07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МАРШ ПУСТЫХ КАСТРЮЛЬ

Михеев Владимир
Опубликовано 01:01 02 Марта 2002г.
Правительство этой латиноамериканской страны после длившейся четыре года подряд экономической депрессии и разразившегося в конце прошлого года финансового кризиса, напоминающего и сегодня что-то вроде тлеющего воспаления легких, определило цену выздоровления. Стране необходимо как минимум 22 миллиарда долларов.

Цифра реальная, чего не скажешь о шансах выклянчить этот допинг у Международного валютного фонда, что безнадежно пытался сделать недавно министр экономики Аргентины Хорхе Ремес, отправившись в Вашингтон. МВФ остался непреклонен: никаких денег, пока не наведете порядок в банковско-финансовом секторе.
Какая горькая ирония судьбы! Именно МВФ на заре реформаторской эпохи в Аргентине, а было это 10 лет назад, требовал от получателей кредитов следовать им же составленным рецептам экономического преуспевания, среди которых на одном из первых мест стоит либерализация потоков капитала. Притом вне зависимости от того, насколько слаба или сильна банковская система, существуют ли достаточные золотовалютные резервы для подстраховки, насколько действен государственный учет и контроль за капиталом, имеющим тенденцию в условиях безнадзорности, в чем мы и сами убедились, становиться паразитически-спекулятивным.
Коллапс, случившийся в Аргентине после 10 лет реформаторской активности Доминго Кавалло, творца того, что впопыхах окрестили с минуты на минуту ожидаемым "экономическим чудом", стал очень для многих неприятной неожиданностью. Конвульсивные стоны аргентинской банковской системы аукнулись не только в штаб-квартире Международного валютного фонда, но и в России, где еще памятны восторженные эпитеты в адрес Кавалло, приезжавшего в Москву в роли проповедника неолиберальной модели перестройки экономики.
Между тем все предпосылки для мощного рывка вперед у Аргентины по любым меркам богатейшего государства были налицо. Урожаи - любой позавидует: 66 миллионов тонн зерна и зернобобовых. В окрестных водах вылавливают каждый год 850 тысяч тонн рыбы. Добыча нефти - 75 миллионов тонн в год, а разведанные запасы равны примерно 1,4 миллиарда тонн. Реки судоходны, а это позволяет экономить на перевозках, к тому же полноводны, и поэтому 40% всей энергии вырабатывается на гидроэлектростанциях. Список изначальных стартовых преимуществ можно было бы продолжать.
Сегодня прискорбный итог "перестройки" по Кавалло суммирован в цифрах. Безработица, по официальным данным, выросла до 18%, а по неофициальным, достигла 30%; резервы Центробанка в 2001 отчетном году сократились на 18 миллиардов; случилась утечка денежных средств со счетов - граждане, потеряв доверие к банкам, сняли четверть всех своих сбережений, а корпорации, в первую очередь иностранного происхождения, и вовсе репатриировали все своим авуары. Наконец, произошло снижение доходов на душу населения - на 12 процентов, и доля тех, кто живет за порогом бедности, достигла 40%, или 15 из 37 миллионов.
Что привело страну к "разбитому корыту"? Во-первых, в числе спусковых механизмов кризиса эксперты называют приватизацию, характеризуемую двумя эпитетами - "поспешная" и "повальная". В частные руки отдали национальную авиакомпанию, электроэнергетику, нефтяные скважины, системы телекоммуникаций и 90 процентов всех банковских учреждений. Поначалу доходы от продажи этих стратегических для любого государства активов грели карман и самолюбие реформаторов. Но через 10 лет, когда подсчитали - прослезились. В форме репатриированной прибыли транснациональных корпораций, в виде процентов на размещенные банковские депозиты за границу было вывезено 60 миллиардов 253 миллиона долларов.
Во-вторых, привязка национальной валюты к американскому доллару и искусственное завышение ее стоимости привели к перекосам в экспортно-импортных операциях. Вывозить товары за рубеж стало "себе дороже". Экспорт упал. Вместе с доходами. Возник дефицит внешнеторгового баланса, достигший 23,8 миллиарда долларов. В-третьих, после принятия "гибкого" трудового законодательства сжалась пружина социальной напряженности. В апреле 2000 года сенат принял поправку к закону о труде, предоставив свободу предпринимателям-хозяевам избавляться от наемных работников. Осенью вспыхнул скандал: стало известно, что ряд сенаторов, "продавивших" поправку, получили за это взятку. Как следствие - "низы" перестали доверять "верхам".
Наконец, в период с 1990 года - точка отсчета в истории аргентинских реформ - внешний долг увеличился с 62 до 145 миллиардов долларов. Но обиднее всего для рядового гражданина, должно быть, сравнивать этот показатель долговой кабалы с цифрой 180 миллиардов долларов - именно такая сумма за это десятилетие была выплачена Аргентиной своим иностранным заимодавцам. Получается такая невеселая картина: за эти две пятилетки Аргентина трижды выплатила свой долг, но осталась должна в два раза больше, чем прежде...
"Настало время сказать правду. Аргентина разорена. Аргентина разрушена, - с шокирующей откровенностью заявил при вступлении в должность новый президент Аргентины Эдуардо Дуальде. - Эта модель, агонизируя, увлекла за собой все. Сама сущность этой порочной модели ликвидировала конвертируемость, обрекла на нищенское существование 2 миллиона наших соотечественников, уничтожила аргентинский средний класс, разорила нашу промышленность, развеяла в прах труды аргентинцев". Смонтированная советниками Международного валютного фонда (МВФ) неолиберальная "модель" экономического развития, о которой с такой горечью говорил президент, привела к тому, что из страны бесследно исчезли 85 миллиардов долларов. В результате производство и торговля парализованы, "цепь платежей нарушена, и нет денег в обращении, способных сдвинуть с места экономику".
Все уже было: домохозяйки шли по улицам и гремели пустыми кастрюлями, а горячие аргентинские парни вышибали витрины иностранных банков, своевременно успевших вывезти свои капиталы. Чего еще не было, так это бунта государственных служащих, не получивших в феврале все заработанные ими деньги - казна пуста. Чиновников почти полмиллиона, а перспективы получить "свои кровные" у них скверные. Как признал президент Дуальде, если в феврале поступления в бюджет снизились на 19%, то в марте они упадут еще на 12%. Госаппарат негодует еще и потому, что сам Дуальде, по слухам, "накинул" себе и своему ближайшему окружению, то есть довел оклады высших должностных лиц до максимально положенного им уровня - 1500 долларов в месяц.
Этот последний по времени эпизод еще нагляднее иллюстрирует слова Дуальде о том, что "эта модель, агонизируя, увлекла за собой все". Однако правительство, увлекаемое водоворотом бурных событий, уже не в состоянии слезть с финансовой иглы МВФ. Никто, кроме этой финансовой наднациональной мегаструктуры, все чаще обвиняемой в "монетаристском фундаментализме", не может профинансировать обанкротившуюся Аргентину. Что дальше? Скорее всего, деньги дадут. Может, меньше, чем просят, и под более жесткие условия, но дадут. И круг вновь замкнется.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников