Александр Сергеевич точно обиделся бы

Время для посетителей строго ограничено — всего пять сеансов продолжительностью около часа

Посетителям Музея А. С. Пушкина в Гурзуфе оставили крошечный пятачок. Остальная территория находится под присмотром владельцев санатория «Пушкино»


Пятачок между платаном и кипарисом — только в этом пространстве могут находиться посетители Музея А. С. Пушкина в Гурзуфе. Вся остальная территория находится под зорким присмотром владельцев санатория, по иронии судьбы названного «Пушкино».

В 1820 году Пушкин впервые познал очарование Крыма. Покинув Кавказ, он посетил Керчь, Феодосию, а 20 августа оказался в Гурзуфе. В письме к брату Левушке поэт писал: «Морем отправились мы мимо полуденных берегов Тавриды в Юрзуф, где находилось семейство Раевского».

Да, поэт путешествовал по Крыму вместе с семьей Н. Н. Раевского — самим генералом, его сыном Николаем и дочерями Марией и Софьей, и никто из участников поездки не оставил подробного отчета. Но есть письмо Пушкина брату, написанное 24 сентября 1820 года в Кишиневе, сразу же после возвращения из Крыма. Другим свидетельством считается «Отрывок из письма к Д.» (судя по всему, к Дельвигу). Оно предназначалось для альманаха «Северные цветы», который вышел в апреле 1825-го.

Ночью по дороге в Гурзуф Пушкин написал восхитительную элегию «Погасло дневное светило:». Она появилась в журнале «Сын отечества» в том же 1820 году, без подписи, как и хотел поэт, с пометкой: «Черное море». В самом же Гурзуфе, скорее всего, были написаны стихотворения: «Увы! зачем она блистает:», посвященное одной из дочерей Раевского, и «Я видел Азии бесплодные пределы...».

В Гурзуфе путешественники прожили около трех недель. Пушкин назвал их «счастливейшими минутами жизни моей». Вновь приехавшие остановились в доме, построенном генерал-губернатором Новороссии герцогом А.-Э. дю Плесси Ришелье. Своими архитектурными формами здание ярко выделялось на фоне разбросанных по берегу татарских селений. Сам герцог здесь никогда не жил, а распорядился предоставлять его путешественникам. В дальнейшем похожий на сказочный дворец дом неоднократно перестраивался, но, к счастью, сохранился до нашего времени, хотя и в сильно измененном виде. Сегодня это единственное существующее в Крыму мемориальное здание, где бывал Пушкин.

Трудно предположить, какое из помещений занимал поэт. Одни исследователи считают, что он разместился в мансарде под крышей, другие полагают, что ему предоставили одну из комнат нижнего этажа. Пушкин писал: «В Юрзуфе жил я сиднем, купался в море и объедался виноградом». Но, конечно же, лукавил: сиднем не сидел, а много путешествовал, совершал прогулки в окрестностях Гурзуфа. До сих пор один из выдающихся в море утесов неподалеку от Гурзуфа называют Скалой Пушкина. В ее таинственные гроты можно попасть только со стороны моря. Увы, не сохранились разрушенные землетрясением 1927 года городские фонтаны, в свое время привлекшие внимание поэта.

До войны в доме размещался музей, затем он превратился в лечебно-физкультурный корпус санатория. С 1989 года помещения вновь стали использоваться под музейную экспозицию. Мы оказались в музее, когда здесь готовились отметить 220-ю годовщину со дня рождения Пушкина и 199-ю со дня его посещения Крыма.

Музей великолепен. Чувствуется, что сотрудники стремятся сохранить пушкинскую атмосферу, обстановку того дня, когда 21-летний юноша переступил порог пятикомнатного дома Ришелье. Сегодня в каждой из них, знакомясь с музейной экспозицией, можно много узнать о пребывании поэта в Гурзуфе, об окружавших его людях. В «Отрывке из письма к Д.» Пушкин отметил: «В двух шагах от дома рос молодой кипарис; каждое утро я навещал его, и к нему привязался чувством, похожим на дружество».

Мы тоже увидели перед домом огромный кипарис — тот самый, с которым подружился Пушкин. Чуть в стороне могучий платан, посаженный в 1838 году в память о гибели поэта. По словам сотрудников, прилегающая к музею территория ограничена пространством между кипарисом и платаном. Дальше идти нельзя — там начинается владение санатория, куда вход строго ограничен.

По иронии судьбы, санаторий носит название «Пушкино» и принадлежит частному лицу. Желающие посетить музей с пушкинской экспозицией должны подойти к металлической ограде в определенный час и под присмотром суровых охранников ждать, когда появится сотрудник музея и заберет любознательных с собой. Самостоятельно идти в сторону музея руководство санатория никому не разрешает.

Время для посетителей строго ограничено — всего пять сеансов продолжительностью около часа. К тому же музей закрыт по понедельникам и вторникам. Надзор и ограничения, конечно, отпугивают людей. «На пять минут раньше забираете», — грозно сказал охранник, когда мы увидели приближавшуюся к нам сотрудницу музея...

Мы осматривали экспозицию в гордом одиночестве. А ведь незадолго до этого там же, в Гурзуфе, посетили еще один музей, где одна группа экскурсантов сменяется другой. Речь идет о «Даче А. П. Чехова и О. Л. Книппер», куда можно попасть семь дней в неделю с 10 до 18 часов. Очень обидно за всех, кто в 220-ю годовщину Пушкина не смог побывать в замечательном музее в Гурзуфе. Только из-за того, что в санатории «Пушкино» поклонников поэта считают чужаками, за которыми нужен глаз да глаз.

Комментарии для сайта Cackle
Конкурс на лучшее применение мавзолею Ленина, объявленный Союзом архитекторов, пришлось закрыть через два дня из-за шквала негатива.