В Калужской области сожгли мост. Шутейный

«Вся жизнь - сжигание мостов», считают авторы проекта, архитекторы Петр Советников и Вера Степанская. Фото автора

В селе Никола-Ленивец художники и крестьяне справили масленицу


В калужском селе Никола-Ленивец, знаменитом своей природной красотой, колонией художников и созданным ими громадным парком ландшафтных объектов, в канун православного прощеного воскресенья сожгли Масленицу. Этот обычай, который уже много лет поддерживается основателем здешней арт-коммуны, бывшим московским, а ныне калужским скульптором, архитектором и акционистом Николаем Полисским, стал коллективным делом местной крестьянской общины, объединенной в творческую артель «Никола-Ленивецкие промыслы», и привлекает тысячи туристов.

Чего в Никола-Ленивце только не строили и не сжигали! Древнеегипетскую пирамиду, готический замок, башню Бастилии… Разумеется, не оригинальные, а сооруженные из всякого деревянного хлама, накопившегося за год в крестьянских хозяйствах. Так и отходы утилизовывали, и устраивали яркое действо, доставляющее радость местным жителям и тысячам гостей. Иногда, впрочем, нарывались на скандалы – так, два года назад юморист Максим Галкин, видимо, временно потеряв чувство юмора, вдруг усмотрел в сожжении готической конструкции выпад в сторону западного христианства, которое якобы в нашей стране, в отличие от православия, не поощряется государством, и оттого можно «жечь католические храмы». На этот его провокационный пост в соцсети охотно дернулись интернет-тролли и даже кое-кто из православной иерархии, второпях не разобравшись, что никаких христианских символов – крестов, алтарей и пр. – в потешном сооружении не было, а стало быть не сжигалось и не осквернялось. На счастье, самому Николаю Полисскому хватило терпения и мудрости все это спокойно объяснить, ну и «на всякий случай» попросить прощения у тех, кого его действо все же задело. А у православного руководства достало здравого смысла принять позицию художника.

Стал ли Николай с тех пор осторожнее или, наоборот, смелее? «Да нет, остался таким, каким был, – отвечает он на мой вопрос. – Моя цель – радовать людей, помогать им. Вот французов, может, стоило спросить, как это они умудрились сжечь свой самый знаменитый храм…».

И все же в концепции праздника произошли некоторые изменения. Так, в этом году впервые масленичный проект делал не сам Полисский, а по конкурсу выбрали работу молодых архитекторов Петра Советникова и Веры Степанской из петербургского бюро Katarsis. Они придумали «Мост» с двумя башнями 20-метровой высоты и пролетом 27-метровой длины. Сооружение очень живописное, весь праздничный день с него не слезали туристы, фотографируя объект и себя любимых в самых причудливых ракурсах.

Перед тем, как сгореть, шутейный мост вволю потешил публику

«Не жалко сжигать?» – спросил я у художников.

«Конечно, жалко, - ответили они, – но что есть наша жизнь, как не сжигание больших и маленьких мостов? Всем нам приходится постоянно с чем-то прощаться. Научиться шагать в будущее, храня в памяти то, что нельзя сохранить в материале, очень сложно, но необходимо. Об этом – наша работа».

Сожжение стало кульминацией праздничного дня. Как полагается на масленицу, в Никола-Ленивце торговали пирогами-блинами, борщами-щами… Ловкачи соревновались в закидывании дровяных плашек в громадную печь в виде двуглавого орла, за меткость получая бесплатный блин. Сказитель весь день пел в микрофон частушки, шутейно положенные на эпический былинный мотив.

А когда в шесть вечера стало смеркаться, громадный мост эффектно запылал-задымил на полвселенной, разбрасывая, как и положено вселенскому объекту, несчетные галактики искр. Тем, кто все еще думает, что действо противно природным или людским законам, замечу, что по всем признакам в небесной канцелярии его одобрили, швырнув в самый разгар шоу на бесснежную в нынешнем аномальном феврале землю мощный снежный заряд, многократно усиливший впечатление от рукотворного спектакля. В точности по Тютчеву: «Взбесилась ведьма злая/ И, снегу захватя,/ пустила убегая/ В прекрасное дитя». А чтобы не нарушились и людские правила, гигантский факел охраняли спецназовцы, так что, насколько знаю, ничьи штаны от жара не пострадали.

Теперь в Никола-Ленивце ждут гостей на летнее представление – традиционный фестиваль ландшафтного искусства «Архстояние».



Как вы думаете, должен ли оплачиваться труд домохозяек? Правительство считает, что нет.