Комната повышенного риска

В нашем законодательстве такого понятия, как «детская игровая комната», просто нет. Со всеми вытекающими. Фото: Moscow-Live.ru

Популярность детских игровых комнат в общественных местах растет. А кто-нибудь задумывался, что на самом деле представляют собой эти помещения?


Популярность детских игровых комнат в ресторанах и торговых центрах, где родители могут на время оставить свое чадо, растет. А кто-нибудь задумывался, что на самом деле представляют собой эти помещения? По каким правилам они работают? Кто осуществляет в них надзор за детьми? Как оказалось, этого не знают даже те, кто комнаты открывает. Случись что — отвечать некому.

Сейчас в нашем законодательстве такого понятия, как «детская игровая комната», просто нет. Нет понятия — нет регламентирующих правил. Нет правил — нет и ответственности за их нарушение. В результате при устройстве на работу в детскую игровую комнату у кандидата не спрашивают ни медкнижку, ни справку об отсутствии судимости — не требуется.

Не так давно завершилось судебное разбирательство в отношении молодого человека, работавшего аниматором в детской комнате одного из столичных торговых центров. Оказалось, он неоднократно пытался совершить действия сексуального характера по отношению к мальчикам, за которыми должен был присматривать. Другой его «коллега» довел-таки свой преступный замысел до завершения. В отношении обоих мерзавцев суды вынесли обвинительные заключения. Но кому от этого стало легче?

А сами игровые комнаты? Являясь активным пользователем таких мест (исключительно вместе с ребенком!), не перестаю удивляться логике их организаторов. Почему все аттракционы доступны для детей любого возраста? Можно сколько угодно говорить про антитравматичные покрытия, маты и вспененный полиуретан, однако не стоит переоценивать их амортизирующие свойства. Редкая неделя обходится без плохих новостей. Так, в Барнауле трехлетняя девочка упала с каната, сломав ногу и повредив шею. Обездвиженного ребенка обнаружили посетители торгового центра — аниматоры вели долгие переговоры с администрацией по поводу случившегося и не спешили вызывать скорую. В Москве отмечавший 12-й день рождения подросток получил «подарок» в виде компрессионного перелома трех позвонков. Оказалось, за аттракционом никто из персонала не следил, а на информационной табличке был занижен (по сравнению с заводским паспортом) возраст детей, для которых он предназначен.

При этом привлечь кого-то к ответственности даже в случае трагедии практически невозможно. Отдавая ребенка в игровую комнату или запуская в центр развлечений, родитель имеет на руках в лучшем случае чек об оплате. И все! Ни о каком договоре, где прописаны права и обязанности сторон, нет и речи.

Но и это еще не все! Без договора, регулирующего отношения между родителями и аниматорами, ребенка из игровой зоны может забрать любой родственник. Тонкости взаимоотношений внутри семьи — например, если мама с папой находятся в затянувшемся судебном споре по поводу установления опеки над детьми — аниматоров не интересуют. В реальности же детей вообще выдают любому человеку, которого узнал ребенок.

А такая «мелочь», как состояние здоровья детей? Почему для детсада справка об отсутствии заболеваний у ребенка обязательна, а для детской игровой зоны она не требуется? Наверное, на данном этапе требовать справку для посещения игровых комнат — перебор. Но навести порядок со статусом этих помещений давно пора.




Кто, по вашему мнению, стоит за массовыми акциями протеста в Грузии?