04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РТУТНЫЙ БЛЕСК СВАЛКИ

Год назад "Труд" уже рассказывал о так называемом ртутном полигоне прямо в черте подмосковного Клина. В течение 38 лет родина Чайковского загрязняется отходами опасного производства: в Клину расположился один из старейших в стране заводов по производству градусников "Термоприбор". Тогда директор предприятия Дмитрий Корнеев пообещал, что в ближайшем будущем проблема будет решена. Наш корреспондент вновь побывал на месте событий.

Я заранее договорилась с директором: нас проведут по территории, покажут, насколько безопасно современное производство градусников и, главное, продемонстрируют уникальную установку по экологически чистому уничтожению отходов ртутного производства, разработанную в стенах предприятия. Об этой установке Дмитрий Корнеев с гордостью рассказывал еще год назад, но показывать ее не стал. На сей раз директор даже выделил в провожатые главного инженера "Термоприбора" Сергея Иткина. Мы договорились встретиться на проходной.
Однако время шло, а провожатого не было. Его мобильный не отвечал.
- Да о чем вы хотите писать? - наконец не выдержали охранники. - Все у нас хорошо, предприятие работает, свалки больше нет. Ее обнесли "колючкой" и засыпали грунтом. Так и напишите: на "Термоприборе" все спокойно.
Однако "колючки" мы не обнаружили. Ветхий заборчик, которыми обнесены пять гектаров нехорошей земли, весь в дырочку, а местами завалился. По соседству - дачные домики, на некоторых участках копошатся люди.
Мария Степановна проработала на "Термоприборе" 20 лет.
- Я была мастером в "нулевом" цехе, где показания ртутного столбика приводили в нулевое состояние, - вспоминает она. - Только тогда считается, что термометр готов к работе. Для этого в цеху стояли холодильники, наполненные искусственным снегом. Мы втыкали туда градусники. Конечно, периодически они бились. Мы складывали их в ящики, которые так и стояли в сторонке. Годами стояли, а потом их увозили на полигон и сваливали туда. Никаких паров ртути мы не ощущали. Пили молоко, на пенсию уходили в 45 лет. И как-то не задумывались, что все это губительно для здоровья.
Понимание пришло позже, когда начали болеть суставы, отекать руки и ноги, прихватывало сердце и почки.
Николай Иванович 30 лет оттрубил в травильном цеху: здесь шкалу на градуснике вытравливали серной кислотой. Рабочим выдавали спецодежду - меховые варежки, фартуки: их кислота проедать не должна. Однако на самом деле выходило иначе: капнешь раз, другой - и получилась дырочка. А уж через дырочку кислота попадает на кожу.
- Боль адская, - рассказывает Николай Иванович. - Кажется, изнутри тебя выкручивает и рвет на части. Мы делали специальный раствор из трав и соды, чтобы облегчить страдания. Порой придешь с работы - а жена уже развела "баланду", наливает ее в стакан. Так и спал с пальцем в растворе, а утром опять на работу... Посмотрите на мои руки - живого места нет. И ногти кислота съела.
В свои 50 с небольшим он пенсионер, передвигается только с помощью палочки. Сейчас ситуация на заводе мало изменилась. Но все равно отсюда редко увольняются: в городе безработица, а уровень зарплаты на "Термоприборе" считается приличным.
- Ящики с битым стеклом и ртутью на свалку стали вывозить реже, - рассказывают рабочие. - Но вот куда они их девают, не знаем. Эту установку по экологически чистому уничтожению мы не видели. Может, она засекреченная? А может, сбывают отходы налево? Ведь ртуть - товар дорогой: один килограмм на "черном" рынке тянет на 20 тысяч рублей. У нас на проходной не раз ловили таких "старателей" с полными штанами ртути.
Снег завалил свалку. Дачники рассказывают: еще осенью приезжали два или три грузовика с землей, засыпали битое стекло. Иван Степанов, у которого участок в непосредственной близости от свалки, после публикаций в прессе обзавелся дозиметром. "Вот, смотрите, - демонстрирует он работу прибора, - даже сейчас, в мороз, концентрация паров ртути здесь почти вдвое выше предельно допустимой нормы. Когда жарко, вообще зашкаливает".
Заместитель главы администрации Клинского района Александр Бизяев уверен: никакого ртутного отравления населения в Клину не происходит. "У нас проводились прокурорские проверки, в ходе которых ни одного больного, получившего опасную для здоровья дозу паров ртути, обнаружено не было", - полагает он. Наши собеседники, правда, утверждают, что никто их и не проверял.
В районной прокуратуре уверили: производство хоть и вредное, однако техника безопасности не нарушается. "Ведь градусники всем нужны, - подытожили в прокуратуре. - Нельзя же закрыть важное производство только потому, что кому-то не нравится жить рядом с полигоном".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников