04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ: КУЛЬТУРА - ЭТО НЕ ТОЛЬКО ДОСТОЕВСКИЙ И ЧЕХОВ

Николай Сванидзе, стоявший у истоков программы "Время" и информационной службы российского телевидения, создатель нескольких авторских телепроектов, писатель, а с недавнего времени еще и актер (он сыграл роль своего однофамильца в фильме "Жена Сталина"), по образованию - историк. Со школьной скамьи любил историю, особенно античную. Разбуди его ночью, без запинки перечислил бы всех героев Трои. До прихода в начале 90-х на ТВ, преподавал любимый предмет в вузе. Удивительно ли, что главное его телевизионное детище называется "Исторические хроники"? Что, говоря о сегодняшней политике в своей публицистической программе "Зеркало", в многочисленных интервью он постоянно прибегает к аналогиям из прошлого? Исключением не стала и наша сегодняшняя беседа.

- Давайте сначала вспомним минувший год. Его финальная часть ознаменовалась чередой громких убийств и покушений. Политковская, Литвиненко, Гайдар... Это просто совпадение или звенья одной цепи?
- Мне кажется, кто-то ставит перед собой задачу предельно напрячь ситуацию в стране. Вспоминается предвыборная весна 1996 года, когда часть ближайшего окружения Ельцина в лице Коржакова, Барсукова, Сосковца, зная сколь низок рейтинг у Бориса Николаевича и не веря в то, что он одержит победу на выборах, уговаривала президента их отменить. Они готовы были прибегнуть к самым радикальным мерам, что в свою очередь могло повлечь за собой катастрофу. Ведь если бы были применены какие-то силовые действия по отношению к оппозиции, такие, как, скажем, арест Зюганова, о чем тоже шла речь (притом что рейтинг у него в отличие от Ельцина был огромный), в стране могла начаться очередная революция. В результате все удалось смикшировать: отстранить этих людей, провести выборы и выиграть их. Но вся эта история свидетельствует о том, что очень часто персоны из силовых структур, по-видимому, не владея другими способами разруливать ситуации, прибегают к различного рода насильственным действиям. Хотя сейчас, в данном случае, за всеми этими событиями может стоять кто угодно - некий условный Березовский. Но цель та же - раскачивание лодки с желанием настроить общественное мнение против властей и т.д.
- Как вам кажется, на чем зиждется колоссальная популярность президента Путина? Как ему простили "Курск", "Норд-Ост"?..
- Тут целый ряд причин. Телевидение, несомненно, играет определенную роль в формировании его имиджа. Что касается "Курска"... С одной стороны, когда происходит трагедия, в этом всегда есть определенная доля вины лидера страны. С другой - иногда имя лидера напрямую ассоциируется с трагедией, а иногда нет. В данном случае не проассоциировалось. Видимо, потому, что с самого начала почерком своего поведения Путин попал в масть. Он нравится людям.
- Почему?
- Потому что он пришел на смену Ельцину, у которого был крайне низкий рейтинг, и он на Ельцина не похож. Молодой, спортивный, с хорошей реакцией. Очень успешный старт, связанный с чеченскими событиями. Кроме того, в самом начале своего правления он отнял у коммунистов их патриотические лозунги. Отнял то знамя, которым они размахивали в течение всех 90-х годов. Патриотизм перестал быть прерогативой коммунистов. При нем Россия обрела свое национальное государственное достоинство, стала думать о себе. И в результате получилось так, что все позитивные перемены в стране ассоциируются с Путиным, а плохое - нет.
- И все же нельзя не задаваться вопросом: сможем ли мы сохранить те демократические свободы, которые отстаивали на баррикадах в 91-м году?
- Не надо идеализировать прошлое и апокалиптически представлять себе будущее. Во-первых, стояли на баррикадах два с половиной человека. Остальные с той или иной степенью равнодушия наблюдали за тем, что произойдет. Я в 91-м году был взрослым 36-летним человеком. Пришел тогда на ТВ из Академии наук и смотрел на происходящее трезвым взглядом. И если бы в 91-м году победил ГКЧП, народ бы это принял. Но победил Ельцин - и народ принял это. А историю всегда пишут победители. Что касается будущего, полного возврата к прошлому не произойдет. Сегодня есть понятие частной собственности. Никто не заинтересован в ее отмене. Даже те, кто хочет максимально закрутить гайки. Они почувствовали вкус этой собственности. Вкус денег. И возврат в коммунистическую систему уже не произойдет. Стране, скорее, может угрожать некоторая латиноамериканизация. То есть жесткий тоталитарный режим при наличии управляемой монополизированной капиталистической экономики.
- Но в стране есть интеллигенция. А она всегда у нас была в оппозиции к власти...
- Сегодня интеллигенции в ее традиционном российском понимании, на мой взгляд, уже не существует. Такой, какая была во второй половине ХIX - начале ХХ веков, а также в 60-70-е годы ХХ века.
- Это навсегда?
- Может быть. Ведь, скажем, на Западе интеллигенции как таковой нет. У них есть группа интеллектуалов - образованных, мыслящих людей. Но это не интеллигенция как отдельная социальная группа. Интеллектуалы на Западе - это питательная среда для "левых". Это люди, которые сегодня сочувствуют чеченским сепаратистам, палестинским террористам. Это те, кто поддерживает самую радикальную критику происходящего в России.
Я не исключаю того, что и у нас больше не будет интеллигенции. Это ведь такой узкий социальный слой, который мог появиться только в царской России, а потом продолжал существовать при другом режиме, тоже имперском. Но сейчас Россия совершенно другая страна. Она перестала быть империей и стала капиталистической. И сейчас те, кто принадлежал к интеллигенции, уже не могут сидеть на кухне и вести долгие абстрактные разговоры под портвейн. Сейчас они должны либо выживать, и тогда уже некогда вести разговоры: надо семьи кормить, либо они будут опускаться по социальной лестнице, но тогда тоже мало смаку вести эти разговоры. Потому что процесс опускания происходит достаточно быстро, а разговоры предполагают определенную вальяжность существования, которой в нынешних условиях быть не может.
- А как же наша культура?..
- Люди, которые читают книжки и ходят в консерваторию, будут существовать всегда. Просто для этого нужен определенный уровень дохода, большая степень уверенности в завтрашнем дне и некие духовные интересы. А культура - это не только Достоевский. Уверяю вас, что и во Франции 80% граждан не подозревают о существовании Бальзака. Культура начинается с быта, с того, что ты пропускаешь женщину вперед, не ругаешься матом публично, не плюешь себе под ноги. С того, что ты улыбаешься людям, даже если тебе не хочется, говоришь: "Спасибо!" и "Пожалуйста!"
- Но у нас не Франция. У вымотанных людей в набитом московском метро эта подчеркнутая вежливость часто вызывает лишь раздражение...
- Это не потому, что у нас народ плохой. У нас просто другая ступень развития. В Америке еще в 60-е годы существовали надписи "Только для белых". А сегодня попробуй лишь намекнуть на некую дискриминацию - в суд угодишь. У нас было крепостное право, которое в советское время возобновилось в виде колхозов. У нас мизерный опыт существования в демократической среде. Демократия - это равенство людей, которое предполагает уважение друг к другу. А мы привыкли к отношениям господ и холопов. Откуда тут возьмется вежливость и политкорректность?..
- Не думаю, что матерщина и плевки на пол - это лишь следствие отсутствия демократических навыков. Есть же и некие национальные черты.
- Да, это связано с особенностями культуры. Но это - и следствие исторических факторов. Мы шли к высокому уровню культуры в конце XIX века. Народ освободили, возникла конституционная монархия, страна стремительно развивалась в экономическом отношении. Люди стремительно менялись. Именно тогда и возникла классическая русская интеллигенция. Именно потому у нее было такое влияние. И тут произошло страшное событие - первая мировая война. Николай II по масштабу своей личности не был готов к тому уровню исторических событий, которые встретились на пути страны, и сделал роковые ошибки. Большевики на немецкие деньги совершили мировую революцию - это фактически была диверсионная операция германского генштаба. В результате мы осуществили колоссальный скачок назад. И только теперь постепенно выкарабкиваемся из этой грязной ямы.
- А для нас реально перейти к спокойному существованию без потрясений?
- Превратиться в Швейцарию нам не грозит - мы слишком велики территориально. Значительная часть наших ресурсов - и материальных, и духовных - уходит на то, чтобы сохранять свою территорию, которая растекается под пальцами. С этим связано у нас очень многое, в частности, склонность к авторитарной власти. Кроме того, особенности нашей истории и географии не дают нам надежды на то, что мы скоро станем процветающей державой. Слишком крута эта история и слишком многонациональна страна. Но выйти на определенный уровень, где нам не будут грозить революции, дефолты и шквал неуправляемых страстей, мы можем.
- Что для этого нужно?
- Нужно развиваться в формате нормальной конкурентной экономики и нормальной демократической политики. Ждать, может быть, придется и 10 лет, и сто, но сегодня история ускоряется.
- То есть у нас есть шанс интегрироваться в Европу?
- Есть. Наше великое счастье, что мы не рухнули под развалинами СССР, не ввязались в войну, как Югославия. И, поверьте, многим людям, которые не популярны сегодня, со временем будут ставить памятники.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников