11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РЕСПУБЛИКА БАШКОРТОСТАН В ГОСУДАРСТВЕ РОССИЙСКОМ

Кудряшов Сергей
Опубликовано 01:01 02 Июня 2000г.
Президент Российской Федерации обратился к Государственному Собранию Республики Башкортостан с представлением о приведении в соответствие с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами Конституции Республики Башкортостан. Сегодня по этому поводу размышляет заместитель председателя Госсобрания РБ, руководитель Башкирского республиканского отделения "Единства", ректор Уфимского государственного авиационного технического университета Салават КУСИМОВ.

Безусловно, эффективно действующая государственная власть в России немыслима без общей системы законодательства, согласованности всех его федеральных и региональных составляющих. Это понятно всем. Нельзя также не согласиться, что практически одномоментно принятые конституции РФ и Республики Башкортостан в определенной части не соответствовали друг другу. И хотя в области принятия государственно-политических решений руководство республики стремилось к согласованности с федеральным центром, противоречие конституций по ряду важнейших, ключевых пунктов создавало реальные предпосылки для конфликтов федерального и республиканского законодательств на их системном уровне.
Не скажу, что эти противоречия были случайными. Закон в течение всего последнего десятилетия либеральной революции в России вообще был заложником политики. Законы (и федеральные, и региональные) издавались и часто не исполнялись, "архивировались", иногда "ждали" своего часа. Их принятие было проявлением способности напрягать политические "мускулы": федеральный центр показывал свою государственную волю, а субъекты Федерации не упускали случая продемонстрировать свою.
Новая политическая ситуация в стране, возникшая в результате выборов в высший законодательный орган государства, нового президента России, формирование сильного федерального центра ставят государственно-бюрократическую элиту страны перед необходимостью принятия новых политических решений. К сожалению, и сейчас политика доминирует над законом, но это уже политика, объявившая курс на "диктатуру закона". Я считаю это знаковым событием. Либеральная революция с ее стихийным характером уступает место планомерным демократическим преобразованиям, требующим политической стабильности, сильной политики центра, высокой степени координированности систем регионального управления. Отсюда и политические требования президента России о приведении законодательств субъектов Федерации, и прежде всего их основных законов, в формальное соответствие с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами. Это, по существу, призыв вернуться на исходную позицию унитарного федерализма, установленную общероссийской Конституцией. При этом президент РФ признает ценность накопленного опыта в строительстве федеративных отношений и не отказывается, в частности, от их регулирования и совершенствования на договорной основе.
Другой "крайностью" в государственном устройстве России является идея всеобщей губернизации страны. Этого мы, кажется, благополучно избежали. Правда, ее компромиссный вариант - полная унификация государственно-правовых статусов субъектов - обсуждается, но и у него, если исходить из действующей Конституции Российской Федерации, мало шансов быть реализованным. Однако есть и другие "мягкие" варианты крайностей, в которые также не хотелось бы быть отброшенными. Более того, с каким бы мы уважением ни относились к Основному Закону Российского государства, "точка равновесия", если учитывать положительный опыт развития и стремиться к оптимальной, стабильной системе нашего федерализма, лежит, на мой взгляд, чуть "правее" от установленной в общероссийской Конституции. Так, статья 4 Конституции декларирует, что федеральные законы имеют верховенство на всей территории РФ.
Это указывает на то, что федеральный закон обладает высшей силой в общей системе правовых актов, приоритетом над законами субъектов Федерации. Верховенство означает также и требование неукоснительного исполнения закона, его непререкаемость. Однако статья 76 Конституции устанавливает, что в случае противоречия между федеральным законом и нормативным актом субъекта РФ, изданным в пределах ведения указанного субъекта, действует нормативный правовой акт субъекта РФ. Выходит, что в последнем случае верховенством будет обладать закон субъекта. Таким образом, принцип верховенства федерального закона, закрепленный в главе "Основы конституционного строя", не является общим началом.
В то же время верховенство законов субъекта РФ, изданных в пределах ведения субъекта, является логическим выводом из текста Основного Закона, а не его нормой. Из чего в этом случае должны исходить субъекты, приводя свои конституции в соответствие с Конституцией РФ? Сложные проблемы возникают в области законотворчества по вопросам, отнесенным к предмету совместного ведения РФ и республик в ее составе. Статья 76 Конституции РФ гласит, что по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ. Вопрос о праве опережающего законодательства субъектов уже решен. Но остался другой, еще более трудный.
Если приоритетом обладает федеральный закон, то каковы разумные и допустимые пределы его регулирующего воздействия на "совместную" с республикой сферу отношений? Решения этой проблемы в самой Конституции нет, но оно имеется в Федеративном договоре от 31 марта 1992 года. В пункте втором статьи второй договора сказано, что по вопросам совместного ведения федеральных органов государственной власти РФ и органов госвласти республик в составе РФ федеральные органы госвласти РФ издают основы законодательства, в соответствии с которыми органы власти республик в составе РФ осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных правовых актов. И хотя после принятия Конституции РФ положения Федеративного договора можно учитывать только при их непротиворечии с Конституцией, нормы договора о разграничении полномочий по изданию различных по своему типу законов до сих пор ни одним федеральным актом не отменены. Сам же Федеративный договор признан Конституцией РФ (статья 11) одним из документов, на основе которых осуществляется разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и соответствующими органами субъектов РФ.
Названная выше проблема характеризует общую, наблюдаемую в конституционном развитии России тенденцию к нивелированию различий между национально-государственными образованиями и другими субъектами РФ. Существует мнение, что федеративное государство - это союз государственных образований, имеющих одинаковый статус и равные права. Эта концепция нашла свое закрепление и в идеологии Конституции РФ. Упоминание о том, что республика, входящая в состав Федерации, является государством, имеющим свою Конституцию, ничего к ее государственно-правовому статусу не прибавляет, если не считать права установления своего государственного языка. Это приводит к тому, что принцип федерализма, в части определения особенностей статуса республик в составе РФ, в конституционном законодательстве проведен недостаточно последовательно.
Полагаю, что все это и привело к появлению "суверенных" конституций, в которых республики попытались самостоятельно раскрыть содержание своего государственного статуса, компенсировать непоследовательность общероссийской Конституции. Необходимо согласиться с тем, что в этом процессе республики действовали в соответствии с той направленностью, которая дана в самой Конституции, установившей разные типы субъектов. И разнотипные субъекты Федерации не могут не иметь многовариантности своего статуса.
Было бы странным утверждать, что особенности статуса республики должны сводиться лишь к правам на собственные государственную символику, государственный язык, почетные звания, государственные награды и названия органов власти. Я считаю, что статус республик нужно усиливать. Одним из способов такого усиления могла бы стать разгрузка совместных полномочий в пользу именно республик. Если уж республика конституирована как государство, она должна обладать определенным набором свойств, присущих государству. И этот вопрос, характеризующий главные аспекты взаимоотношений между центром и республиками, должен решаться не путем заключения отдельных, зависящих от политической конъюнктуры соглашений, а на единой конституционно-правовой основе.
Одним из спорных вопросов в отношениях между центром и республиками является свое гражданство, введенное некоторыми республиками. В Башкортостане нет специального закона, но о гражданстве Республики Башкортостан упоминается в ряде статей Конституции республики. В частности, установлено, что каждый гражданин Республики Башкортостан обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Республики Башкортостан. Однако существует точка зрения о принципиальной невозможности республиканского гражданства. Высказывается упрек, что при введении своего гражданства республики не учитывают, что гражданство в РФ относится к ведению Федерации и правом принятия в гражданство обладает только Российская Федерация.
Федеральный закон "О гражданстве Российской Федерации" допускает существование гражданства республик в составе РФ, но устанавливает, что все граждане РФ, постоянно проживающие на территории республики, являются одновременно гражданами этой республики. Если под гражданством понимать "устойчивую политико-правовую связь человека с государством", то эта связь человека с государством в составе РФ согласно названному закону установлена как бы независимо от участия самого государства. Федерация не оставляет ни гражданину, ни своему государству-негосударству никакого выбора; собственным волеизъявлением она просто "приписывает" их друг к другу, устанавливая им взаимные права и обязанности. Ну, гражданину все это может быть безразлично. А "государству", т.е. республике? Ей остается лишний раз убедиться в том, что государством ее называют, но таковым не считают.
Между тем гражданство - важнейший признак государственности, а гражданин - "клеточка" государства. Действительно, что же такое государство, как не политическая самоорганизация его граждан? Проблема, конечно, в том, что, учреждая свое гражданство, республика не должна забывать, что на ее территории живут и просто граждане России, которые в соответствии с Конституцией РФ имеют равные права и свободы, несут равные обязанности перед государством. А республика как составная часть общегосударственной системы обязана обеспечить защиту этих прав и свобод, не забывая закрепить эту ответственность и в своей конституции.
Но, с другой стороны, нельзя согласиться и с тем, что "принадлежность" гражданина к данному национально-государственному образованию должна сводиться к его участию в выборе цветов государственного флага. В этом тонком вопросе следует учесть опыт других стран с уже развитыми федеративными формами. Не решив эту проблему, мы не раскроем и подлинного содержания государственности республик. Однако является бесспорным, что, устанавливая свое гражданство, республика не вправе исходить из своего положения как суверенного и независимого государства, действовать вне рамок, очерченных федеральными нормами о гражданстве.
Представляется бесспорным, что федеральные законы, принятые по предметам совместного ведения, должны носить рамочный характер. Только тогда субъекты Федерации смогут отражать на нормативном уровне свою специфику.
Подводя итог сказанному, считаю необходимым еще раз отметить,что приведение в одностороннем порядке конституций субъектов РФ в соответствие с общероссийской Конституцией не следует рассматривать в качестве политической уступки набирающему силу центру. Сегодня внутренняя согласованность в системе российского, и в первую очередь конституционного, законодательства является важнейшим условием проведения единой государственной политики для успешного завершения социально-экономической реформы, концентрации государственной власти на основных ее направлениях. Составной частью комплекса этих мер должна стать плановая нормотворческая деятельность по дальнейшему развитию федеративных отношений, их построению на строго правовой основе. Она невозможна без освобождения от груза предшествующего нормотворчества, обусловленного в значительной степени социальными иллюзиями периода либерализации. Работа эта требует координированных усилий и регионов, и центра, ясного понимания не только собственных, но и общенациональных интересов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников