03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БУТЕРБРОД ДЛЯ ТЕЩИ

Киргизов Георгий
Опубликовано 01:01 02 Апреля 2004г.
Это был первый "выход в народ" Владимира Лукина в качестве уполномоченного по правам человека в РФ. Рязанскую область выбрали не только потому, что она близко к Москве. Был, что называется, повод.

Сотрудники аппарата уполномоченного по правам человека выявили в домах-интернатах серьезное нарушение закона. С инвалидов войны эти учреждения взимают за социальное обслуживание в 5 раз больше денег, чем с других. Почему? Есть правительственное постановление N 244 (от 17 апреля 2002 года), где четко записано, что "плата не может превышать 75 процентов установленной пенсии". Но поскольку инвалидам войны положены две пенсии (трудовая и по инвалидности), то Минтруда сочло, что они должны отдавать те же 75 процентов, но с общей суммы.
И что получилось? При том, что все интернатские старики живут в одинаковых условиях, инвалид войны платит в месяц 2500 - 2700 рублей, а ветеран труда - 500 - 600. Такая ситуация сложилась в большинстве регионов страны. Теперь, после писем уполномоченного, после нашей публикации "Обобрали" ("Труд", 30 января 2004 года), Рязанская область одной из первых прислала официальный ответ: мол, меры приняты, договоры с инвалидами войны перезаключены.
В общем мы свернули на Михайлов, где расположен дом-интернат для престарелых и инвалидов. Визит уполномоченного не на шутку взволновал директора Валентину Владимировну Шикину: не по жалобе ли? Новые договоры были тут же извлечены на свет: с нынешнего января инвалиды войны Комаров, Евланов, Сучков, а также вдова участника войны Воропаева отдают интернату три четверти трудовой пенсии. Остальные деньги, включая пенсию по инвалидности, выдаются им на руки.
В интернате повсюду следы ремонта. Само здание обложили силикатным кирпичом, и первый этаж почти готов, но ко второму не приступали - средств нет. В длинном коридоре "потерялась" плаксивая бабушка в платочке. Другая - маленькая, шустрая - неотступно следовала за нами, по-утиному переваливаясь с боку на бок. "Это наш сторож", - пояснила директриса. В "слабежке" (так называют крыло для лежачих) - комнаты на 4 - 6 коек. В одной на подоконнике по-домашнему спит кошка. Возраст пациентов разный - есть 1911 года рождения, а есть и 1986-го - инвалиды детства. Много раковых больных. Почти при каждом доме-интернате есть свое кладбище.
Из другого крыла, где "ходячий" контингент, санитарка выносит ведро с пустыми бутылками. Жалуется: "После пенсии гуляют по 3 дня. Пока все не пропьют, не успокоятся". Понятно: некоторые попали сюда из бомжей. Но основные постояльцы - те, кто стал не нужен родным. "Вот дядя Володя Евланов - из инвалидов войны, - знакомит нас директор, - здесь уже 7 лет". Тот согласно кивает головой, только просит говорить громче. Подтверждает: два сына в Москве, сестра в Рязани. "На кормежку не обижаюсь. Вот без курева не могу - с фронта привык. А буфет закрыли". "Это из-за ремонта, - вмешивается в разговор директор. - Но автолавка ездит".
Михайловский интернат рассчитан на 245 мест - сейчас живут 186 стариков. Обслуживающий персонал - 80 человек. Найти санитарку сложно: зарплаты маленькие - 600 - 1000 рублей, а труд тяжелый. В середине 90-х годов, когда социальные учреждения остались без финансирования, здесь завели мини-пекарню и до сих пор едят свой хлеб. Молоко, мясо - тоже свои. В подсобном хозяйстве - 17 коров, 95 свиней. В прошлом году, похвасталась Валентина Владимировна, около 600 тысяч рублей заработали на сельском хозяйстве.
Владимир Лукин с сотрудниками выгрузили подарок для михайловских стариков - большой телевизор. А второй повезли в поселок Солотча, в детдом на краю Рязанской Мещеры. Места лесные, почти курортные. Несколько корпусов: учебный, спальный, для дошкольников. Всего тут 500 детей. Вот говорят, что детдома не готовят выпускников к самостоятельной жизни. В Солотче воспитанники шьют, вышивают, делают замечательные украшения из обрезков кожи, которые поставляет сюда фабрика. Группа ребят училась жарить на большой плите тонкие блинчики. Но, кроме этих умений, для самостоятельной жизни нужна крыша над головой. За 124 старшеклассниками закреплена жилплощадь.
Мы спросили заместителя губернатора Рязанской области по социальным вопросам Виктора Николаевича Трушина, когда последний раз давали сироте квартиру? Тот со всей прямотой сказал: "За 7 лет в области не построено ни одного квадратного метра социального жилья. И не будет. Кто учел в бюджете квартиры для сирот? Мы 74 процента налогов перечисляем в центр, а только 26 процентов остается в области. Вот и выбирай, на что лучше выкроить: чтобы дети росли здоровыми или купить две квартиры? Если на федеральном уровне не выделят эти траты на жилье для сирот отдельной строкой, то положение не изменится. Вот в общежитие в прошлом году удалось устроить двух девочек-выпускниц".
В прошлом году из детдома в Солотче взяли на усыновление 19 детей, в основном - иностранцы. Наши, по словам социального педагога Надежды Васильевны Марченко, предпочитают опеку. В этом случае семья получает пособие. Пусть так. К сожалению, не у всех детдомовцев есть такая возможность. Потому что некоторые, являясь фактически сиротами, юридически таковыми не считаются. Надежда Васильевна показала личные дела. Вот мать, едва произведя младенца на свет, сбежала из роддома. Но от нее осталась запись: фамилия, имя, отчество. Уже поэтому этот ребенок - не сирота. У другого - мать лишена родительских прав, но есть отец, который сидит в тюрьме, и когда выйдет, может вспомнить о заброшенном ребенке. Обычно не вспоминают. Но закон это не учитывает. Дети, у которых формально, на бумаге, есть родители, - вдвойне пострадавшие. Они лишены сиротских льгот, включая положенной сберкнижки, пенсии, преимуществ при поступлении в учебное заведение. Таких в Солотче шестеро. Это тот случай, когда лучше родителей не иметь.
А в самой Рязани уполномоченного по правам человека перехватила группа рабочих городского хлебозавода N 3. Эта афера лихорадит город уже несколько лет. Горсовет принял решение ликвидировать прибыльное муниципальное предприятие и передать в аренду некоему ООО с уставным капиталом в 10 тысяч рублей. Почему? Потому что в числе учредителей ООО - теща председателя Рязанского горсовета. Год назад Арбитражный суд Рязанской области признал решение незаконным, но от завода не отстали. С толстой папкой документов, озаглавленной "Хлебное дело", мы возвращались в Москву.
По дороге спрашиваю Владимира Петровича Лукина: "Какие права нарушаются чаще всего?" "Да все - от права на жизнь до права на чистый воздух". Только в начале марта за помощью к уполномоченному обратилось свыше тысячи человек.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников