06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГОСУДАРСТВЕННАЯ СОБСТВЕННОСТЬ МЕСТНОГО РОЗЛИВА

Кириллов Владимир
Опубликовано 01:01 02 Марта 2001г.

Чем глубже знакомишься с материалами этого (пока еще не судебного) дела - протоколами,

Чем глубже знакомишься с материалами этого (пока еще не судебного) дела - протоколами, постановлениями, служебной перепиской, тем отчетливее чувство, что перед тобой пособие по банкротству предприятий.
В данном случае речь идет об одном из крупнейших в отрасли акционерном обществе "Пензаспиртпром". Областные руководители уже второй раз за последний год подталкивают его к этой опасной черте. В состав ОАО входят 10 спиртзаводов, два - ликеро-водочных, в нем работает более двух тысяч сотрудников, получающих стабильную и высокую по местным меркам зарплату. "Пензаспиртпром" обеспечивает до 60 процентов поступлений в бюджет области. Кроме того, он гарантирует оплату многим сельскохозяйственным фирмам, поставляющим ему зерно.
Тем не менее в апреле прошлого года, а затем буквально на днях - 23 февраля - местные власти инициировали процедуру банкротства этого ОАО и дважды пытались посадить на место внешнего управляющего "удобного" им человека.
ОТСТУПЛЕНИЕ ПЕРВОЕ. Нынешний Закон о банкротстве позволяет довольно легко разорить предприятие, обанкротить его. Председатель Высшего арбитражного суда Вениамин Яковлев признал на днях, что Закон о банкротстве стал механизмом для передела собственности с использованием судей. Число судебных решений о банкротстве превысило в прошлом году 15 тысяч, что вдвое больше, чем в предыдущем году. Чтобы возбудить дело, достаточно очень небольшого долга - 40 с небольшим тысяч рублей. А создать этот долг можно искусственно. При всем этом официальные лица, ратуя за существующий механизм банкротства, успокаивают общество. Мол, работающих процедура не затрагивает, а речь прежде всего идет о поиске "эффективного собственника". Правда, это самое определение "эффективности" производится, прямо скажем, произвольно. Да и предприятию не всегда удается сохраниться после банкротства.
В Пензе был избран дерзкий, даже несколько циничный путь банкротства. Вот как это происходило. 5 апреля 2000 года совет директоров "Пензаспиртпрома" решил взять кредит в банке "Снежинский" в размере 65 миллионов рублей. А уже через десять дней эти деньги были возвращены банку... для покупки векселей. Иными словами, предприятие не получило кредит на пополнение оборотных средств, за которое ратовал совет директоров, а приобрело беспроцентные векселя со сроком погашения не ранее 8 декабря 2000 года. Но при этом оно было еще и обязано ежемесячно выплачивать банку проценты по кредитному договору. Ничего себе кредит!
Но это еще не все. Векселя тут же переводят одной из финансово-промышленных групп области. А банк неожиданно требует возвратить долг. Суть фокуса состоит в том, что теперь, когда платить долги нечем, наступает процедура банкротства, ликвидации имущества. А для погашения долгов, как гласит Закон о банкротстве, формируется очередь из пяти групп кредиторов. И владельцы векселей (так называемого залога) оказываются в этой очереди впереди государства. Нужно ли говорить, что надежный человек, а его нашли представители как раз этой группы, переделит наследство "Пензаспиртпрома" таким образом, что государство, имеющее сейчас 51 процент акций, останется ни с чем? В крайнем случае с ничтожным числом акций, не позволяющим его представителям влиять на политику предприятия.
И вот что интересно. Решение о кредите и прочем принимал совет директоров, в который входят и представители государства - В. Баринов, председатель фонда имущества, В. Воейков, директор территориального агентства по финансовому оздоровлению предприятий, П. Марченко, начальник отдела Министерства сельского хозяйства РФ, и ряд областных руководителей.
По имеющимся сведениям, руководили операцией "банкротство" вице-губернатор, председатель правительства Пензенской области Николай Овчинников и руководитель управления Министерства по налогам и сборам по области Николай Голдин. Именно он и возбудил дело о банкротстве и привел к управлению Валерия Малышева. Последний не имел права занимать должность арбитражного управляющего, поскольку не имел третьей категории, как того требует закон, и не являлся сотрудником Федеральной службы финансового оздоровления. Но эти "мелочи" не волновали ни Голдина, ни Овчинникова, ни арбитражного судью Людмилу Ховрину.
ОТСТУПЛЕНИЕ ВТОРОЕ. Водочный бизнес - дело насколько выгодное, настолько и опасное. Обрушение государственной монополии на производство и продажу водки, случившееся в последнее десятилетие, вызвало внешний расцвет отрасли. Появилось огромное количество сортов водок и настоек, разнообразных напитков. Но одновременно это "изобилие" привело и к резкому падению качества, появлению откровенной отравы. Вот тогда-то государство поняло, что вместе с водой выплеснуло и ребенка: поступления в бюджет от продажи спиртного сократились в разы.
В 2000 году было создано унитарное предприятие РОССПИРТПРОМ, которое призвано заняться упорядочением производства спирта и продажи алкоголя в России. Скажем прямо: это решение натолкнулось на активное противодействие многих представителей местных властей и ряда ведомств. Уж слишком высоки ставки в этой игре. Тем не менее Росспиртпром сумел взять под контроль производство спирта и большинство ликеро-водочных заводов. Сегодня в нем насчитывается 105 предприятий, в которых 51 процент акций принадлежит государству.
Уже в июне прошлого года в дело о "Пензаспиртпроме" вмешался Росспиртпром. При непосредственном участии Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО) был найден новый управляющий - Алексей Капаев. Его пригласили из Санкт-Петербурга, а также генеральный директор - Валентин Кириллин из Белгорода.
Новая команда попыталась разгрести искусственные финансовые завалы, организовала работу, восстановила объемы производства и сбыта, регулярно и в полном объеме начала выплачивать налоги в областной бюджет. Однако вскоре Н. Голдин выступил с инициативой подписания мирового соглашения, что позволило бы возвратить на предприятие прежнюю команду управленцев. Он продолжает гнуть свою линию, несмотря на то что руководитель ФСФО Георгий Таль и непосредственный начальник Голдина - заместитель министра по налогам и сборам Виктор Берестовой официально требуют от него отказаться от иска к "Пензаспиртпрому", указывают ему на фактические и процедурные ошибки. Напрасно указывают - наступление на команду Капаева и поддерживающих его представителей ФСФО и Росспиртпрома продолжается. Более того, дело по иску Капаева о пропавших векселях пытаются обернуть против него самого. Следователь прокуратуры приезжает в Москву, в Росспиртпром, выяснять... моральный облик управляющего. Обвинения, выдвинутые против него, по обычным меркам малоубедительны и по большей части надуманны.
И вот 22 февраля состоялся суд. Капаев не присутствовал на нем из-за болезни, а юристу акционерного общества почему-то сообщили, что суда не будет. И заочно Капаев был отстранен от должности, а новым управляющим назначена сотрудница местного агентства ФСФО Людмила Кожевникова. 23 февраля она пришла на завод, извинилась ("судья меня назначила, даже не выслушав"), а затем подписала два приказа. Первым приостановила полномочия практически всех руководителей ОАО, включая и генерального директора В. Кириллина, назначенного федеральной службой, а также всех руководителей филиалов и дочерних предприятий. Второй приказ приостанавливал все движения денежных средств и готовой продукции "до особого распоряжения".
Итак, "заморожена" продукция, нет поступлений на счета спиртовых и ликеро-водочных заводов, растут долги. Уже на следующий день на один из заводов пришла телефонограмма от энергетиков, в которой они грозят отключить электричество за неуплату. На очереди - отключение газа. Но все это пустяки по сравнению с теми неприятностями, которые связаны с неуплатой акцизов - за это могут и лицензию отобрать. И уж тут все будет точно по закону.
ОТСТУПЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ. ПОСЛЕДНЕЕ. Вот какие вопросы напрашиваются сами собой: почему люди, призванные сохранять и преумножать государственное имущество, - налоговики, сотрудники фонда имущества, агентства по финансовому оздоровлению, делают все, чтобы избавить его от этого самого имущества? И делают они это вопреки закону и даже против воли вышестоящих федеральных начальников.
Думается, что такая позиция объясняется местничеством. И проявляется она в противостоянии уже не просто Центру, но его попыткам выстроить вертикаль власти, сделать прозрачными денежные бюджетные потоки, проверять деятельность местных властных органов. Для закрепления пресловутого административного ресурса губернаторам и мэрам необходим и ресурс финансовый. И тут мы можем вспомнить некоторые многолетние тяжбы. На память приходят истории с аэропортом Толмачево в Новосибирске, с "Иркутскэнерго" и другие. А что уж говорить о таком лакомом кусочке, как производство спирта и водки! Многие местные начальники давно привыкли считать эти заводы этакими станками для печатания денег. А их, как известно, всегда не хватает. Ведь и последний конфликт пензяков с Капаевым начался после того, как он отказался выплатить в бюджет пару миллионов сверх положенного. А откуда им взяться, лишним-то при честной работе?
Ясно одно: областные власти будут биться до последнего за "собственный спирт". Правда, губернатор Василий Бочкарев в ответ на призывы Росспиртпрома только руками разводит: что, мол, я могу сделать, если все по закону? Только, как видим, закон этот очень странно применяется в Пензенской губернии. Может, стоит вмешаться и привести все в полное соответствие?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников