03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БОЛОТО ВСЕХ СОГРЕЕТ

Зернова Лина
Опубликовано 01:01 02 Марта 2001г.
В тихом провинциальном Тихвине, что на востоке Ленинградской области, действует небольшой завод по производству торфяного топлива. И если б речь шла просто о брикетах, представляющих собой смесь торфа и древесных опилок... Нет, в Тихвине начали выпуск принципиально нового вида топлива, подобного которому в России еще не производилось.

Кризис, переживаемый торфодобывающей промышленностью в последние десять лет, можно охарактеризовать как состояние клинической смерти. Из десятков торфоразработок, ранее действовавших в области, выжить удалось единицам. Поселки торфяников стоят заброшенными. Практически "почил в бозе" Институт торфа - процветавшее некогда научное заведение.
Злую шутку с этим, в сущности, замечательным природным материалом сыграло его физическое свойство - гигроскопичность, способность удерживать воду. В только что добытом материале влаги содержится до 90 и более процентов, поэтому он нуждается в тщательной просушке. Вот почему производство торфяного топлива всегда зависело от погоды. В жаркое лето работы не останавливаются, и склады ломятся от заготовок. Но как только польют дожди - караул. Конечно, торфяное сырье можно сушить в электропечах, но в таком случае затраченная энергия существенно превысит ту, что будет получена при сжигании.
В принципе калорийность сухих торфов высока. Если при сжигании воркутинского угля выделяется от 3,5 до 4 тысяч килокалорий на килограмм, то у тщательно высушенного торфа - от 5 до 5,5 тысячи. Однако на практике добиться такой степени обезвоживания трудно, и калорийность традиционного топлива колебалась между 1,7-2,5 тысячи килокалорий на килограмм. То есть его требовалось раза в два-три больше, чем угля. Вот почему Кировскую ГРЭС-8, построенную специально под торфяное топливо, около 20 лет назад перевели на мазут - котлы сжирали так много, что добытчики едва поспевали за "аппетитом" топок.
И все-таки уцелевшие торфопредприятия продолжают добычу и выпуск продукции. Заметим, уцелеть им удалось только благодаря работе на экспорт. Поставляя в западные страны торфяные субстратные плиты, коврики, горшочки, той же продукцией они снабжают и нашего покупателя. Тепличные хозяйства заказывают им чистый торф для формирования почв. Находится отечественный покупатель на кусковой и фрезерный торф, используемый как топливо. Одно из таких предприятий, расположенное в поселке Ларья, и поставляет сырье на завод в Тихвине.
Вот уже несколько лет группа питерских ученых, объединившихся в ассоциацию "Технологии XXI", колдует над торфом, стремясь избавить этот материал от природного "вывиха". Во главе работ - доктор наук, профессор Санкт-Петербургского университета, автор более сотни изобретений Василий Кнатько. Первый его помощник - сын Михаил, кандидат физико-математических наук, вице-президент ассоциации "Технологии XXI".
- Торф - уникальный природный материал, - рассказывает Михаил Кнатько. - В отличие от других энергоисточников он представляет собой как бы биофабрику по утилизации солнечной энергии. А поскольку процессы фотосинтеза в природе не останавливаются ни на миг, мы имеем дело с возобновляемым ресурсом.
Отец и сын Кнатько сумели получить торфяное топливо, равное по теплотворной способности каменному углю и даже превышающее его. Так, выпускаемая под Тихвином торфо-органическая смесь выделяет при сжигании от 3,6 до 4,8 тысячи килокалорий на килограмм. А в лабораторных условиях получены образцы с показателями в семь и даже восемь тысяч килокалорий. Столь высокая калорийность и является их "ноу-хау". Ученые экспериментировали с горючими добавками. Прибавляли к торфу деревянные отходы, ветошь, нефтеотходы, мазутные смеси. Решили и проблему вредных выбросов, которые образуются при сжигании нефтепродуктов, - тяжелые металлы, серу и другие экотоксиканты связали специальными присадками. Одновременно эти присадки играют роль отвердителей. По технологии, предложенной Кнатько, топливо не обязательно просушивать и прессовать под большим давлением в брикеты, как это делалось раньше. Торф формируется в брикеты прямо во влажном состоянии - при содержании влаги 30-35 процентов, а затем досушивается в камерах, отапливаемых опять же отходами. Энергоемкость такого производства в несколько раз ниже традиционного. Поэтому капризы погоды персонал тихвинского завода не очень волнуют.
- А скоро наше топливо станет еще дешевле, - продолжает Михаил Кнатько. - В лабораторных условиях мы отделили от торфа воду не с помощью высушивания, а электрофизическим методом. Энергозатраты при этом снизились еще в восемь раз.
Как, очевидно, заметил читатель, добавки к новому топливу являются не чем иным, как отходами, которые обычно вывозятся на свалки. Обратим внимание, за их сдачу владельцы должны приемщикам немалые деньги - таковы правила. Например, полигон токсичных отходов "Красный Бор" за тонну мазутной жижи требует около 1500 рублей. И вот тут-то с иными юридическими лицами, накопившими промышленной скверны, что-то происходит - в целях экономии они сливают ее куда придется... Даже если предприятия хранят накопленное на своих территориях, ничего хорошего в этом нет - проржавевшие емкости имеют свойства протекать, и переполненные котлованы в осенние и весенние паводки становятся угрозой для многомиллионного Петербурга.
Завод в Тихвине готов забирать десятки тысяч тонн нефтеотходов в год у всех юридических и физических лиц. Тем самым он избавит промышленников от мучений, "Красный Бор" - от лишних поставок, природу - от пиратских мазутных сбросов, а торф - от низкой калорийности.
Новое топливо в два раза дешевле угля. Да и затрат на доставку почти никаких - изготовитель находится в нескольких километрах, в промзоне.
- Идея витала в воздухе, - говорит заместитель начальника Топливной инспекции по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Владимир Зеленый. - Тихвинский завод появился будто бы по заказу, хотя, сам свидетель, его запуск стоил немалых усилий ученым, специалистам, муниципальным властям.
Зауважать торф нам сам Бог велел вот почему. При сгорании он выделяет почти в десять раз меньше серы, не загрязняет окружающую среду радионуклидами, как это происходит не только с углем, но и с нефтью и мазутом. Не случайно заботящиеся об экологии страны Скандинавии все решительнее переходят на торф. Вместе с тем наше неоспоримое преимущество перед западными странами - неоглядные пространства болот. По оценкам специалистов залежи торфа в Ленинградской области - одни из самых крупных в мире.
Мощности опытного завода в Тихвине - пока лишь 50 тысяч тонн топлива в год. Мизер, если учесть, что Кировская ГРЭС-8 съедала ежегодно до миллиона тонн. Впрочем, никто пока и не говорит о немедленном отказе от угля или мазута. Речь - о перспективах, которые открываются благодаря находке питерских ученых.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников