10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ЭНЕРГОМАШЕННИКИ"

Разумовская Инна
Статья «"ЭНЕРГОМАШЕННИКИ"»
из номера 100 за 02 Июня 2000г.
Опубликовано 01:01 02 Июня 2000г.
До недавнего времени "Энергомашкорпорация" безраздельно властвовала в своей отрасли, присвоив себе право распоряжаться гигантскими промышленными и финансовыми ресурсами предприятий. И хотя для многих из них "любовь" со стороны ЭМК обернулась снижением производства, непосильными долгами и даже банкротством, мало кому из госчиновников приходило в голову задаться простым вопросом: как получилось, что крупнейшая энергомашиностроительная отрасль России оказалась в кабальной зависимости от корпорации, за громкой вывеской которой фактически стоит лишь небольшая оффшорная фирма?

В отличие от других отраслей скандалы и конфликты в энергомашиностроении редко выносятся на страницы центральных изданий, а пресловутый передел собственности осуществляется тихо, почти "по-семейному". Оно и понятно - ведь речь в большинстве случаев идет не столько о конкурентной борьбе, сколько об элементарном "перекладывании" активов крупнейших российских предприятий из одного кармана в другой. Тем более что за последние годы руководители "Энергомашкорпорации" изрядно поднаторели в этом искусстве.
Следует отдать должное руководству ЭМК - свою деятельность корпорация и сегодня представляет не иначе как панацею от всех свалившихся на голову отечественной промышленности проблем. Отчеты и буклеты корпорации пестрят многомиллиардными цифрами инвестиций, якобы вложенных в деятельность предприятий, баснословными суммами заключенных зарубежных контрактов. Вывод, старательно поддерживаемый регулярными публикациями в ряде изданий, прост: без ЭМК отечественному энергомашиностроению не выжить.
ФИГУРА В ТЕНИ
В сонме российских предпринимателей фигура главы "Энергомашкорпорации" Александра Степанова стоит особняком. Прежде всего он один из немногих, кому удалось остаться "в тени", избежать пристального внимания падкой до сенсаций прессы. Поэтому большинству россиян фамилия Степанов мало что говорит, хотя его послужной список более чем внушителен и в разное время включал такие должности, как генеральный директор АООТ "Энергомашиностроительная корпорация", председатель правления АКБ "Европейский индустриальный банк", член совета директоров ОАО "Белгородский завод металлоконструкций", ОАО "Белэнергомаш", ОАО "Ленинградский металлический завод", ЗАО "Петрозаводскмаш", ОАО "Уралгидромаш", ОАО "Уралэлектротяжмаш", ОАО "Завод турбинных лопаток", ОАО "Электросила", ОАО "Сила" и т.д.
Впрочем, начинал Александр Степанов более чем скромно - директором управления производственных работ Свердловского облисполкома. Стремительный рост А.Степанова начинается лишь в 1993 году - в период тяжелейшего кризиса российской промышленности.
Началом ЭМК стало соглашение о сотрудничестве, подписанное осенью 1993 года между шестью крупнейшими энергомашиностроительными заводами. Помогли связи А.Степанова в Минтяжэнергомаше и среди промышленной и деловой элиты того времени. В задачи новой корпорации входил поиск инвестиций для развития энергомашиностроительной отрасли, а также формирование портфеля заказов для предприятий, в большинстве своем находившихся в состоянии стагнации. Красивая идея объединить предприятия отрасли для совместного решения насущных проблем повсюду находила поддержку. В руководство ЭМК вошли представители крупнейших российских предприятий и финансовых структур. Рос и "вес" самого А.Степанова, истинные цели которого станут понятны гораздо позже. А тогда, в середине 90-х, ничто не предвещало беды.
ФИНТ ПЕРВЫЙ. ОДНА АКЦИЯ ПЛЮС ДИКТАТОРСКИЕ ПОЛНОМОЧИЯ
С САМОГО Начала роль А.Степанова в становлении ЭМК оценивается весьма скромно. По свидетельству очевидцев, до 1994-1995 годов он "входил" в курс дела, был демократичен с подчиненными, прислушивался к чужому мнению. Однако уже к 1995 году стратегия ЭМК и ее руководства резко меняется. Прежде всего меняется стиль управления корпорацией. А.Степанов "закручивает гайки", отдаляя от себя большинство прежних соратников. Одновременно меняется и стратегия ЭМК в отношении отраслевых предприятий. Теперь последним приходится "расплачиваться" за сотрудничество с корпорацией собственными акциями, причем в каждом случае просматривается стремление довести размер этого пакета до контрольного.
Последующие годы характеризуются резким возрастанием числа подконтрольных ЭМК предприятий - к 1998 году их уже насчитывается порядка 25. В структуре корпорации появляются "Энергомашбанк" - опорное финансовое звено группы, а также новый крупный акционер - зарегистрированная на Британских Вирджинских островах фирма "Mardima Co Ltd.", со временем ставшая крупнейшим акционером ЭМК, владеющая 19 процентами акций корпорации. Сам А.Степанов формально владеет 1 акцией ЭМК, однако ни для кого не секрет, что президентом иностранной "фирмы-инвестора" (как во всех бумагах стали именовать "Mardima Co Ltd.") является он сам.
Примечательно, что на этом этапе предприятия - члены ЭМК оформляются уже не как партнеры, а как структурные подразделения. Это позволяет ЭМК диктовать свои условия предприятиям, выступая для них уже в роли эксклюзивного заказчика, а не посредника или партнера, как это было прежде. Тогда же тревожным звонком звучат первые последствия деятельности ЭМК. В частности, довольно скандальный характер еще в 1995 году приобретает история с банкротством "Атоммаша", арбитражным управляющим на который назначается А.Степанов. Впоследствии ЭМК становится одним из акционеров "Атоммаша", а затем создает на его основе ОАО "ЭМК-Атоммаш". Подобная схема "захвата" предприятий начинает использоваться повсеместно, и вскоре даже самым ярым сторонникам А.Степанова пришлось признать: "Энергомашиностроительная корпорация" из партнера превратилась в диктатора, полностью контролирующего предприятия отрасли.
ФИНТ ВТОРОЙ. "ФАНТАСТ ЛИРЧЕСКИЕ ИНВЕСТИЦИИ", ИЛИ РАЗМНОЖЕНИЕ ДЕЛЕНИЕМ
К концу 90-х годов в деятельности "Энергомашиностроительной корпорации" появляются первые тревожные тенденции. Несмотря на контролируемые корпорацией гигантские финансовые потоки, основные показатели "Энергомашиностроительной корпорации" заметно ухудшаются, и к 1997 году ее кредиторская задолженность вдвое превышает собственные активы. Руководство корпорации объясняет это большой долей бартерных операций и низким процентом "живых" денег (15-40%) в финансовых потоках заводов. Злые языки поговаривают об искусственном завышении руководством ЭМК кредиторской задолженности корпорации, но это еще нужно доказать. Доказывать некому, а тем временем ЭМК неумолимо идет к банкротству. В 1998 году на ЭМК вводится внешнее управление. Отрасль сотрясают слухи о крахе ЭМК.
В этой истории о банкротстве до сих пор много неясного. Вот уже третий год корпорация яростно сопротивляется любым попыткам назначить на должность внешнего управляющего представителя государства или кого-то из своих кредиторов. И сопротивляется небезуспешно: Московский арбитражный суд вновь назначил на эту должность "человека ЭМК" Н.Тайманова. Поговаривают, будто столь пристальное внимание руководства корпорации-банкрота к личности внешнего управляющего связано с необходимостью окончательно "замести следы" деятельности ЭМК и истинные причины ее банкротства. Нужно иметь в виду, что прокуратура Москвы взялась за расследование этого дела в поисках признаков умышленного банкротства.
Впрочем, пока юристы и прокуроры ломают себе голову в поисках истины и приобретенных ЭМК за годы своего существования акций предприятий, сам А.Степанов берет авторучку, слегка сокращает название своего прежнего "детища" и регистрирует под усеченным именем совершенно другую фирму, но с очень похожим названием: ОАО "Энергомашкорпорация". Время регистрации - 11 августа 1998 года. Адрес: г.Вельск Архангельской области. Специально для А.Степанова местные власти "выбивают" для Вельска статус свободной экономической зоны. Теперь новой ЭМК не грозят налоги. В обмен на это, а также на режим наибольшего благоприятствования ЭМК обещает к осени 1999 года построить в городе ТЭЦ. Сроки явно нереальные, но администрация соглашается. На дворе третье тысячелетие, а ТЭЦ как не было, так и нет. Но все довольны.
Однако для нас интереснее другое - состав учредителей "новой" ЭМК. Согласно документам ОАО "Энергомашкорпорация" - фирма со 100-процентным иностранным капиталом. Единственный учредитель - оффшорная компания "Dream Investments" (Британские Вирджинские острова). Надо отдать должное чувству юмора Александра Юрьевича Степанова, отразившемуся в столь изысканном названии фирмы (с английского его можно перевести как "Фантастические инвестиции"). Директор "фантастической" фирмы - глава департамента Азии ЭМК Алексей Плещев.
Теперь в России сразу две энергомашиностроительные корпорации. В обеих А.Степанов занимает пост генерального директора. Какая из корпораций где, по бумагам разобрать сложно. Для особо въедливых ЭМК-2 объявляет себя право-преемницей почившей в бозе "Энергомашиностроительной корпорации" и продолжает "рулить" предприятиями. На каком, собственно, основании - не вполне ясно. Если речь идет об акциях, доставшихся "в наследство" от ЭМК-1, то непонятно, каким образом они перекочевали в "Dream Investments", ставшую единственным учредителем "северной" корпорации.
Как бы то ни было, но с этого момента А.Степанов становится единовластным "хозяином" российского энергомашиностроения. Так был завершен первый, "тихий передел", собственности в энергомашиностроительной отрасли. Впереди были новые "крупные дела".
ФИНТ ТРЕТИЙ. ЧЕМ ДАЛЬШЕ В "БОР", ТЕМ БОЛЬШЕ ДРОВ
"Дела", как и предполагалось, не заставили себя ждать. Став единоличным "хозяином" отрасли, А.Степанов устроил настоящий "строевой смотр" всех подконтрольных предприятий, безжалостно подавляя любые попытки к сопротивлению. К чести российских энергомашиностроителей, подобные протесты возникали нередко. Первым попытался "оторваться" от ЭМК Белгородский завод энергетического машиностроения ("Белэнергомаш"), еще осенью 1998 года отказавшийся передать оперативное управление своей деятельностью "Энергомашкорпорации". На слуху и последние скандалы, связанные с попытками "Энергомашкорпорации" вернуть под свой контроль Ленинградский Металлический завод (ЛМЗ). Однако настоящим "хитом сезона" в последнее время стали действия ЭМК на Дальнем Востоке.
Еще два года назад ЭМК заявила о своей готовности инвестировать 25 миллионов долларов в ОАО "Бор" (г.Дальнегорск) - крупнейшее предприятие по добыче и переработке датолитовой руды. Изрядно подразнив приморцев очередными "фантастическими инвестициями", ЭМК убеждает руководство и акционеров ОАО "Бор" провести мероприятия по "оздоровлению" предприятия. Дескать, в противном случае инвестиции бессмысленны. Последние соглашаются, и осенью 1998 года по заявлению ЭМК арбитражный суд Приморского края вводит на ОАО "Бор" внешнее наблюдение. Внешним управляющим назначается представитель "Энергомашкорпорации" Б.Душанин - верный соратник А.Степанова. В рамках начавшейся процедуры банкротства он создает ОАО "Энергомаш-Бор", куда благополучно перетекают активы предприятия. При этом план внешнего управления осуществляется Б.Душаниным из рук вон плохо: кредиторы и акционеры ОАО "Бор" жалуются на нарушение очередности выполнения обязательств перед кредиторами и заключение внешним управляющим избыточных сделок.
Администрация города обращается в правительство с требованием снять Б.Душанина с поста внешнего управляющего, однако ЭМК удается отстоять своего ставленника.
Дальше - больше. По инициативе ЭМК предприятие переходит на толлинговую схему работы, при этом завод получает лишь стоимость переработки сырья, а вся прибыль оседает в ЭМК и ее дочерней компании. После протеста со стороны областной администрации и акционеров ОАО "Бор" компетентные государственные органы предписывают Б.Душанину прекратить осуществление толлинговых схем, однако контролируемый ЭМК комитет кредиторов отказывается выполнить и это требование. И так далее, день за днем, месяц за месяцем. Меняется лишь состав участников событий. Сегодня в них задействованы Мингосимущество, Генпрокуратура, Федеральная служба по финансовому оздоровлению и банкротству. Оно и понятно - ведь контрольный пакет акций ОАО "Бор" принадлежит государству. Однако власти спохватываются слишком поздно.
ЭПИЛОГ, КОТОРЫЙ МОЖЕТ СТАТЬ ЭПИТАФИЕЙ
Во всей этой истории поражает - нет, вовсе не деятельность А.Степанова - абсолЮтная беспомощность государства в защите своих, казалось бы, жизненных интересов. Чего стоит лишь увесистая пачка писем и распоряжений, касающихся деятельности ЭМК, составленных за последние год-два. Изведены тонны бумаги, государственная машина работает "на полную катушку", к делу подключены десятки следователей и экспертов в Москве, Санкт-Петербурге и Приморье. Но все без толку. Удивительная несогласованность действий государственных органов чем-то напоминает игру нашей хоккейной сборной на прошедшем чемпионате. С виду - весьма солидные ведомства. Громкие имена. Грозные обещания "разобраться". На практике - абсурднейшие ситуации, когда прокуратура Москвы расследует признаки умышленного банкротства "Энергомашиностроительной корпорации", а Московский арбитражный суд в очередной раз назначает на должность внешнего управляющего разорившейся компании представителя ее же бывшего руководства. И таких примеров лишь за последние два года наберется немало.
Нынешние события в стране дают надежду на то, что государство наконец-то научится защищать свои интересы не где-то там, за кордоном, но прежде всего на собственной территории. Хотелось бы только, чтобы ценой затянувшегося процесса "обучения" не стал полный развал российской промышленности, а "фантастические инвестиции" перестали бы быть главным фактором, определяющим ее развитие.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников