06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГРОЗНЫЙ ОЖИВАЕТ

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 02 Марта 2002г.
Сегодня Грозный - еще город-призрак. Если въезжать в него со стороны Ханкалы по направлению к знаменитой площади Минутка, вы не увидите ни одного уцелевшего здания или частной постройки. Крайне редко покажется прохожий, осторожно пробирающийся сквозь груду развалин. Гнетущая тишина, не нарушаемая даже лаем дворняжек. Безлюдье.

Но жизнь в руинах все же теплится. Нет-нет да и мелькнет где-то на уровне подвалов корявая вывеска "Ремонт обуви" или "Парикмахерская", а на обгоревших этажах многоэтажек изредка блеснет стеклом оконная рама - там, на чудом сохранившемся пятачке, ютится чья-то семья.
Чем ближе к центру - комплексу новых зданий, где разместились руководящие структуры республики, - картина резко меняется. Обтекая блокпосты и контрольно-пропускные пункты, движутся толпы грозненцев, сигналят в заторах вереницы автомобилей, на многих перекрестках - разноцветье стихийных рынков - единственные пока в чеченской столице торговые точки с небогатым выбором самого необходимого.
На фоне всеобщей разрухи грозненцы, особенно женщины, в своих нарядных, с иголочки, одеждах выглядят как-то странно и в то же время обнадеживающе. Я знаю - это одна из самых ярких примет чеченских традиций: семья может жить впроголодь, едва сводить концы с концами, но "на людях" чеченка обязана быть достойной и привлекательной.
... Сразу за шлагбаумом одного из КПП, в вагончике, приютилось невзрачное на вид кафе с трогательным названием "Визит". Хозяйка заведения, назвавшаяся, чуть помедлив, Аллой, смотрит исподлобья и как-то испуганно.
Коммерцией хозяйка "Визита" занялась случайно. Еще при первом штурме Грозного, в 1995 году, ее старшие брат и сестра при бомбежке получили тяжелые увечья - обоим оторвало руки. С тех пор Алла одержима одной целью - заработать на протезы своим родным.
- Стоят они очень дорого, нужны большие деньги. Вот и кручусь как белка в колесе... Налоги давят, да и бандиты уже не раз наведывались.
Рядом с кафе разложила свой товар пожилая чеченка. Это газеты и журналы, правда, не первой свежести. Фамилию свою она, как и все, с кем я встречался, не назвала - люди боятся. Сказала только - зовите Мадиной.
- Я плачу за аренду этого места, газеты привозят из Минвод или Махачкалы. Доход? Какой доход? Кушать надо, на работу и с работы ездить надо. А это каждый день - 10 рублей на "маршрутке". Сижу голодная, берегу каждую копейку - дома трое малолетних внуков и больная дочь без мужа. Налог - 300 рублей. Остаются крохи.
Привлеченные нашей беседой, возле палатки собираются люди. Завязывается общий разговор, точнее - страстные монологи грозненцев.
- Спасибо Путину - жизнь потихоньку налаживается, - говорит средних лет чеченец. - Главное - была бы работа и крыша над головой. Вот на днях пустили банно-прачечный комбинат, два цеха обувной фабрики. Восстанавливается водоснабжение...
- Завалы мешают, а разбирать разрушенные здания и вывозить мусор еще и не начинали. Начальство говорит - нет денег, - вклинивается в разговор старик в папахе.
- Да не о том говорите! - кричит через головы чеченец в запорошенной цементом спецовке, видимо, строительный рабочий. - Нас душат, жить не дают блокпосты!
С этого момента бетонные гнезда федералов становятся главной и единственной темой разговора. Узнаю шокирующие подробности. Во всем городе есть только один "приличный" блокпост, где не берут взяток, - тот, что расположен рядом с пивзаводом. Все остальные, утверждают люди, - сплошь "Сциллы" и "Харибды", миновать которые без дани просто невозможно. Придраться легко при желании по любому поводу - и стой со своим автомобилем, пока не окоченеешь. Дал 50 или 100 рублей - катись дальше.
Хуже всего приходится водителям, доставляющим в Грозный стройматериалы или мешки с мукой. Тут, рассказывают люди, без внушительной взятки - в 100 и более рублей - просто не обойтись. Иначе бдительные ребята в камуфляже заставят разгружать машину на предмет проверки.
- А поезжайте в любой район по трассе, где идет разминирование обочин, - жалуется какой-то шофер. - Солдаты идут медленно-медленно с миноискателями в руках. Понятно, дело крайне необходимое. Но скапливается огромное количество машин - конца не видно. И тут саперы извлекают выгоду: хочешь проехать без помех - расстегивай кошелек...
Слушаю, и мне вспоминается публикация в местной газете "Вести республики". В номере за 19 февраля была любопытная заметка: на плитах блокпоста, что в трех километрах от Ханкалы, автор разглядел хлесткие надписи: "Сталин жив, мы - потомки генерала Ермолова. Анархия - мать порядка". И еще какие-то каракули с изречениями Гитлера. И это - в непосредственной близости от главной базы федеральных сил. Неужели генералы ни разу не проезжали мимо этого бетонного безумия?
Одним словом, вопросов накопилось множество, и я решил обо всем этом переговорить с военным комендантом Грозного полковником Владимиром Филатовым. Но не тут-то было. Даже не зная, о чем будет речь, комендант категорически отказался от встречи с журналистами "Труда". Не помогли и обращения к командующему группировкой федеральных сил Владимиру Молтенскому. Обстоятельство более чем странное: буквально за день до нашего приезда в Грозный на блокпостах и в самой комендатуре любезно принимали большую группу иностранных корреспондентов. Не потому ли, что журналисты из-за "бугра" менее осведомлены о некоторых грозненских реалиях, и от них вряд ли стоило ожидать острых вопросов? Или своих, российских, корреспондентов можно попросту игнорировать?
А Грозный живет - трудно, с натугой, но с надеждой на лучшее. И вести о новых рабочих местах люди воспринимают с такой же радостью, как и недавнее обещание властей сократить в городе количество блокпостов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников