02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛЕС ВЕРНУЛСЯ К ХОЗЯЕВАМ

Федотова Светлана
Опубликовано 01:01 02 Апреля 2002г.
Перед самым завершением формирования нового Совета Федерации в его состав от законодательной власти Карелии был избран Юрий Пономарев. До этого он работал генеральным директором целлюлозного завода "Питкяранта" - крупного перерабатывающего предприятия республики, поставляющего свою продукцию в различные уголки мира. Наш корреспондент Светлана Федотова беседует с ним о политической, экономической ситуации в республике и перспективах ее развития.

- Юрий Иванович, по данным Министерства экономического развития и торговли РФ, Карелия в рейтинге регионов за три года переместилась с 51-го на 28-е место. Что стоит за этими цифрами?
- Падение объемов производства и других важнейших показателей социально-экономического развития в Карелии началось в 1990 году и продолжалось восемь лет. Вообще-то вспоминать страшновато, как мы жили еще четыре года назад: заработную плату люди не получали по полгода и больше, два крупнейших градообразующих предприятия республики - Сегежский целлюлозно-бумажный комбинат и целлюлозный завод "Питкяранта" простаивали. Люди уезжали из этих мест, за бесценок продавая благоустроенные квартиры. Замерзали без отопления поселки и целые города. Задолженность по пенсиям - несколько месяцев, по детским пособиям - несколько лет! Казалось, спасти республику может только чудо.
- И что же - чудо произошло?
- Если можно назвать этим словом постоянную, кропотливую работу по восстановлению разрушенного. Конечно, помогли и внешние обстоятельства. До 1998 года у нас действовал валютный коридор. Для экспортно ориентированной республики он был очень "тесным". Практически мы не имели возможности получать за нашу продукцию те деньги, которых она стоила. Дефолт, как это ни странно звучит, был для нас благом. Появились деньги у лесозаготовительных и перерабатывающих предприятий. Стала сокращаться задолженность по зарплате, появились средства и у пенсионного фонда.
Особо хочу отметить, что от соблазна сразу все проесть мы удержались. Почти десять лет не обновлялись на предприятиях основные фонды, а потому и первые свободные средства были направлены на инвестиции в основной капитал. Лесозаготовители стали покупать технику. Перерабатывающие предприятия занялись реконструкцией.
- Вы ведь именно тогда стали генеральным директором целлюлозного завода "Питкяранта"? Что было самым сложным в вашей работе?
- Помимо технических и технологических проблем, пришлось решать главную проблему - собственника. В свое время акции завода скупил столичный банк. Пока предприятие благодаря хорошей конъюнктуре приносило прибыль, хозяева еще интересовались им, а когда дела стали плохи, просто бросили на произвол рыночной стихии. Пришлось пройти множество судебных инстанций, отвоевывая собственность. В результате завод стал единственным в республике и одним из немногих в стране предприятий, полностью восстановивших свою платежеспособность на стадии процедуры внешнего управления.
- Вопрос собственника, насколько я знаю, был актуальным не только для "Питкяранты"?
-Сегежский целлюлозно-бумажный комбинат тоже тяжело расставался с прежним иностранным владельцем. Многие предприятия поменяли хозяев.
Но сама по себе смена собственника, конечно, проблем бы не решила. Принципиально ситуацию изменило то, что исполнительная власть республики вплотную занялась реальным сектором экономики. Не получилось у нас саморегулирующего рынка. Когда прошла горячка первых либеральных реформ, всем стало ясно, что и не могло получиться.
- Значит ли это, что республика вернулась к плановой экономике?
-То, что происходило у нас в последние четыре года, - это не возврат к прежнему, а постоянное и поступательное движение вперед. Иначе мы сейчас оказались бы там же, где были в 1998 году. Потому что эффект дефолта давно перекрыт ростом цен на услуги естественных монополий, цены на внешнем рынке на продукцию лесопромышленного комплекса упали до рекордно низкой отметки, а федеральные структуры все никак не могут решить вопрос об отмене таможенных пошлин на бумагу и целлюлозу. Обстоятельства у нас сейчас очень непростые, а экономический рост продолжается. "Плановость" нашей экономики выражается в основном в наведении элементарного порядка, в первую очередь - в лесу. В 1998 году там работало более 500 лесозаготовительных фирм, и только четверть из них платила лесные подати. Понятно, что уследить за ними не было никакой возможности. Да никто и не пытался.
Руководство республики приняло в свое время непростое решение: передать лесной фонд традиционным лесопользователям - тем, кто давно живет и трудится в Карелии, у кого есть достаточный опыт лесозаготовок и лесовосстановления, производственная база, необходимая техника. Потом постепенно леса стали передавать в аренду тем, кто добросовестно платил налоги. Сначала на небольшие сроки, а теперь готовы заключать договоры уже на 49 лет. Сейчас 70 процентов лесфонда находится в аренде.
- Значит ли это, что у исполнительной власти не ко всем хозяйствующим субъектам одинаковое отношение?
- Как можно одинаково относиться к директору Кондопожского целлюлозно-бумажного комбината и руководителю посреднической структуры, действующему исключительно в собственных, причем часто сиюминутных, интересах?
- А что же директор комбината?
- Виталий Александрович Федермессер, раз уж речь о нем зашла, - человек замечательный. Он провел свое предприятие через самые тяжелые годы практически без потерь. Зарплата всегда выплачивалась вовремя, и сейчас она, пожалуй, самая высокая в республике среди промышленных предприятий. Кроме того, огромные деньги комбинат тратит на развитие социальной сферы. За последние годы в Кондопоге построен Дворец культуры с органом, Ледовый дворец. Силами предприятия возводится жилье, большие средства вкладываются в развитие спорта, здравоохранение, культуру.
- Не слишком ли это расточительно?
-Я так не считаю: вложения в "человеческий капитал" не менее эффективны, чем в новые технологии. Слава Богу, у нас немало руководителей, заботящихся о городе, в котором живут, о людях, с которыми работают. Я бы назвал еще в этом ряду Бориса Барбалюка, генерального директора Муезерского леспромхоза, Юрия Спиридонова, директора Суоярвского леспромхоза, Василия Преминина, директора Сегежского комбината, руководителей сельхозпредприятий Ивана Ткачука, Валерия Колоушкина, Владимира Степанова. Разумеется, исполнительная власть относится к ним с большим уважением. По сути, правительство ставит условием партнерских отношений с бизнесом решение социальных проблем на территории, природные ресурсы которой этот бизнес использует. По-моему, это справедливо.
Тем более что бюджет у нас скромный, едва хватает на самое необходимое. После введения второй части Налогового кодекса произошло перераспределение денежных потоков: в федеральную казну идут те налоги, которые собрать легко, а в республиканскую - остальные. Надо также учитывать, что в 1998 году внешний долг республики был сопоставим с годовым ее бюджетом. Сейчас он в несколько раз сократился и реструктуризирован. Кроме того, сегодня 76 процентов расходов бюджета обеспечивается собственными доходами. Это результат политики опоры на собственные силы, которую исповедует исполнительная власть.
- Вы полагаете, что Карелия когда-нибудь сможет стать регионом-донором?
-Почему бы нет? Одно из свидетельств нашей политической и экономической стабильности - рост инвестиций, в том числе иностранных. По этому показателю на душу населения мы обогнали уже и Санкт-Петербург, и Новгородскую область. Карелией интересуются очень серьезные инвесторы. Нам есть что им предложить, и мы знаем, как вложения защитить.
В республике принят закон об инвестиционной деятельности, дающий налоговые послабления тем, кто вкладывает деньги в реальный сектор экономики. Во многом благодаря этому год назад, например, у нас открылся завод древесностружечных плит. Ведутся серьезные переговоры по строительству завода беленой целлюлозы. Этот проект стоит 600 миллионов долларов, и я уверен, что деньги будут найдены. Тогда разрешится наконец проблема использования древесины лиственных пород - до сих пор она перерабатывается у нас в очень ограниченных количествах. Мы можем сами зарабатывать деньги. Не случайно сегодня по темпам роста республика на два года опережает общероссийские показатели. Но, конечно, хотелось бы, чтобы и распределение налогов между республикой и центром было более справедливым.
- Юрий Иванович, сейчас на дворе весна - Карелия с недавних пор известна как место отдыха наших президентов, а у многих тысяч туристов и у других россиян она давно популярна. Что бы вы посоветовали тем, кто соберется отдохнуть в Карелии?
- В первую очередь - заранее позаботиться о путевке, если вы хотите хорошо отдохнуть и повидать все чудеса нашего края. Побывать в Карелии и не увидеть Валаам, Кижи, водопад Кивач - вы потом сами себе этого не простите. И фотоаппарат не забудьте: здесь прекрасные, неповторимые места.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников