции - долгожданный шанс впервые привлечь внимание остального мира к своим проблемам, получить хоть какие-то инвестиции и поучаствовать в экономической глобализации.
Россия могла бы играть более заметную роль на Среднем Востоке, но только в том случае, если была бы готова платить за это большие деньги и рисковать жизнями военнослужащих, крупными силами участвуя в операциях в Афганистане. Ни к тому, ни к другому страна не готова.
Причина тому - никак не политика Путина, а наша объективная слабость.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников